Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Военно-революционный комитет. Исторические расследования РАПСИ

11:01 27/10/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. Тридцать седьмая глава описывает последнюю и решающую стадию подготовки к захвату власти большевиками. Подробно освещаются исторические обстоятельства, позволившие Троцкому оставить защитников Временного правительства практически безоружными.

Удивительный это был процесс – подготовки большевиками государственного переворота. По сути, заговор, но под этим термином обычно понимается тайная подготовка, а тут – почти всё в открытую. Вопрос обсуждается на заседаниях актива ленинской партии, Каменев и Зиновьев «пробалтываются» об этом в прессе.

Но этим не ограничивается утечка информации, она исходит из разных источников. Так, большевики, работая в военных частях гарнизона, открыто говорят солдатам о своих целях свержения правительства. Для подготовки переворота им нужно было соответственно настроить и красногвардейцев, и солдат.

Никакой тайны в готовящемся большевиками восстании, пожалуй, не было. И об этом свидетельствует то, что противники ленинцев несколько раз уже прогнозировали его дату: вначале говорили о 17 октября, затем появилась цифра 20 октября, потом – 22-е. Следовательно, у власти, вроде бы, имелось время подготовиться к отпору переворотчикам. Но этого сделано не было.

На последней стадии подготовки вооруженного восстания большевикам понадобилось создание самого настоящего штаба по его руководству. Ленин ведь учил относиться к восстанию «как к искусству». В отличие от стихийной Февральской революции, следующая «пролетарская» должна была произойти строго по плану и под началом партии.

И тут самый настоящий подарок большевикам сделали правые эсеры-оборонцы. После потери нескольких островов в Рижском заливе они вдруг подняли большой шум по поводу того, что состояние армии пришло в крайнюю степень разложения, и она уже не в состоянии удержать противника, который теперь может прорваться даже в центральные районы России.

Подлил масла в огонь Керенский, заявивший о возможном переносе столицы в Москву. Немедленно слух о том, что Временное правительство готовится к сдаче Петрограда немцам пронесся по городу, как взрыв сухого пороха. Поднялась самая настоящая паника. Предпарламент, заразившись этой паникой, занял воинствующие позиции, присоединился к истерике и потребовал отчета у Керенского, вызвав его на свое заседание.

А бывший председатель Госдумы Родзянко сделал еще одну подсказку большевикам. В газете «Утро России» он написал: «Петроград находится в опасности… Я думаю, бог с ним, с Петроградом… Опасаются, что в Питере погибнут центральные учреждения (т. е. Советы и т. д.). На это я возражаю, что очень рад, если все эти учреждения погибнут, потому что кроме зла России они ничего не принесли».

На самом деле опасность над Петроградом действительно нависла после сдачи Риги, но немцы вряд ли всерьез готовились к штурму российской столицы. Однако вся эта паника сыграла на руку большевикам, которые с некоторым запозданием, наконец, догадались обыграть всю эту ситуацию в свою пользу.

И правые политики невольно помогали им выстроить свою версию событий. Тот же Родзянко писал про результаты взятия немцами Риги: «После сдачи Риги там водворился такой порядок, какого никогда не видали, расстреляли десять человек главарей, вернули городовых, город в полной безопасности».

Вот теперь у большевиков все сложилось: Керенский якобы специально готовит сдачу Петрограда, чтобы руками немцев уничтожить самый революционный город России, уничтожить весь центр подготовки пролетарской революции. Быстро сменив пацифистскую маску на патриотическую, большевики вдруг превратились в самых ярых сторонников защиты столицы.

А пока большевики соображали, правые эсеры сделали еще один шаг, невольно помогая тем реализовать свои планы: 9 октября они внесли в Петроградский совет предложение создать Комитет революционной обороны для защиты города.

По идее Комитет должен был организовать рабочих для участия в обороне столицы. Все в Совете вспомнили о том, что у них есть замечательный опыт организации отпора корниловскому мятежу в августе. Что-то подобное собрались сделать и в октябре.

Большевики с готовностью подхватили эту идею: они увидели в данной инициативе возможность легализации своей рабочей Красной гвардии. А так как по составу Петросовет был уже большевистским, и его председателем там был гиперактивный большевик Троцкий, то в дальнейшем всё уже пошло по сценарию ленинцев.

16 октября Пленум Петроградского совета одобрил создание Военно-революционного комитета (ВРК). И в период с 16 по 21 октября он был уже сформирован. В него с целью маскировки включили не только представителей большевистской партии: там были и левые эсеры, и анархисты. Даже главой ВРК утвердили левого эсера Лазимира, однако фактическое руководство комитетом осуществляли большевики Л. Троцкий, Н. Подвойский и В. Антонов-Овсеенко.

Теперь большевики получили действующий в открытую реальный штаб подготовки восстания с большим рабочим аппаратом. Там были отделы донесений, агитации, вооружения, автомобильный, снабжения и продовольствия и другие. ВРК развернул кипучую деятельность, разумеется якобы по подготовке отпора наступающей германской армии.

Естественно, что вооружение рабочих, формирование отрядов Красной гвардии теперь и подавно шли неприкрыто. Ведь внешние формы работы были одинаковы, и невозможно было доказать: к боям против немцев готовятся силы или для захвата власти.

А на тот случай, когда элементы подготовки явно выдавали не заботу о внешней обороне, а внутриполитические планы деятелей ВРК, у большевиков была отговорка. Они заявляли, что наряду с предательской сдачей Петрограда Временное правительство готовит «вторую корниловщину». Следовательно, советам и революционно настроенным рабочим и солдатам надо, мол, готовиться и к этому.

В разряд таких подозрительных действий правительства попадали любые его меры по наведению порядка в столице. И уж тем более к попытке устроить новую «корниловщину» отнесли приказ об отправке на фронт некоторых частей петроградского гарнизона. Эти войска составляли главную силу большевиков, поэтому они не могли допустить такого.

Правда, получилось некое несоответствие деклараций ВРК и его действий. С одной стороны, комитет якобы беспокоился о защите города, а с другой – воспрепятствовал выдвижению подкреплений на боевые позиции явно из своих политических целей. Большевики тут воспользовались как раз совсем не патриотическими настроениями солдат, которые категорически не желали отправляться в осенние окопы под дождь и огонь противника.

И Троцкий позднее с присущей ему прямотой дал объяснение успеху ВРК в деле окончательного привлечения гарнизона на свою сторону: «Временное Правительство хотело избавиться от гарнизона. Солдаты не хотели идти на фронт. Мы этому естественному нежеланию дали политическое выражение, революционную цель, «легальное» прикрытие. Этим мы обеспечили исключительное единодушие внутри гарнизона».

Действительно, солдаты, испугавшись перспективы отправки на фронт, теперь уже полностью вышли из повиновения военному командованию. 21 октября собрание представителей полковых комитетов признало Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов единственной властью в городе. После такого решения ВРК стал назначать в каждую часть своих комиссаров, изгоняя оттуда комиссаров Временного правительства.

Дольше других хранил верность правительству гарнизон Петропавловской крепости. И тогда 22 октября туда отправился лично товарищ Троцкий, который своими пламенными речами убедил и этих солдат. К 24 октября комиссары ВРК были назначены в 51 воинскую часть. Теперь все было готово к государственному перевороту: гарнизон был полностью в руках большевиков, а у правительства оставались лишь юнкера, да женский батальон.

В первую годовщину переворота Сталин в своей статье в «Правде» признавал: «Умелой постановкой работы Военно-революционного комитета и привлечением Петроградского гарнизона на сторону революции мы обязаны прежде всего и главным образом товарищу Троцкому».

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 3 ноября.

События глазами очевидцев

Ход событий. В ночь с 24 на 25 октября произошли такие события, которые ясно определили успех Военно-Революционного Комитета. 24-го октября вечером положение Временного Правительства было довольно благоприятным. Оказалось, что на стороне Вр. Рев. К-та в гарнизоне имеется значительный перевес, а на стороне Правительственных войск качественное превосходство. Однако, в ночь с 24 на 25 октября события показали, что этот взгляд является не вполне обоснованным. Действия В.-Р. К-та, как они развивались, были весьма планомерны, и шаг за шагом Комитет расширял свои успехи. Штаб округа оказался даже не в состоянии осуществить свое постановление о разводке мостов, так, разведенный Николаевский мост был наведен снова красногвардейцами, и высланные для вторичной разводки 32 ударника встретили уже на мосту свыше 300 вооруженных матросов и красногвардейцев и, таким образом, не смогли осуществить свою задачу.

В 2 часа ночи в руки В.-Р. К. перешел Балтийский вокзал, и попыток к его возвращению штаб округа оказать не мог. Вызванная из Петергофа 3-я школа прапорщиков не могла прибыть в столицу, несмотря на то, что она обещала прибыть в Петроград походным порядком, но не прибыла. Ночью была ликвидирована попытка штаба матросами и красногвардейцами вернуть в свое обладание агентство и главный телеграф. Дальнейшим хозяином агентства стал гвардии резервный текстгонский полк.

В 4-ом часу утра в штаб округа прибыл верховный главнокомандующий и министр-председатель А.Ф. Керенский. Было созвано совещание, на котором решено было запросить отношение казаков к происходящим событиям. Немедленно были посланы по телефону 1-му, 4-му и 14-му донским казачьим полкам приказания о немедленном выступлении. Кроме этого, казачьим полкам была послана следующая телеграмма:

«Главковерх приказал 1, 4, 14 казачьим полкам во имя свободы, чести и славы родной земли выступить на помощь Ц. И. К. Советов революционной демократии, Вр. Правительству и для спасения гибнущей России».

Телеграмма подписана ген.-майором Багратуни и скреплена комиссаром Ц. И. К. Малевским.

Казаки, получив приказание выступить, такового немедленно не исполнили, а вступили в переговоры, будет ли вместе с ними выступать пехота, и, в конце концов, заявили, что выступать одни и представлять собой живую мишень они не хотят и поэтому от выступления воздерживаются. Дальше выяснилось, что у казаков наводили справки, намерены ли они выступать, также некоторые юнкерские училища, которые, в конце концов остались, в своих помещениях, при чем Павловское училище заявило, что оно не может выступать, опасаясь Гренадерского полка.

В 7 час. утра в штаб округа пришло известие, что наряд гвардии Кексгольмского полка занял городскую телефонную станцию. Вскоре после этого большинство аппаратов штаба округа было выключено. Занятие телефонной станции совершилось без сопротивления, так как во главе Кексгольмцев находился офицер, окончивший ту же школу юнкеров, которая несла караул на станции и который сам, будучи юнкером, стоял здесь в караулах и знал поэтому все расположение станции.

А.Ф. Керенский оставался в помещении штаба округа до 9 час. утра, после чего перешел в Зимний дворец. Утром же пришло известие, что на Варшавский вокзал явились представители В.-Р. К., которые предложили добровольно сдаться, и что иначе они будут принуждены открыть против вокзала боевые действия. Варшавский вокзал перешел в ведение В.-Р. К. около 8 час. утра.

Утром же прибыли матросы из Кронштадта на нескольких транспортах, которые и начали высаживаться на Николаевскую набережную. Вместе с ними прибыл и крейсер «Аврора», корабль «Заря свободы» и два миноносца. Вместе с тем были получены сведения, что броневики начали переходить на сторону Петроградского Совета.

В 11 час. утра А.Ф. Керенский, в сопровождении помощника главнокомандующего округа кап. Козьмина и адъютантов, сел в открытый автомобиль и отправился на один из вокзалов, чтобы проследовать на встречу фронтовым войскам, вызванным им для подавления движения. До вечера известия о том, куда выехал А.Ф. Керенский – не было. Днем к Зимнему дворцу прибыли юнкера Михайловского артиллеристского училища с орудиями, но с наступлением темноты ушли обратно. В 6 час. вечера на Дворцовой площади появились броневики В.-Р. К., которые заняли все входы и выходы к площади. Отряды комитета вошли в соприкосновение с заставами юнкеров, охранявших Зимний дворец, вступили с ними в переговоры и начали их убеждать в бесполезности сопротивления.

В 6 час. 30 мин. вечера в штаб округа прибыли два самокатчика, уполномоченные комитетом Петропавловской крепости, и предъявили штабу ультимативные требования. В ультиматуме говорилось, что если штаб округа не сдастся в течение 20 минут, то по ним будет открыт огонь из орудий крепости и военных судов, стоящих против Николаевского моста. В штабе округа в это время находились: уполномоченный по водворению порядка Н.Н. Кишкин, помощники его инж. Рутенберг и Пальчинский, главнокомандующий округом ген.-майор Багратуни, генерал-квартирмейстер штаба Параделов, помощник начальника политического управления гр. Толстой и др. Совещание штаба округа определенных результатов не дало. Н.Н. Кишкин, Рутенберг и Пальчинский, а также главнокомандующий округом ген. Багратуни направились в Зимний дворец на совещание с Вр. Правительством.

По истечении 20 минутного срока по просьбе штаба в крепость был отправлен один из делегатов с просьбой дать еще 10 минутный срок. За эти 10 минут оставшийся в штабе округа ген.-квартирм. Параделов должен был получить из Зимнего дворца определенный ответ. Ровно 10 минутный срок истек, и, так как из Зимнего дворца еще не поступило ответа, отряд красногвардейцев, матросов и солдат, стоявший у ворот здания штаба, под командой подпрапорщика Павловского полка занял штаб. Ген. Параделова, у которого в распоряжении не осталось не только солдат, но и офицеров, оставалось только одно – сдаться, что он и сделал. В 7 ч. 40 м. вечера штаб округа был занят войсками В.-Р. К.

Патрулями В.-Р. К. были задержаны высланные из штаба округа патрули юнкеров. Ими же в 6 ч. вечера был задержан у Дворцовой площади помощник военного министра кн. Туманов.

Воззвание Военно-Революционного Комитета

Военно-Революционным Комитетом при Петроградском Совете Р. и С.Д. вчера выпущено следующее воззвание:

— К гражданам России.

Временное Правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов Военно-Революционного Комитета, стоящего во главе Петроградского пролетариата и гарнизона.

Дело, за которое борется народ, – немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского Правительства – это дело обеспечено.

Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!

25 октября 1917 г. 10 ч. утра.

(газета Право народа)

Выдержки из прессы 1917 года подготовил Евгений Новиков

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Военно-революционный комитет. Исторические расследования РАПСИ

11:01 27/10/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований о событиях, случившихся в России сто лет назад. Тридцать седьмая глава описывает последнюю и решающую стадию подготовки к захвату власти большевиками. Подробно освещаются исторические обстоятельства, позволившие Троцкому оставить защитников Временного правительства практически безоружными.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости