Рейтинг@Mail.ru
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Публикации

Свобода выражения мнения и Европейский Суд

18:10 23/08/2010

РАПСИ продолжает публикацию серии материалов, посвященных правилам компетентного обращения в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Сегодня речь пойдет о том, как следует поступать в случае нарушений государством статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободное выражение собственного мнения.

Анна Ставицкая, адвокат, сотрудник Центра содействия международной защите

Единство схемы

Для начала следует напомнить одну аксиому. При написании жалобы в ЕСПЧ необходимо знать, что у таких обращений имеется своя специфика. Поэтому в качестве образца для подготовки таких жалоб не следует копировать документы (например, кассационные жалобы), которые подаются в судебные инстанции внутри страны.

Статья 10 Европейской Конвенции гарантирует каждому право на свободу выражения своего мнения. Это право включает в себя свободу придерживаться собственного мнения, свободу получать и распространять информацию, идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. При этом настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

 Адвокат Анна Ставицкая Адвокат Анна Ставицкая

Осуществление вышеперечисленных свобод может быть сопряжено с определенными ограничениями, предусмотренными законом (prescribed by law), в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или соблюдении общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Наличие в действиях властей государства нарушений статьи 10 Конвенции должно доказываться по определенной схеме. Она выработана практикой Европейского Суда.

Данную схему можно разделить на пять частей. Во-первых, заявителю надо доказать, что было нарушено его право на выражение мнения в том смысле, который придает этому понятию Конвенция. Во-вторых, необходимо доказать, имело ли место вмешательство в жизнь и деятельность пострадавшего гражданина со стороны государственных органов, ограничившее свободу выражения мнений.

В-третьих, следует убедиться, предусмотрено ли такое вмешательство законом в том понимании термина "закон", которое принято Конвенцией. Четвертое и пятое условия: преследовало ли осуществленное вмешательство правомерную цель, и было ли оно необходимым в демократическом обществе.

Эта схема прямо вытекает из текста статьи 10 Конвенции, и именно ее придерживается Европейский Суд, рассматривая каждое конкретное дело.

В том случае, если ЕСПЧ не установит вмешательства со стороны государства в право на свободу выражения мнений, он не будет дальше рассматривать жалобу, признав обращение неприемлемым. Если же Судом будет установлен факт ограничения свободы выражения мнений, то он продолжит рассмотрение жалобы для того, чтобы установить, было ли такое вмешательство предусмотрено законом, преследовало ли оно правомерную цель, и было ли необходимым в демократическом обществе.

Каждый пункт, составляющий основу данной схемы, необходимо рассмотреть поподробнее.

Что считается выражением мнения

Европейский Суд достаточно широко трактует фразу "выражение мнения" в своей практике. В это понятие входит не только устное или письменное выражение мнения. Сюда включаются и визуальные образы, и музыка, и поведение, и современные коммуникативные технологии, живопись, кино, радио и телевизионные передачи, листовки, распространение газет.

Например, Суд в своем решении от 19 декабря 1994 года по делу "Vereinigung Demokratischer Soldaten Osterreichs (VDSO) and Gubi против Австрии" пришел к выводу о нарушении статьи 10 Конвенции.

VDSO – общественная организация, издававшая ежемесячный журнал для солдат австрийской армии, в котором помимо новостей содержалось немало критических статей об армейской жизни. Ассоциация требовала, чтобы ее издание попадало в казармы на тех же условиях, что и два других частных печатных органа - вместе с официальным информационным бюллетенем, который распространялся среди призывников за счет армии.

По мнению же министра обороны Австрии, тратить деньги государственной казны было уместно лишь на распространение публикаций, которые адекватно описывают конституционные обязанности армии и не наносят ущерба ее репутации. Журнал VDSO данным критериям, понятное дело, не соответствовал. Австрийский министр также цитировал военное законодательство страны, и, конкретно, циркуляр, который разрешал командирам частей и соединений принимать меры в отношении порочащих армию публикаций. В первую очередь, запрещать их несанкционированное распространение.

Европейский Суд, рассмотрев данное дело, постановил: установленный порядок распространения военных периодических изданий различных ассоциаций и общественных организаций независимо от их правового статуса негативно влияет на уровень информированности военнослужащих и затрагивает обязательства Австрии в рамках статьи 10 Конвенции.

Другой пример касается директора Музея и общественного Центра имени Андрея Сахарова Юрия Самодурова – одного из организаторов нашумевшей выставки "Запретное искусство 2006" в марте 2007 года. В 2005 году он и сотрудница музея Людмила Василовская были осуждены за разжигание религиозной вражды. Поводом послужила более ранняя выставка под названием «Осторожно, религия!». По приговору осужденные должны были выплатить штраф в размере 100 тысяч рублей каждый.

По этому делу была  подана жалоба в Европейский Суд на нарушение Российской Федерацией, в том числе, и нормы о свободе выражения мнений. Суд предложил российскому Правительству до 13 апреля 2010 года представить ответы на ряд вопросов. Правительство направило свой Меморандум, в котором, фактически не ответило ни на один вопрос ЕСПЧ, а лишь повторило содержание обвинительного приговора. В настоящий момент представителями заявителей — мной и адвокатом Ксенией Косторминой - были поданы возражения на Меморандум российского Правительства. Теперь остается лишь ждать решения Европейского Суда по жалобе.

В практике ЕСПЧ были дела, когда Суд решал, является ли свободой выражения мнения право гражданина хранить молчание. 27 марта 1996 года было принято решение по делу "Гудвин против Соединенного Королевства". Заявитель, журналист-стажер, из некоего источника получил информацию о том, что известная и процветающая британская компания на самом деле имеет серьезные финансовые затруднения. Журналист позднее заявил, что за данную информацию он не платил деньги, и у него не было оснований считать, что данные получены из конфиденциального документа. На самом же деле сведения были почерпнуты анонимным источником корреспондента из корпоративного плана с грифом "Для служебного пользования", одна из копий которого к тому же пропала из бухгалтерии коммерческой структуры.

Журналист для проверки полученной информации связался с компанией, которая, в свою очередь, вскоре добилась судебного запрета публиковать любую информацию из похищенного корпоративного плана. Издателям газеты было также предписано раскрыть содержание записей журналиста, которые касались его переговоров с источником информации. Сам корреспондент отказался поделиться подробностями, поэтому был оштрафован на 5000 фунтов стерлингов за неуважение к суду.

Суд, рассмотрев обращение представителя СМИ, пришел к выводу, что налицо нарушение статьи 10 Конвенции, поскольку защита журналистских источников информации составляет одно из необходимых условий свободы прессы.

Что считать вмешательством государства

Под "вмешательством" в своей практике Суд понимает ограничения, накладываемые на свободу выражения мнения государственными органами. Это может быть уголовное, административное преследование, какие-либо санкции накладываемые в гражданском порядке.

Необходимо также учитывать, что нарушение права на выражение мнения одного частного лица другим частным лицом или неправительственной организацией не рассматривается Европейским Судом как вмешательство со стороны государства.

Вмешательство со стороны государства должно быть предусмотрено законом

Суд считает, что любое ограничение права на свободу выражения мнения должно соответствовать двум требованиям - точности и доступности. Впервые эти условия были сформулированы Судом в решении от 26 ноября 1991 года по делу «The Sunday Times против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии».

Суд тогда указал, что из выражения "предусмотрены законом" вытекают следующие моменты. Во-первых, каждый должен располагать информацией о том, какие именно нормы права могут применяться по отношению к данному выражению мнения. Второе требование к закону заключается в том, что соответствующие нормы права должны быть сформулированы достаточно четко и точно, чтобы человек мог предвидеть какие именно последствия могут наступить при выражении им своего мнения, чтобы выбирать линию поведения в соответствии с этим знанием.

Суд может признать, что вмешательство не было предусмотрено законом только тогда, когда национальное право крайне непредсказуемо.

Преследовало ли вмешательство законную цель

Пункт 2 статьи 10 Конвенции указывает, что любое вмешательство государства в право гражданина свободно выражать свои мысли должно преследовать какую-то законную цель. В первую очередь данными целями является защита общественных интересов государства и личных – его граждан. К ним, в частности, относятся:

- государственная безопасность, территориальная целостность или общественное спокойствие;

- обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия;

- предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально;

- предотвращение беспорядков и преступности;

- защита репутации или прав других лиц;

- защита здоровья и нравственности.

Данный перечень является исчерпывающим. Однако на практике ЕСПЧ нередко толкует его достаточно широко, позволяя делать то же самое и властям государств.

Было ли вмешательство необходимым в демократическом обществе

Ответ на вопрос, было ли вмешательство в свободу выражения мыслей необходимым в демократическом обществе, является самым важным и сложным при определении, имело ли место нарушение статьи 10 Конвенции. Поэтому по данному критерию ЕСПЧ к настоящему моменту выработал наибольшее количество прецедентов.

Суд считает, что ограничение свободы выражения мнения возможно тогда, когда для этого имеется "настоятельная общественная потребность". Также ЕСПЧ определяет, является ли ограничение свободы выражения мнения соразмерным ситуации и пропорциональным преследуемой цели.

Принцип соразмерности и пропорциональности раскрывается в решениях Европейского Суда. При принятии решения Суд оценивает степень вмешательства, существование альтернативных возможностей для выражения мнения, суровость санкции, устрашающее воздействие санкций на других лиц.

В заключении отмечу особо: полное и всестороннее понимание сути статьи 10 Конвенции приходит после детального изучения практики Европейского Суда. Поэтому чем больше решений ЕСПЧ разных лет изучит сам заявитель или его представитель, тем полнее и точнее ему удастся составить конкретное обращение в Суд.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Свобода выражения мнения и Европейский Суд

18:10 23/08/2010 РАПСИ продолжает публикацию серии материалов, посвященных правилам компетентного обращения в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Сегодня речь пойдет о том, как следует поступать в случае нарушений государством статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободное выражение собственного мнения.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости