МОСКВА, 4 мая — РАПСИ. Сторона обвинения в деле Руслана Бондаря, обвиняемого правоохранительными органами США в соучастии в совершении кибермошенничества с Юрием Мартышевым, представила свои возражения на его заявление об отсутствии злого умысла при распространении вредоносного программного обеспечения.

Согласно копиям судебных материалов, имеющихся в распоряжении РАПСИ, прокурор, отметив, что защита Бондаря привлечет к процессу двух экспертов, по показаниям которых «услуги» обвиняемого могли иметь «возможное законное применение», указала, что практически любое компьютерное ПО может использоваться в законных целях, а компьютерный код сам по себе весьма редко может служить доказательством преступного умысла разработчика.

Тем не менее, именно из-за этого обстоятельства, по мнению стороны обвинения, присяжным будет «критически важно» получить прямые свидетельства наличия умысла в действиях обвиняемого. Как считает прокурор, такими свидетельствами является тот факт, что Бондарь и его сообщник в течение многих лет выступали в роли «хакеров-партнеров», а также создали и использовали схему продвижения своей хакерской деятельности.

В апреле Бондарь отказался признать вину по официально предъявленным ему в суде обвинениям.

Ранее Большое жюри утверждало, что Бондарь, имеющий вид на постоянное жительство в Латвии, вступил в сговор с Русланом Мартышевым (известным также как Юрийс Мартышевс и Береверов, который, являясь гражданином Латвии, проживал в Риге и Москве), а также другими лицами с целью совершения преступлений против США. По предварительному сговору они умышленно совершили деяния, квалифицируемые как кибермошенничество, несанкционированно получали доступ к компьютерному оборудованию с целью причинения вреда, а также склоняли других к совершению преступлений.

В обвинительном заключении указывалось, что Мартышев и Бондарь вели свою преступную деятельность с 2006 года, выступая при этом руководителями организованной преступной группы и играя в ней ведущие роли. При этом Бондарь отвечал за поддержание технической инфраструктуры и сайта с как минимум 30 тысячами пользователей, с помощью которого распространялось вредоносное программное обеспечение.

Согласно обвинительному заключению, одним из сообщников Бондаря и Мартышева выступил некий разработчик вредоносного ПО, чьи личные данные скрыты за инициалами. Разработанный им кейлоггер был приобретен более чем 3 тысячами клиентов, которые, в свою очередь, заразили более 16 тысяч компьютеров с целью хищения персональных данных.

Бондарю также было представлено уведомление о намерении властей США конфисковать его собственность, использованную в ходе ведения или полученную в результате преступной деятельности, на общую сумму не менее 125,77 тысячи долларов в случае, если он будет признан виновным по любому пункту предъявленных ему обвинений.

Дело в отношении Мартышева и Бондаря, обвинение которым предъявлено по четырем пунктам, находится на рассмотрении в Федеральном суде Восточного округа штата Вирджиния.

Мартышев был задержан в Латвии и в июле 2017 года экстрадирован в США. По информации посольства Российской Федерации в США, Мартышев — российский гражданин. Соответственно, его экстрадиция из Латвии квалифицируется как похищение.

В марте 2018 года Мартышев заключил досудебное соглашение с властями Соединенных Штатов и частично признал свою вину по двум обвинениям из четырех, а именно в преступном сговоре и содействии в компьютерном взломе. В свою очередь, власти США заявили о том, что намерены снять обвинения по другим пунктам, включая само кибермошенничество.

Бондарь продолжает оставаться в предварительном заключении, следующее судебное заседание по его делу назначено на 7 мая 2018 года.