Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Преступник не должен сидеть в тюрьме

15:23 26/07/2010

Аркадий Смолин, обозреватель РАПСИ

Ответственность за нарушение закона до сих пор в России остается синонимом лишения свободы. Между тем, европейские юристы давно уже признали нецелесообразность наказания, и последовательно освобождают свои тюрьмы от осужденных. Теория "кризиса наказания" признает пенитенциарную систему формой социального вируса, распространение которого приводит к тяжелому заболеванию общества.

Кризис наказания

На чем же основываются суждения о "кризисе наказания"? В первую очередь, на том факте, что стремительный рост технической оснащенности пенитенциарной системы так и не сумел остановить рост преступности.

Более того, ученые заметили, что угроза самой тяжелой ответственности за преступление не влияет на уровень рецидива – он остается относительно стабилен для каждой конкретной страны.

Осознание неэффективности такого распространенного вида наказания, как тюремное заключение, привело к смене стратегии "войны с преступностью" к стратегии "сокращения вреда".

Результатом такой стратегии сегодня стала замена лишения свободы системой штрафов. Например, в Германии к штрафу приговариваются свыше 80% осужденных (лишают свободы около 10%), а в Японии в последние годы наказание свыше 95% осужденных ограничивают выплатой штрафа.

При этом, даже в отношении приговоренных к лишению свободы используются по большей части минимальные сроки: до 2-3 лет, т.е. до наступления необратимых изменений психики. Например, в Германии в отношении 85% всех осужденных к лишению свободы срок наказания не превышал двух лет, на срок же свыше пяти лет были приговорены всего 1,2%.

Методы преодоления "кризиса наказания" в развитых государствах усугубляют эту проблему во всех остальных странах. Пока в Европе сокращают сроки наказания и стараются вовсе отказаться от тюремного заключения, в других странах власти говорят о необходимости посадок как критерия работы правоохранительной и судебной систем. Очевидно, что для продуктивной профилактики преступности необходима унификация законодательства пеницитарной системы: преступник должен понимать, что в любой стране за определенное преступление он получит один и тот же срок или вид наказания. Сегодня не подлежит сомнению тот факт, что подобная унификация возможна только в направлении гуманизации наказания.

Социализация преступности

К концу XIX века криминологи и социологи пришли к выводу, что преступника главным образом формирует общество. В связи с этим предполагалось, что с совершенствованием общественных отношений преступность будет утрачивать свою причинную базу.

Единственным реальным методом борьбы с преступностью современная зарубежная мысль признает лишь систематическое воспитание общества, которым должно заниматься государство. Образовательная работа, социальные программы, комплекс просветительских мероприятий… Доказано, что масштабы изоляции неблагополучных граждан (в тюрьмах и колониях) государством тем больше, чем хуже оно справляется с воспитанием общества.

В России это приводит к тому, что изолируются целые категории граждан, социальные слои, происходит дезинтеграция общества, вследствие которой становится невозможным создание "общественного договора", всеобщее признание единых правил. Лишению свободы в основном подвергаются представители низших социальных слоев, что приводит к маргинализации общества. В результате, теряются все основания для договоренности о том, чтобы сближались законы и реальные правила, по которым живет страна.

Стигматизация преступников

Не секрет, что тюрьма служит местом повышения криминальной квалификации и профессии. За решеткой происходит стигматизация лиц, совершивших преступные деяния, что сводит на нет возможности их социализации и возвращения к нормальной жизни по выходу из тюрьмы.

В колонии формируется новый социум отвергнутых членов общества, который пополняется как за счет новых осужденных, так и путем перенесения тюремных законов на волю. Необратимым этот процесс делает особенность человеческой психологии: доказано, что длительное (свыше 5-6 лет) нахождение в местах лишения свободы приводит к необратимым изменениям психики человека.

Таким образом, чрезмерную изоляцию человека от общества можно назвать наиболее гарантированным методом принудить его к рецидиву.

Призонизация общества

Призонизация – термин зарубежной криминологии (от prison (англ.) – тюрьма), обозначающий распространение тюремной субкультуры в гражданском обществе (грубо говоря, "отюрьмовление" сознания и поведения населения).

Принимая решение лишить человека свободы, необходимо отдавать себе отчет, что когда-нибудь он вернется обратно, и вероятность того, что его личность в тюрьме очистится гораздо ниже, чем перспектива тотальной деградации. Чем больше людей направляется в тюрьмы, тем шире распространяется повседневный быт, культура, язык, нравы, образ жизни, и, в конце концов, законы тюремного сообщества. Как следствие регулятором общественных отношений становятся не государственные законы, а криминальный кодекс "понятий".

Чтобы не потерять связь с обществом (симптомом чего выступает антимилицейская кампания последних лет), получить кредит доверия, государству необходимо (помимо активизации просветительских механизмов) улучшать условия жизни заключенных. Ответственное государство наравне с обществом заинтересовано в гуманной юстиции и пенитенциарной системе. Ведь сохранность или же деградация личности непосредственно зависят от условий отбывания наказания.

Чем человечнее будут условия пребывания в неволе, тем спокойнее будет жизнь людей, избежавших тюрьмы. Чем меньше людей пройдет через тюремную систему и короче будет срок их нахождения в ней, тем проще будет государству управлять обществом с помощью единых для всех слоев кодексов закона.

Индустрия наказания

Как в любом преступлении первым делом следует думать о мотиве, так же в любом государственном решении надо искать экономическую подоплеку. Таковую эксперты почти два десятилетия назад обнаружили в распространении частных тюрем в США (единственная из экономически развитых стран, опережающая Россию по процентной доле заключенных), вопрос внедрения которых у нас в последний раз, напомним, широко дискутировался в конце прошлого года.

Некоторые специалисты предполагают, что высокие показатели по тюремному заключению могут быть непосредственно связаны с превращением борьбы с преступностью в индустрию. По данным американских СМИ, только с 1980 по 1994 год прибыли тюремной индустрии США выросли с 392 миллионов долларов до 1 миллиарда 31 миллиона.

Тюремная индустрия существовала в нашей стране еще в советское время, когда предприятия ГУЛАга занимали первые места в международных выставках. Эта индустрия до настоящего времени имеет многомиллиардный оборот.

Сегодня никто не подвергает сомнению утверждение, что труд является наиболее действенной формой воспитания. Соблюдение прав заключенных доказывает факт получения ими зарплаты (часто при выходе на свободу они имеют достаточно большие деньги на счете). О пользе такого метода перевоспитания преступников свидетельствует огромный объем инфраструктуры, построенной пленными немцами (военными преступниками) после войны, которой мы пользуемся до сих пор.

Таким образом, отказ от труда осужденных станет неоправданным расточительством, на которое, конечно, никто в мире не пойдет. Однако, научно доказано, что трудовая терапия в тюрьме и колонии существенно менее эффективна, чем в обычных условиях. Кроме того, чрезмерная экономическая заинтересованность бизнеса или государства в дешевой рабочей силе заключенных оказывает излишнее давление на суд, что способствует репрессивной форме правосудия.

Альтернатива наказанию

Современные исследователи пришли к выводу, что социально-правовой контроль успешно заменяет институт наказания. Впрочем, эксперты допускают одну поправку: сам контроль при этом должен регулироваться демократическими, правовыми институтами. Государственное насилие, в принципе, тоже может удержать уголовную преступность на социально-терпимом уровне, но при этом он становится опаснее самой преступности, поскольку не избавляет общество от массовой виктимизации.

Кроме того, в Европе все больше завоевывают популярность предложения по переходу от "возмездной юстиции" к "юстиции возмещающей". В последние годы пропагандистская (в хорошем смысле) кампания по привлечению внимания к медиации как институту альтернативной, не уголовной, юстиции можно заметить даже в России.

Суть этой стратегии состоит в том, чтобы с помощью незаинтересованного посредника урегулировать отношения между жертвой и преступником. Ведь, очень часто потерпевший больше заинтересован в реальном возмещении причиненного ему ущерба, нежели в том, чтобы "посадить" виновного. А лицо, совершившее это преступление, скорее будет готово возместить ущерб, чем "идти в тюрьму".

Философская трактовка

Философ Мишель Фуко в своей книге "Надзирать и наказывать" (изданной в 1975 году и с тех пор ничуть не потерявшей актуальности) приходит к выводу, что с XVIII века до наших дней правосудие больше не берет на себя публично ответственность за насилие, связанное с его отправлением. Полностью исчез институт публичных казней с применением пыток, преступника перестали выставлять на всеобщее обозрение.

Теперь детализация жизни и быта заключенных в тюрьме формирует технику исправления, направленную на формирование покорного субъекта, подчиненного власти, которая "постоянно отправляется вокруг него и над ним и которой он должен позволить автоматически действовать в себе самом".

Задаваясь вопросом "на что же направлена в настоящее время система исполнения наказаний?", Фуко цитирует социального философа Габриэля Бонно де Мабли: "Наказание, скажем так, должно поражать скорее душу, чем тело".

Фуко приходит к выводу, что сегодня судят не только юридические объекты, определенные в Кодексе, но "судят также страсти, инстинкты, аномалии, физические недостатки, неприспособленность, последствия воздействия среды или наследственности; наказывают акты агрессии, но через них и агрессивность... убийства, но также влечения и желания".

Наказание "души"

Согласно такой точки зрения, причиной наказания сегодня становится не волевое решение преступника, а социальные условия, в которых он жил, воздействие общества (или среды), политика государства. Когда государственный контроль никак не влияет на распространение негативной информации в обществе (т.е. не сдерживает порнографию, пропаганду насилия и прочие соблазны девиантного поведения), а также не стимулирует субъекта путем образовательных и просветительских программ к принятию сознательных решений – в этом случае наказание бесполезно, поскольку преступник выступает жертвой повышенного криминогенного фона в обществе.

Суда над "душой" (в противовес наказания тела) преступника подразумевает использование новейших технических изобретений, позволяющих контролировать действия субъекта, сводя к минимуму ограничение его социальных функций. В таком качестве могут послужить и электронные браслеты, и веб-камеры, и исправительные работы, сопровождаемые он-лайн наблюдением.

Перспективно принуждение преступника на комплекс работ противоположной его преступлению направленности (т.о. будет оказан психологический эффект – даже механическое повторение определенных действий способно вызвать привычку, которая не позволит совершить повторное преступление) – например, нарушителей авторской собственности можно заставить писать программы по ее защите, либо искать в сети других нарушителей.

Таким образом, вместо обычного наказания, лишь повышающего агрессию преступника, происходит воздействие непосредственно на психофизику действий правонарушителя. Одновременно такого рода принудительные работы способствуют его социализации.

Эксперты приходят к выводу, что воздействие на "душу" преступника должно в ближайшее время заменить наказание "тела", иначе динамика роста процентной доли преступников в обществе будет продолжаться ускоренными темпами.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Преступник не должен сидеть в тюрьме

15:23 26/07/2010 Ответственность за нарушение закона до сих пор в России остается синонимом лишения свободы. Между тем, европейские юристы давно уже признали нецелесообразность наказания, и последовательно освобождают свои тюрьмы от осужденных. Теория "кризиса наказания" признает пенитенциарную систему формой социального вируса, распространение которого приводит к тяжелому заболеванию общества.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости