Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Взрыв или управляемая реакция? Исторические расследования РАПСИ

14:50 17/02/2017

РАПСИ начинает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в столице России в 1917 году. На основании достоверных источников автор разбирает «загадку Февраля», чтобы осмыслить ее и попытаться ответить на главные для сегодняшнего дня вопросы о причинах и природе законодательных и правовых изменений, перевернувших жизнь в России ровно сто лет назад.

Февральская революция в России, пожалуй, одна из самых загадочных в мировой истории. Она же – самая открытая и прозрачная. В отечественной историографии и в мемуарной литературе так и существуют вот такие два взаимоисключающих полярных мнения. Эта революция была ожидаемой и легко прогнозируемой, говорят одни. Революция оказалась совершенно неожиданной, утверждают другие. 

С источниками, вроде бы, проблем нет. В чем же тогда пресловутая загадочность Февраля? А в том, что нам, действительно, хорошо известно, что происходило на сцене, но очень мало известно то, что происходило за кулисами наблюдаемой всеми драмы. 

Например, есть суждение о том, что Февральская революция – дело рук масонов. И если говорить о фактах, то, действительно, пять членов первого состава Временного правительства: Керенский, Некрасов, Коновалов, Терещенко и Ефремов входили в тайные масонские организации. 

И тут же еще более сложный вопрос: а кто стоял за самым влиятельным одно время человеком – за Григорием Распутиным? Убили, утопили и – концы в воду? Но вопросы-то остались: юродивый, авантюрист или чей-то агент? Он ведь не только министров, но и премьеров менял – это не шутки. В итоге, его фигура некоторыми исследователями объявляется главной причиной падения монарха. 

А роль императрицы, которая довольно жестко «рулила» Николаем II?! Немка по происхождению она открыто была против войны с Германией и позднее выступала за сепаратный мир с нею, что породило невероятной силы слухи о государственной измене у самого трона. Эти слухи, как многие считают, и явились чуть ли не главным фактором свержения монархии. Ну, и разумеется, догадки о том, что в воюющей державе вне всякого сомнения действовали иностранные разведки, как противников, так и союзников, создававшие даже на самом верху сеть «агентов влияния». И прочее, и прочее…

Намного более загадочнее стала Февральская революция в советские времена. Почему? Да потому что стержнем всей советской историографии априори являлось неоспоримое положение о том, что во всех трех революциях в России гегемоном (вождем) выступал рабочий класс под руководством его партии – большевиков. 

В этом главная причина колоссальной фальсификации истории Февраля. 

Это была чудовищная натяжка без минимальной опоры на факты. Дело в том, что революционные партии: социал-демократы и социалисты-революционеры (эсеры) во время войны были полностью разгромлены и признаков жизни не подавали. Их лидеры были либо в ссылке, либо в эмиграции. Местные организации в большинстве своем вообще перестали функционировать. 

Между теми, где еще жизнь теплилась, связи не было абсолютно, как и с центром. Да и действующего Центра как такового не было, пять большевистских депутатов Госдумы были осуждены и сосланы в Сибирь. Жандармский полковник Спиридович, автор первой книги по истории эсеров, (он их «опекал» по службе и имел в своем распоряжении всю информацию об этой партии), честно и достоверно докладывал царю «Партии эсеров в России не существует.» О партии большевиков это тоже можно было сказать, тем более, что на этот момент, согласно решению IV (объединительного) съезда РСДРП 1906 года, меньшевики и большевики на местах входили в одни общие организации и не размежевывались.

Таким образом, революционные партии эту революцию не готовили – однозначно. И их лидеры многократно это признавали. Более того, они ее не узнали, даже когда она началась. 26 февраля на квартире у А. Керенского собрались представители социалистических партий, которые дружно констатировали, что в обозримом будущем революции в России не предвидится.

Большевик Юренев твердо заявил: «В России нет и не будет никакой революции…, нужно готовиться к долгому периоду реакции». А уже через месяц один из лидеров партии эсеров В. Зензинов признается: «Революция ударила как гром с ясного неба и застала врасплох существующие общественные организации. Она явилась великой и радостной неожиданностью и для нас, революционеров».

А кто же тогда готовил революцию? 

В советские времена про думские партии кадетов и октябристов принято было говорить только в крайне неуважительном тоне. Я так и запомнил со школьных и студенческих лет, что эти «соглашатели» только путались под ногами, устраивая всяческие козни пролетариату и большевикам на их верном пути. Разве они могли быть вождями освободительного движения!? Мы же твердо помнили, что этапов этого движения было три: дворянский, разночинский и пролетарский, так что их время давно прошло и только рабочий класс мог быть гегемоном даже в буржуазно-демократических революциях. Это принималось как аксиома.

Ну, а тогда что остается? 

Итак, попробуем всё же отследить события, случившиеся в столице России в 1917 году. Источники есть. Остается дело за малым: извлечь из них максимально возможную по объему достоверную информацию, осмыслить ее и попытаться ответить на главные вопросы о причинах и природе законодательных и правовых изменений, перевернувших жизнь в России ровно сто лет назад.

Выстрел кадетской «Авроры»

С детских лет мы помним кинофильмы про события 1917 года и особенно ярко запечатлелись в памяти картинки народных демонстраций с лозунгами «Долой самодержавие». Да, такие плакаты в то время были. Но было ли «самодержавие»? 

Давайте посмотрим на это с государственно-правовой точки зрения. Ведь была же Первая русская революция. А коли этот момент в истории общепризнанно получил название «революции», то, следовательно, произошло что-то радикальное. Энциклопедии нам поясняют, что революция – это «коренное преобразование в какой-либо области человеческой деятельности», а политическая революция обычно приводит к «смене одного политического режима другим». Но если до 1905 года в России было, действительно, самодержавие, то после нее, стало быть – нечто другое: революция же случилась. 

Да, в 1905-1907 годах произошло многое. Но главным итогом Первой русской революции стало появление в России выборного законодательного органа - Государственной Думы, а также наполовину выборного Государственного Совета. И в новой редакции Основных законов Российской империи статья 86 теперь гласила: «Никакой новый закон не может воспоследовать без одобрения Госдумы и Госсовета». 

Никакой! Но ведь «самодержавие» - это когда единственным источником и главой всех трех ветвей власти является ничем и никем не ограниченный монарх. А в новой редакции Основных законов даже была устранена характеристика власти императора как «неограниченной». Это слово исчезло. Значит, появились ограничения? Да, законотворчеством отныне император уже не мог заниматься. Законодательная власть оказалась в руках избранных народом депутатов. Так какое же это тогда «самодержавие»? 

Но и конституционной монархией сложившуюся после 1905 года форму правления не назовешь. Однако статью 86-ую Основных законов вполне можно считать конституционным актом. В итоге, какое-то уже ограниченное самодержавие получилось, этакое «полусамодержавие».

Но такие промежуточные подвешенные состояния по определению не держатся долгое время. Своим Манифестом от 17 октября 1905 года царь сказал «А», и общество стало ожидать «Б». Одни партии стали ждать и требовать от императора дальнейших аналогичных прогрессивных реформ, а другие стали готовить второе издание революции, посчитав первую – «репетицией». 

Однако, грянула война и весь народ поднялся как один в патриотическом порыве, поддерживая своего царя в войне против супостатов. Все революционные оппозиционные партии, выступившие против войны, полностью потеряли поддержку в массах. Казалось, наступил длительный период реакции. Как уже говорилось, политики левого толка в связи с такими настроениями народа не предчувствовали надвигавшуюся революцию. 

Но ее почуяли поэты, у которых с Богом более короткая связь. В сентябре 1915 года 22-летний Владимир Маяковский пишет «В терновом венце революции грядет шестнадцатый год». Что?! Какая революция? Народ ходит по улицам и площадям с хоругвями и портретами царя, в ресторанах и других публичных местах каждые полчаса исполняют гимн «Боже царя храни!», и все присутствующие в едином порыве встают, подпевают, крестятся и плачут. Солдаты идут в бой с кличем «За Веру, Царя и Отечество!» Какая к черту революция? Такого единения царя с народом давно не наблюдалось. Но поэт не ошибся. А если и ошибся, то всего на пару месяцев: революция придет в феврале 1917-го. 

Но датировать ее начало точнее будет с 1 ноября 1916 года. Именно в этот день грянул гром, предвещающий грозу.

Политических партий в России было много, но, выделим из них только четыре основных. Две организации: социалисты-революционеры и социал-демократы относились к революционным партиям, а кадеты с октябристами – к реформистским. Последние, как верно было отмечено в советской историографии: пытались «договориться с царизмом» и не хотели революции. Но угрозу ею они активно использовали в своей политической борьбе. В одной из газет того времени однажды поместили остроумную карикатуру: кадеты стоят перед царем и умоляют его «Ваше Величество, дайте конституцию, а то эсеры опять стрелять будут».

Кадеты и октябристы, действительно, стремились при всех преобразованиях оставаться в правовом поле. Среди ведущих идеологов этих партий было много юристов, и они были серьезно озабочены легитимностью будущей новой власти. Брать власть в результате насильственного переворота они принципиально не хотели.

Однако, договариваться с царем насчет продвижения к конституционным порядкам всё никак не получалось. И тогда неудачи в войне стали к концу 1916 года основным козырем в руках реформистов. Они во весь голос говорили о том, что все поражения страны объясняются именно указанным выше промежуточным состоянием в форме правления. Власть, по их мнению, должна была всё более переходить под контроль «общества». И они хотели этого добиться эволюционным путем, постепенно. Так, они не имели права контролировать исполнительную власть, по закону это оставалось прерогативой императора. 

Поэтому, оставаясь на правовых позициях, реформисты выдвигают в Госдуме очень неопределенное в юридическом смысле требование «правительства доверия». Что это такое? Да просто думцы хотели, чтобы кандидатуры в министры их устраивали. Но царь не был обязан согласовывать назначения высших чиновников с Госдумой и решительно не хотел создавать даже подобие такого прецедента. Не внял он мольбам кадетов и октябристов, хотя бы не ставить во главе ведомств «одиозные фигуры». Подбор кандидатов на должности министров по-прежнему происходил в узком кругу, и «царская камарилья» и не собиралась обсуждать эти вопросы в Думе.

И тогда у кадетов, которые до этого хотели договориться с царем «по-хорошему», лопнуло терпение. 1 ноября 1916 года лидер Конституционно-демократической партии народной свободы Павел Николаевич Милюков выступил в Думе с оглушительной и бескомпромиссной речью. Она вошла в историю под заголовком «Что это: глупость или измена?». Действительно, в речи этот риторический вопрос рефреном повторяется несколько раз. Перечисляя одно за другим провальные действия правительства, Милюков выкрикивал в зал вопрос: «Что это: глупость или измена?» И зал встречал эти слова бурными аплодисментами и репликами: «последствия одни и те же». 

Выводы оратора были очень жесткими: «Мы потеряли веру в то, что эта власть может привести нас к победе. Власть опустилась ниже того уровня, на каком она стояла в нормальное время нашей русской жизни и пропасть между нами и ею расширилась и стала непроходимою. Все частные причины сводятся к одной: неспособность и злонамеренность данного состава правительства. Это наше главное зло».

Упоминание про «непроходимую пропасть» между «обществом» и властью означало одно: либералы объявили войну царю, время переговоров закончилось. Протянутую кадетами руку власть не приняла, и ладонь превратилась в кулак. Старт перевороту был дан. Выступление Милюкова стало знаком, сигналом, это было подобно выстрелу «Авроры». Дальше всё покатилось как под гору.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 24 февраля.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Взрыв или управляемая реакция? Исторические расследования РАПСИ

14:50 17/02/2017 РАПСИ начинает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в столице России в 1917 году. На основании достоверных источников автор разбирает «загадку Февраля», чтобы осмыслить ее и попытаться ответить на главные для сегодняшнего дня вопросы о причинах и природе законодательных и правовых изменений, перевернувших жизнь в России ровно сто лет назад.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости