Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Корниловский мятеж. Исторические расследования РАПСИ

1/2
11:00 01/09/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В двадцать девятой главе рассказывается, откуда в демократической России возник запрос на установление диктатуры. А также объясняется, как личные страхи Керенского привели к вооружению большевиков, что и стало залогом октябрьского переворота. 

Летом 1917 года все основные тенденции развития русской революции обозначились довольно четко. Процесс демократизации, дойдя до известных разумных пределов, пошёл дальше. И от таких количественных приращений это позитивное явление стало менять свое качество на противоположное.

Рабочие сами себе назначали размер зарплаты, продолжительность и графики работы, крестьяне захватывали частновладельческие земли и чужую собственность, солдаты сами решали: идти им в наступление или отдохнуть. Железнодорожные работники и служащие установили себе «щадящие» режимы работы и массово срывали все поставки: подвоз хлеба к городам, а также боеприпасов и продовольствия на фронт. 

Дезертирство приняло ужасающие масштабы, преступность зашкаливала. Страна шла вразнос. Однако выступить против этого саморазрушения государства никто не решался: это было бы расценено как контрреволюционные действия.

Тем не менее объективные исторические закономерности должны были реализоваться: все подобные безбрежные революции неизбежно заканчиваются установлением диктатуры. Революция в Англии XVII века закончилась установлением диктатуры ее военного вождя генерала Кромвеля, принявшего звание лорда-протектора. Великая французская революция XVIII века при всей ее демократичности и радикализме закончилась диктатурой Наполеона, объявившего себя императором.

Грамотные люди в России знали об этих закономерностях, поэтому уже в июне-июле они заговорили о кандидатурах на «должность» диктатора. И это не было заговором узкого круга лиц, об этом свободно писали в прессе. В газетах прямо обсуждались эти вопросы, назывались имена. В диктаторы прочили генерала Алексеева, вице-адмирала Колчака и генерала Брусилова.

Но это были кандидаты государственников, т.е. лагеря правопорядка. Так получилось, что в нём о диктатуре мечтали теперь не только монархисты и крайне правые, но и вчерашние демократы: кадеты и октябристы, выброшенные на обочину общественно-политической жизни теми самыми процессами демократизации, зачинателями которых они и являлись в свое время. 

О диктатуре (только своей) мечтали и на другом полюсе политических сил России. Ленин прекрасно знал, чем закончится это перерастание демократии в анархию. И большевики под его руководством специально способствовали всем этим разрушительным процессам. 

Российская демократия таким образом, выйдя за рамки своей качественной определенности, т.е. нарушив меру, была обречена. Вопрос стоял только о том, кто установит диктатуру: правые или левые.

Первыми выступили правые. Причем как раз выступили именно под предлогом недопущения установления власти крайних левых. Возможно, последним толчком к решительным действиям стало падение Риги 21 августа. Корнилову стало совершенно ясно, что с армией, находящейся в таком состоянии, он не сможет защитить столицу и страну. 

Нет, это был не просто мятеж военных, пытавшихся произвести государственный переворот. Тут все было сложнее и запутаннее. Дело в том, что о необходимости установления в стране порядка «твердой рукой» говорил и сам Керенский, и почти все его министры. 

Английский посол Бьюкенен передал своему правительству слова министра иностранных дел Терещенко: «Остается только одно: введение военного положения во всей стране, использование военно-полевых судов против железнодорожников и принуждение крестьян к продаже зерна… На мой вопрос о том, разделяет ли его взгляды Керенский, Терещенко ответил утвердительно, но сказал, что у премьера связаны руки». А руки у Керенского были связаны Советами и большевизированными солдатами питерского гарнизона. Следовательно, напрашивалась мысль, помочь развязать ему руки. 

Таким образом, цели у Керенского и Корнилова в главном совпадали. Расхождения обнаружились в технологии установления нового, более жесткого режима и в том, кто будет во главе его. 

Керенский совсем был не против использовать Корнилова как инструмент наведения порядка, но парадокс состоял в том, что сам-то он держался исключительно благодаря существованию и противоборству двух противоположных сил, т.е. балансируя между правыми и левыми. В этом и состояла суть и особенность его власти. Образно говоря, он одной ногой стоял на правых, другой – на левых. Ликвидация любого из полюсов лишила бы его опоры и привела бы его к падению. 

И, кажется, он сам понимал это. Потому и поставил невыполнимую задачу: навести порядок в стране с помощью армии, ослабить левых, но самому удержаться у власти. Однако военные мыслили более логично: если Временное правительство настолько слабо, что само не может установить порядок, то они это сделают сами, но тогда зачем оно – это безвластное правительство?

Эти точки зрения обозначились во время тайных переговоров между Керенскими и Корниловым. Да-да, в подготовке государственного переворота участвовал сам министр-председатель. Правда, посланцы Корнилова не всё передавали Керенскому, что говорилось в Ставке. А там сторонники переворота планировали передать власть триумвирату: Корнилов-Керенский-Савинков и произвести большие принципиальные замены министров в правительстве. 

Министры-социалисты должны были быть изгнаны из правительства, но сразу возникал естественный вопрос: а зачем тогда там Керенский – самый главный социалист?! Если уж меняется суть власти: переход от демократии и демагогии к опоре на силу, то зачем этой новой власти «Главноуговаривающий русской революции»?! Керенский явно был лишним в планировавшейся новой системе управления государством. И он сам, анализируя предложения переговорщиков, начинал понимать это. Диктатура будет – это реально, но диктатором будет не он. 

Наконец, в одном из последних посланий корниловцев Керенскому ему предложили в новом правительстве портфель министра юстиции. Вот это да, какая дерзость! Он им «разрешил» устроить переворот, а они его – во второстепенные министры! Это же полный крах карьеры! Вернуться снова к тому, с чего начинал в марте? Да и по контексту переговоров становилось понятно, что те качества, которые возвели Керенского на вершину власти, не будут востребованы в новом правительстве, а значит, он там пробудет недолго.

И тогда Керенский прекращает переговоры с корниловцами. Теперь уже большевики представляются ему меньшим злом. Они ослаблены своим неудачным выступлением в июле, против них – «немецких шпионов» настроена большая часть населения и у них нет столько дивизий, сколько у Корнилова. 

Но Главнокомандующий, считавший, что он получил «добро» от первого лица, уже двинул на Петроград войска. В поход выступил 3-ий конный корпус под командованием генерала Крымова и Дикая дивизия. Им был послан приказ Корнилова: «В случае получения от меня или непосредственно на месте (сведений) о начале выступления большевиков, немедленно двигаться с корпусом на Петроград, занять город, обезоружить части петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать советы».

«А выступления большевиков вовсе и не ожидается», – воскликнул передумавший Керенский и приказал остановить передвижение войск в сторону столицы. Но генерал Крымов ответил Керенскому: «Остановить начавшееся с Вашего же одобрения дело невозможно». 

Тогда Керенский на заседании правительства объявляет действия Корнилова «мятежом», однако министры его не поддерживают: ведь мысль о подавлении разрастающейся анархии в столице военной силой была общей идеей. А Корнилов, полагая, что он действует по согласованному плану, присылает телеграмму Керенскому о том, что части Крымова будут в городе уже 28-го и просит в связи с этим объявить в Петрограде военное положение. 

Предательство Керенского приводит Корнилова в ярость. Он отказывается выполнить приказ Керенского об освобождении его от должности Главнокомандующего, а ни один из генералов не соглашается заменить Корнилова на его посту. Тогда Керенский принимает на себя командование армией. В ответ Корнилов заявляет о том, что берет всю полноту власти в стране в свои руки. Вот теперь это уже настоящий мятеж.

Керенский буквально мечется в страхе. Ему доподлинно известно, что почти все офицеры столичного гарнизона на стороне любимого и уважаемого генерала. А кто же будет его защищать? Ни на одну часть невозможно положиться. Ему оставалось только одно: призвать на помощь другую полярную силу – большевиков; уж они-то беззаветно будут сражаться против Корнилова, который и идет на столицу с главной целью – уничтожить их. 

И десятки тысяч винтовок раздают большевистской Красной гвардии. Раздают, вроде бы, только на время отражения мятежа, но потом они не вернутся в арсеналы, а будут использованы в октябрьские дни именно против Временного правительства. А в личный караул Керенский просит поставить… отряд матросов с самого большевизированного корабля Балтики – крейсера «Аврора». 

Мятеж Корнилова провалился. Нет, кровопролитных сражений противоборствующих сторон не было. Просто граждане демократической России, в т.ч. солдаты, казаки и горцы были в то время еще совсем не готовы к гражданской войне. 

Хлебнувшие свободы весной 1917 года, быстро отвыкшие от насилия и привыкшие все вопросы решать на митингах, они решительно не понимали необходимости стрелять «в своих». Они и в этом случае дружно собирались на митинги, на которых выступали и большевики, и анархисты, и другие противники мятежа. 

А выслушав все соображения ораторов, казаки выносили резолюции: «В своих стрелять не будем». Части генерала Крымова отказались выполнять приказы командования и остановились на подступах к Питеру. Генерал Крымов застрелился.

Таким образом, установить правую военную диктатуру не удалось. Теперь слово было за левыми. Политический маятник пошел в их сторону. Наступало время их попытки установить свою власть. 

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 8 сентября.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Корниловский мятеж. Исторические расследования РАПСИ

11:00 01/09/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований о событиях, случившихся в России сто лет назад. В двадцать девятой главе рассказывается, откуда в демократической России возник запрос на установление диктатуры. А также объясняется, как личные страхи Керенского привели к вооружению большевиков, что и стало залогом октябрьского переворота.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости