Рейтинг@Mail.ru
 

Арбитражная практика

Рынок может выдохнуть: эксперты о решении по делу "Сбербанка" и "Транснефти"

1/2
14:16 01/09/2017

МОСКВА, 1 сен - РАПСИ. Суд, отменив решение о незаконности сделок Сбербанка с «Транснефтью», заложил правила и критерии к определению уровня профессионализма контрагента и его опытности в определенной сфере, а также спас рынок от волны аналогичных споров, считают эксперты, опрошенные в пятницу РАПСИ. 

Девятый арбитражный апелляционный суд удовлетворил жалобу Сбербанка, отменив решение о незаконности сделки с «Транснефтью» с производными финансовыми инструментами на сумму 66,5 миллиарда рублей.

Партнер юридической фирмы Сергей Савельев назвал постановление Девятого арбитражного апелляционного суда правильным и корректным. «Рынок финансовых инструментов может выдохнуть», - сказал юрист, пояснив, что теперь можно не ожидать поступления в суды вала аналогичных исков к банкам и финансовым организациям. 

По мнению Савельева, если бы решение Арбитражного суда Москвы по иску «Транснефти» к Сбербанку вступило в силу, то это вряд ли привело бы к коллапсу или обрушению на рынке производных финансовых инструментов, однако последствия все равно были бы неблагоприятными. Решение не в пользу Сбербанка повлекло бы за собой подорожание услуг, связанных с финансовыми производными инструментами, поскольку банки стали бы закладывать риски судебной отмены соглашения с контрагентами в цену договора, отметил Савельев.

Комментируя постановление апелляции, юрист обратил внимание на то, что в нем было установлено наличие у «Транснефти» релевантного опыта в ведении аналогичной деятельности. Кроме того, в определении арбитражного суда говорится о наличии у сторон возможности заблаговременно согласовать условия договора. Таким образом, нельзя говорить о том, что «Транснефть» имела более слабую позицию при заключении сделки.

Партнер Адвокатского бюро «ЕМПП» Мерген Дораев сказал РАПСИ, что после серии неудач в делах об оспаривании деривативов постановление апелляции по делу «Транснефти» против Сбербанка вызывает у него положительную реакцию. «Суду удалось объективно разобраться в достаточно сложных материях и установить, что действия Сбербанка в полной мере соответствовали поведению любого другого добросовестного профучастника. Стоит заметить, что суд не ограничился отменой решения по формальным основаниям, в числе которых пропуск срока исковой давности, применение эстоппеля. Существенная доля мотивировочной части посвящена рассмотрению доводов сторон по существу - порядку раскрытия информации, уровню профессионализма «Транснефти», экономике сделок, прогнозированию курса валюты и так далее. Суд предоставил некие ориентиры, которые могут облегчить профучастникам структурирование сделок с деривативами в будущем», - сказал эксперт. 

Принципиально важное решение 

Партнёр юрфирмы «Лидингс» Степан Гузей отметил, что множество вопросов, волновавших участников рынка, получило свое развитие и разрешилось в пользу сохранения стабильности. «Суд детально изучил текст декларации о рисках, указав ключевые моменты, свидетельствующие о надлежащем раскрытии рисков по сделке. При этом подтвердил, что подписание декларации не является обязательным требованием, а это является крайне важным выводом, поскольку многие сделки с деривативами заключались без оформления соответствующих деклараций. При ином подходе рынок могла бы захлестнуть волна аналогичных споров. Суд также заложил определенные правила и критерии к определению уровня профессионализма контрагента и его опытности в определенной сфере», - сказал собеседник агентства. 

При это эксперт считает, что подачи кассационной жалобы все же стоит ожидать. «Будем надеяться, что суд кассационной инстанции поддержит эту линию и не будет закручивать гайки в регулировании рынка, который итак слаженно работает без судебного вмешательства», - сказал он.

Партнер юридической фирмы Mansors Роман Зыков убеждён, что решение арбитражного суда имеет значение как для финансового рынка, так и для рынка в целом, потому что в очередной раз подтверждает приверженность судов принципу pacta sunt servanda. «Важно, что суд дал оценку спору, как спору между двумя равными субъектами. В этом смысле, аргумент о недобросовестности в данном деле теряет свою актуальность. И поскольку производные ценные бумаги являются сложным инструментом, всегда важно, чтобы эмитент и брокер давали исчерпывающую информацию о продукте. Условия размещения должны быть однозначными, полными и без внутренних противоречий и ошибок, что на практике, к сожалению, случается и влечет неопределенность. Например, может быть неверно указана величина барьера пробития в разных документах ноты и непонятно какая из величин правильная. Из решения суда по комментируемому делу усматривается, что ответчик изначально предоставил полную информацию, а далее, осуществлял информационную поддержку клиента», - сказал Зыков. 

Эксперт также согласен с тем, что противоположное решение могло бы повлечь череду исков, так как достаточно крупные потери на производных бумагах прежде были и у «Роснефти», «Уралкалия», «Аэрофлота», Новатэка, «Ленты» и других. Зыков также полагает, что решение в вышестоящей инстанции устоит. 

Партнер Оррик Константин Кроль обращает внимание на то, что, несмотря на уникальность дела, связанную с оспариванием именно производных финансовых инструментов, в постановлении суда апелляционной инстанции присутствуют выводы, которые могут быть использованы в широкой категории дел.

«В первую очередь, речь идет о применении эстоппеля и срока исковой давности. Оспаривать сделку спустя три года с момента ее заключения и спустя год с момента последнего платежа по ней, когда поведение контрагента свидетельствовало о ее действительности, является исключительно опасной практикой, разрушающей стабильность гражданского оборота. Ее поощрение и развитие порождало бы существенные риски и приводило к основательному подрыву гражданского оборота», - сказал эксперт. 

По мнению Кроля, интересные выводы сделаны в отношении конкуренции оснований недействительности сделок. «Суд четко дал понять, что следует применять специальные основания недействительности сделок, даже если имеются предпосылки для применения общих оснований. Наконец, решение является принципиально важным для рынка производных финансовых инструментов в России. Если бы решение суда первой инстанции устояло, по отечественному рынку ПФИ был бы нанесён серьёзный удар, ведь десятки и сотни аналогичных сделок на миллиарды рублей были бы поставлены под сомнение. Это могло бы привести к тому, что рынок деривативов ушёл бы из российской юрисдикции, как уже было после 1998 года. От этого бы выиграли иностранные банки, заключающие сделки по английскому праву и подчиняющие их юрисдикции иностранных судов, и проиграли бы российские банки и рынок в целом», - уверен Кроль. 

Эксперт теперь ожидает решения кассационной инстанции и считает важным, чтобы Верховный суд РФ высказал своё окончательное мнение в порядке надзора. «Это дало бы участникам рынка дополнительный комфорт. Иначе существует риск появления новых судебных решений по аналогичным делам с непредсказуемыми выводами», - заключил Кроль. 

Понятные правила игры 

В свою очередь в самом Сбербанке посчитали постановление суда апелляционной инстанции законным и обоснованным. Указанный судебный акт вносит правовую определенность в складывающуюся практику использования производных финансовых инструментов, отметили в кредитной организации.

«Суд признал сделку, заключенную между Сбербанком и «Транснефтью», действительной и соответствующей конструкции опционных договоров, закрепленной в законодательстве РФ, указав также, что стороны при заключении сделки в равной мере определяли ее условия. Суд правильно установил обстоятельства дела. В частности, суд отметил, что при заключении оспоренной «Транснефтью» сделки Сбербанк действовал добросовестно, поскольку заблаговременно, достоверно и ясно раскрыл «Транснефти» информацию об условиях сделки и рисках, связанных с ее заключением, несмотря на отсутствие в законодательстве требования о таком раскрытии. Суд также пришел к правильному выводу о том, что «Транснефть» приняла на себя валютный риск укрепления курса доллара США к рублю, и поэтому должна самостоятельно нести негативные последствия наступления этого риска, а не перекладывать их на другую сторону. Таким образом, суд указал, что невыгодность сделки не является основанием для ее оспаривания», - сказали РАПСИ в Сбербанке. 

В пресс-службе также добавили, что суд указал на недопустимость обхода закона при оспаривании сделок: ссылки на заблуждение/умолчание контрагента об информации при заключении сделки должны рассматриваться в контексте специальных статей 178 и 179 ГК РФ (которые в качестве последствий предусматривают оспоримость сделок и допускают оспаривание сделок в течение 1 года), а не общих статей 10 и 168 ГК РФ (которые предусматривают возможность признания сделок как оспоримыми, так и ничтожными и допускают оспаривание сделок в течение 3 лет). 

«Суд особо подчеркнул, что обстоятельства, на которые ссылалась «Транснефть» (нарушение императивного требования о недобросовестном поведении участников гражданского оборота и нарушение интересов самой «Транснефти»), сами по себе не говорят о нарушении публичных интересов, а потому не могу вести к ничтожности сделок. Таким образом, постановление суда закладывает прочные основания и устанавливает понятные «правила игры» для сделок, совершаемых на рынке производных финансовых инструментов. Оно продемонстрировало, что сделки с ПФИ могут получить законную судебную защиту в России, что является важным фактором для стабильного развития рынка», - заключил Сбербанк. 

Партнер АБ «Падва & Эпштейн» Антон Бабенко думает, что решение по делу «Транснефть» против Сбербанка могло негативно повлиять на рынок деривативов. «Суд первой инстанции констатировал наличие у банков обязанности по максимально полному раскрытию информации о сущности и рисках по сделке. Такой подход отличается от деловой практики. В этом деле суд первой инстанции не принял доводы ответчика, что «Транснефть» – компания с достаточно большим опытом на рынке деривативов и поэтому не нуждается в дополнительном разъяснении ей сути сделки. 

Если решение поддержит кассация, по аналогичным основаниям могут быть оспорены и другие сделки, совершенные в предшествующий период. Подход апелляции к доводам сторон о распределении рисков, невозможности применения указанных истцом оснований недействительности сделки более соответствует складывающейся судебной практики по схожим делам», - сказал собеседник агентства. 

 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Рынок может выдохнуть: эксперты о решении по делу "Сбербанка" и "Транснефти"

14:16 01/09/2017 Суд, отменив решение о незаконности сделок Сбербанка с «Транснефтью», заложил правила и критерии к определению уровня профессионализма контрагента и его опытности в определенной сфере, а также спас рынок от волны аналогичных споров, считают эксперты, опрошенные в пятницу РАПСИ.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости