Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Арбитражные суды в Российской Федерации: светлое пятно

16:43 20/03/2013

На сайте РАПСИ публикуется статья английского аналитика Кристофера Гранвиля, посвященная деятельности Высшего арбитражного суда России и его председателя Антона Иванова.

Гранвиль - один из основателей Trusted Sources – независимой компании, занимающейся политическим и экономическим анализом факторов, которые влияют на рынки развивающихся стран, и подготовкой рекомендаций для институциональных и стратегических инвесторов. Большую часть своей карьеры он был главным специалистом по стратегии и политическому анализу Объединенной финансовой группы (инвестиционного банка, ныне принадлежащего Deutsche Bank). На протяжении четырех лет являлся сотрудником политической секции посольства Великобритании в Москве.

Эта статья – доработанная и переведенная Гранвилем часть исследования «Три взгляда на модернизацию и верховенство закона в России», которое он совместно с Филипом Хэнсоном и Аленой Леденевой подготовил для Европейского центра реформ. На русском языке публикуется впервые.

Кристофер Гранвиль

Кристофер ГранвильКристофер Гранвиль

В своих частых и откровенных публичных заявлениях об эпидемии коррупции и неудовлетворительном инвестиционном климате в России Дмитрий Медведев в период работы президентом регулярно отмечал недостатки судебной системы страны. Критике обычно подвергались недостаточная объективность судебной власти и нарушение судьями нравственных норм, а также тот факт, что стороны в споре не могут быть уверены в том, что суды вынесут качественное с правовой точки зрения и в целом справедливое решение. В прошлом юрист, принимавший активное участие в судебной реформе, Медведев не может быть обвинен в повторении политических трюизмов. В то же время, когда он снижал накал критики в отношении судов и судейского корпуса, говоря о том, что в последние годы имели место значительные улучшения, это не должно восприниматься как простая попытка сбалансировать отрицательные высказывания или как самовосхваление.

В своих похвалах Медведев, однако, не выделял, пожалуй, самого целеустремленного и успешного реформатора в российской судебной системе - своего одногруппника и одного из лучших выпускников юридического факультета Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) Государственного Университета конца 1980-х годов, Антона Иванова. В 2011 году Иванов завершил свое первое шестилетнее пребывание в должности Председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ и был переназначен на второй срок до 2017 года.

Под руководством Иванова российская система арбитражных судов демонстрирует устойчивую практику защиты прав собственников и кредиторов, удовлетворения исков в случаях нарушения норм корпоративного управления и, в целом, поддержки развития конкурентной рыночной экономики. Хотя российские граждане не ощущают этого напрямую, данные достижения являются чрезвычайно важными для долгосрочной деловой уверенности, инвестиционного климата и экономического роста.

Доверие бизнеса к арбитражным судам растет

Опросы показывают, что предприниматели считают арбитражные суды эффективным средством правовой защиты, в частности, в спорах с налоговыми органами. Данная оценка может удивить некоторых читателей, к примеру, в свете дела ЮКОСа, в котором арбитражные суды удовлетворили требования налоговых органов, что повлекло полное уничтожение капитала компании с рыночной стоимостью около 40 миллиардов долларов. Однако с того времени большинство налоговых споров (согласно статистике ВАС, около 80 % в 2008 году) было решено в пользу компаний-плательщиков налогов.

В интервью, ознаменовавшем конец первого срока пребывания в должности Председателя ВАС, Иванов с плохо скрываемой гордостью говорил о достижениях суда в сфере налогового права . По его словам, ВАС заполнил пробелы и разрешил противоречия в плохо составленном налоговом законодательстве с целью поощрения его добросовестного соблюдения со стороны компаний, а также пресечения произвола со стороны некомпетентных и/или коррумпированных налоговых органов. Иванов отметил, что в результате количество исков по налоговым спорам снизилось, поскольку арбитражные суды создали правовое поле, в котором споров между налоговыми службами и предпринимателями стало меньше и их легче разрешить во внесудебном порядке.

В то же время, возможно, в связи с возрастающим доверием в сфере налоговых споров, общая нагрузка на арбитражные суды в последние годы существенно возросла. В 2008 году, вследствие стабильного ежегодного увеличения на 13 %, общее количество поданных исков впервые превысило один миллион. 2009 год охарактеризовался взрывным ростом нагрузки на 45 %, особенно в связи с лавиной споров в сфере банкротства, вызванной мировым финансовым кризисом. Правда, в 2010 году количество споров снизилось до 1.2 миллиона, но все же их было на 27 % больше, чем в 2007 году. Стоит отметить, что продолжает постепенно увеличиваться количество исковых заявлений, поданных иностранными компаниями, так, в 2011 году оно достигло 0,3 % от общего числа, при этом 58 % «иностранных» исков было удовлетворено. Лишь небольшая (но растущая) часть споров доходит до ВАС: в первой половине 2011 г их было 0,04 % от всех коммерческих споров.

Высший арбитражный суд // Илья Питалев, РИА Новости

Проведенные реформы содействовали независимости арбитражных судов

История судебных реформ, проведенных Ивановым, прослеживается в нескольких знаковых делах, дошедших до ВАС и представленных ниже. Важно, однако, не спешить с выводами и не думать, что Иванов унаследовал авгиевы конюшни. Когда в начале 1990-х годов было принято решение о выделении арбитражных судов из системы судов общей юрисдикции, судьи и сотрудники аппаратов арбитражных судов под руководством предшественника Иванова – Вениамина Яковлева - оказались более компетентными, чем их коллеги. С этим, конечно, могут не согласиться лица, в отношении которых арбитражные суды в последующие годы выносили неоднозначные решения. Однако, с учетом задачи создания системы для регулирования рыночной экономики в постсоветском правовом вакууме, выделение арбитражных судов оказалось весьма разумным и дальновидным решением.

Важные реформы последовали в начале 2000-х. Во-первых, это принятие Арбитражного процессуального кодекса, который формально сделал споры в области предпринимательских, финансовых правоотношений, а также отношений права собственности подведомственными арбитражным судам. Во-вторых, это учреждение апелляционных округов, отдельных от судов субъектов федерации. Раньше первая и апелляционная инстанции находились в регионах под одной крышей, что подвергало их пагубному влиянию местных властей, от которых зависело карьерное и материальное благополучие судей.

О важности пребывания Иванова в должности Председателя ВАС говорит целая серия фундаментальных постановлений Высшего Арбитражного Суда. Достаточно сказать об основаниях, по которым дела принимаются к рассмотрению. ВАС рассматривает жалобы только от стороны, проигравшей в споре и прошедшей через всю систему арбитражного правосудия: суды первой инстанции, а также апелляционной и кассационной инстанций. Такие жалобы в основном содержат требования о пересмотре дела в порядке надзора в связи с неправильным применением норм права нижестоящими судами. В своей речи в марте 2010 года Иванов назвал такую практику избрания дел для пересмотра «фильтром». Он четко указал, что основным критерием для применения данного фильтра является существенное социальное и экономическое значение дел, направляемых в ВАС на пересмотр.

Дело "ВымпелКома"

Важность данного фильтра была наглядно продемонстрирована в одном из самых печально известных образцов злоупотреблений в российской судебной системе - деле "ВымпелКома", одного из главных операторов сотовой связи в России. Сторонами по делу были два основных акционера компании: один из крупнейших частных бизнес-консорциумов, владелец контрольного пакета акций «Альфа» и государственный норвежский оператор связи, обладающий крупным пакетом акций (30 %), "Теленор".

Спор разгорелся в 2004 году, когда "Теленор" возразил против инициированного "Альфой" выхода "ВымпелКома" на бурно растущий украинский рынок связи. По мнению "Теленора", стоимость сделки по поглощению украинского сотового оператора была завышена. "Альфа"  же обвиняла "Теленор" в наличии скрытого мотива - желания устранить угрозу конкуренции для крупнейшего украинского оператора мобильной связи, компании "Киевстар", в которой у "Теленора" контрольный пакет акций. В результате влияния "Альфы" на ход рассмотрения дела в нижестоящих судах, спор, на первый взгляд, казавшийся обычным конфликтом, приобрел более серьезное, даже зловещее значение.

Компания-акционер, держатель 0,0002 % акций "ВымпелКома", подала в один из сибирских судов исковое заявление, требуя обязать "Теленор" возместить ей выгоду, упущенную на украинском рынке. В деле были доказательства, позволявшие предполагать, что данный истец действовал как подставное лицо "Альфы". В августе 2008 года суд обязал "Теленор" возместить этой компании убытки в размере 2,8 миллиарда долларов. Данное решение было скандальным во всех смыслах, начиная с применения базовых принципов права и заканчивая деталями вроде той, что размер присужденных убытков был определен в соответствии с «экспертным» заключением, указывавшим доходы соотносимого украинского сотового оператора за тот же период, хотя цифра в том заключении обозначала не доходы, а убытки.

Данное решение было оставлено в силе судом апелляционной инстанции, после чего началась процедура исполнительного производства в отношении "Теленора". Если бы процедура была проведена до конца, норвежцам пришлось бы продать все свои акции "ВымпелКома", чтобы найти средства для возмещения убытков, что могло чрезвычайно навредить российскому инвестиционному климату. "Теленор" подал кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа. Компания утверждала, что, в соответствии с российским законодательством, миноритарный акционер не несет ответственности за решения, принятые советом директоров и менеджментом компании. Но кассационный суд неоднократно переносил судебное заседание по формальным основаниям.

В интервью в июне 2009 года Иванова спросили, готовится ли ВАС рассмотреть дело "Теленора". Он, естественно, воздержался от обсуждения обстоятельств дела, однако подал определенный сигнал, высказав свое мнение о том, что в российском корпоративном праве следует ослабить ответственность миноритариев, усилив при этом ответственность контролирующих акционеров. Свое интервью он закончил просто: "Дойдет - будем рассматривать". Другими словами, если бы "Теленор" проиграл в кассационной инстанции, ВАС принял бы дело к рассмотрению.

Дело не дошло до ВАС, поскольку "Альфа" и "Теленор" вскоре заключили мировое соглашение, в котором договорились о слиянии их телекоммуникационных активов в России и Украине. Поговаривали о том, что такая договоренность как раз и являлась целью "Альфы", а судебное разбирательство было затеяно, чтобы "подготовить" "Теленор" к предстоящим переговорам. Но именно публичный сигнал Иванова о готовности ВАС пересмотреть дело наверняка укрепил желание "Альфы" завершить спор мировым соглашением. Если бы "Теленор" выиграл дело в ВАС, это стало бы свидетельством для всех, что у инвесторов в России есть надежное последнее средство в случае существенного риска. Позитивное влияние ВАС в данном случае оказалось косвенным. Однако есть и явные примеры позитивного влияния на российский инвестиционный климат.

Антон Иванов // Алексей Куденко, РИА Новости

ВАС защищает имущественные права и права кредиторов

В делах, которые дошли до ВАС, высшая инстанция не только регулярно отменяла решения нижестоящих судов, но и в принципе способствовала изменению российской правовой действительности. Представленные ниже примеры прекрасно иллюстрируют вклад ВАС под председательством Иванова в развитие российского права.

× Национализация. В июне 2008 года ВАС решительно высказался по вопросу экспроприации или национализации. Вопрос был принят к рассмотрению после подачи правоприменительными и налоговыми органами целой серии исковых заявлений с целью экспроприации имущества ответчиков на основании статьи 169 Гражданского кодекса. Данная статья содержит правило о том, что имущество, полученное в результате сделки, "противной основам правопорядка и нравственности", взыскивается в доход Российской Федерации. Данное положение, однако, часто использовалось в заурядных спорах в связи с нарушением правовых норм. ВАС постановил, что государство не имеет права использовать статью 169 ГК для национализации имущества в таких рутинных случаях как неуплата налогов. Это, возможно, стало самым важным вкладом судебной системы в защиту имущественных прав.

× Товарные знаки. В июле 2008 года сингапурская компания Akai, производящая бытовые электроприборы, после нескольких поражений в нижестоящих судах одержала победу в ВАС по вопросу пересмотра решения 1992 года. В то время бюрократы в российском патентном ведомстве предоставили правовую защиту товарного знака Akai consumer electronics компании Akai Universal Industries, зарегистрированной в Гонконге за месяц до подачи соответствующей заявки. Несмотря на сдержанный юридический язык, постановление ВАС содержало резкую критику поведения нижестоящих судов и сотрудников патентного ведомства.

× Возврат кредитов. После того как улеглись страсти, вызванные первой волной мирового финансового кризиса, многие российские компании обнаружили серьезные ухудшения своей балансовой отчетности. Кредиторы, однако, боролись за возврат своих денежных средств, в то время как должники подавали необоснованные иски о признании недействительными кредитных соглашений. С целью изменения сложившейся ситуации ВАС в июне 2009 года выпустил постановление, согласно которому нижестоящие суды должны были запретить должникам отсрочку исполнения соответствующих судебных решений.

А в 2009 году арбитражный суд г. Москвы отклонил требования ОАО "Амурский судостроительный завод" к Сбербанку о переносе срока возврата займа на сумму 124 миллиона рублей. Истец основывал свои требования на том, что из-за финансового кризиса и рецессии, согласно статье 451 Гражданского кодекса, возникла ситуация форс-мажора. Но за неделю до этого Иванов заявил о том, что данная статья не может трактоваться подобным образом.

× Неосновательное обогащение. В июле 2009 года ВАС поддержал требования шведского мебельного гиганта ИКЕА об отмене судебных актов нижестоящих судов, вынесенных в пользу компании "Премьер", розничного продавца игрушек. "Премьер" потребовал компенсацию в размере 50 миллионов рублей после того, как был лишен права занимать арендуемую площадь в магазине ИКЕА из-за неуплаты арендных платежей.

Вложив денежные средства в отделку магазина перед выселением, "Премьер" основывал свои требования на норме о неосновательном обогащении (статья 395 Гражданского кодекса). Нижестоящие суды согласились с аргументом "Премьера" о том, что предварительный договор аренды был недействителен, так как во время подписания торговый центр еще находился в процессе строительства, а ИКЕА не была зарегистрирована в качестве его собственника.

В своем постановлении ВАС четко указал, что позиция нижестоящих судов была ошибочной. В постановлении отмечено также, что статья 395 применяется только тогда, когда обогащение носит денежный характер (а не в натуре, в виде отделанного торгового пространства в торговом центре, как в данном споре). Это постановление - о значении и применении целой статьи Гражданского кодекса - на данный момент является прецедентом.

ВАС создает прецедентное право

Слово "прецедент" подводит нас к самой важной теме. С самого начала председательствования Иванова стало ясно, что постановления ВАС имеют значительно большее значение, чем простое индивидуальное применение к конкретным спорам (какими бы важными для инвестиционного климата страны ни казались некоторые из споров, разрешенных ВАС). Данные постановления все активнее направляли практику нижестоящих арбитражных судов, а, следовательно, имели систематическое и позитивное влияние на практику делового оборота и риски в России. Однако формализация данной практики началась с февраля 2008 года, когда ВАС выпустил постановление, которым закрепил за собой право создавать прецеденты.

Данное право, говорилось в тексте постановления, может осуществляться двумя способами: либо путем абстрактного толкования правовых норм Пленумом ВАС, либо путем вынесения постановлений по конкретным делам, а нижестоящие суды должны следовать постановлениям ВАС при рассмотрении аналогичных дел. Более того, обязанность нижестоящих судов следовать постановлениям ВАС имела обратную силу, а это значило, что дела, рассмотрение которых уже завершилось, могут быть возобновлены.

Приобретя право создания прецедентов с обратной силой, ВАС не стал медлить с его использованием. Вскоре после выпуска постановления в феврале 2008 года суд постановил возобновить рассмотрение дела о поставках электроэнергии. В результате сторона, ранее выигравшая спор, обратилась в Конституционный Суд с заявлением о признании неконституционным права ВАС создавать прецеденты, имеющие обратную силу. В январе 2010 года Конституционный Суд признал это право полностью соответствующим российской Конституции (при этом несколько ограничив обратную силу создаваемых прецедентов). В постсоветской Конституции России можно найти основные черты механизма прецедента. Особенно ярко это выражено в праве Конституционного Суда РФ давать интерпретации конституционных положений, имеющие обязательный характер для всех ветвей власти и граждан. Таким образом, у Конституционного Суда не было другого выбора, кроме как постановить, что ВАС вправе толковать гражданско-правовые нормы, часто имеющие общие и абстрактные формулировки.

Высший арбитражный суд // Илья Питалев, РИА Новости

Преимущества и риски прецедентного права

Успешное обретение ВАС права создавать прецеденты явилось своего рода тихой революцией. Без помпы и политических заявлений, даже без предварительного изменения законодательства российская правовая система превратилась в гибрид классического "континентального" европейского подхода, основанного на римском праве (где суды в каждом конкретном деле применяют кодифицированные нормы) и "англо-саксонского" подхода (где судьи решают дела в соответствии со статутом и прецедентами). Систематическое введение прецедентного права в практику арбитражных судов может усилить правовую определенность и снизить деловые и инвестиционные риски. В то же время эта фундаментальная реформа несет новые потенциальные проблемы и риски.

Судейский активизм. Возможно, самый очевидный момент для споров – и весьма похожая ситуация - существует сейчас в США. Это судейский активизм, то есть, риск, что суды начнут узурпировать функции законодательной власти, занимаясь созданием права вместо его применения. Иванов на данный вопрос предложил ответ из двух частей. Во-первых (и это довольно известный подход), он полагает, что общее плохое качество законодательства заставляет судебную власть брать на себя квазизаконодательную роль: "Если качество законодательства существенно улучшится, возможно, роль прецедента будет сужаться и наоборот".

Во-вторых, г-н Иванов несколько скептически относится к исключительному статусу, который обычно придают законодателям, ведь эти люди приходят к власти в результате выборов. Он ярко описывает достоинства судейского сообщества сразу и как ветви власти, учрежденной в соответствии с демократически принятой конституцией, и как корпуса государственных служащих (судей), назначаемых демократически избранными управленцами (о процедуре назначения см. ниже), и, самое главное, как коллективного носителя основных ценностей и целей российского общества.

Судейская независимость. Еще одна серьезная проблема, связанная с введением прецедентного права, заключается в необходимости в определенной степени пожертвовать судейской независимостью, обязав нижестоящие суды следовать прецедентам. Возможно, прагматический ответ заключается в том, что урезание потенциально неограниченной свободы действий, которой судьи пользуются в романо-германской правовой системе в каждом конкретном деле, не станет большой потерей в российских условиях. Дело в том, что в России многие судьи, особенно в нижестоящих судах, имеют слабую квалификацию, бывают корыстными, а также часто подвергаются давлению и угрозам со стороны чиновников и/или недобросовестных сторон.

К этому Иванов добавил принципиальный аргумент: в процессе слушания дела, которое, на первый взгляд, может быть решено в соответствии с прецедентом ВАС, судья может установить новые обстоятельства и разрешить спор иначе. В этом случае в процессе обжалования вынесенное решение может быть оставлено в силе самим ВАС.

Злоупотребление полномочиями. Последний повод для беспокойства, проистекающий из реформ Иванова, является наиболее простым и, в то же время, наиболее умозрительным: существует риск того, что небольшое число судей ВАС станет злоупотреблять своими полномочиями. Уверенность в том, что Антон Иванов останется в должности Председателя ВАС как минимум до 2017 года, делает этот риск ничтожным.

Российские судьи могут быть лишены полномочий в результате длительной процедуры, которая инициируется вследствие преступной халатности или совершения иного уголовного преступления, что представляется невозможным в случае с Ивановым. Даже довольно частый для России сценарий, когда против человека выдвигают политически мотивированные обвинения, кажется нереальным, поскольку Иванов - часть команды Путина-Медведева.

Бывает, что успех приводит к опасности самодовольства и гипертрофии полномочий. Например, Иванов и/или его преемники могут начать использовать широкие полномочия ВАС не для улучшения инвестиционного климата, а во вред ему. Однако сама природа реформ, проведенных Антоном Ивановым, говорит о том, что подобные опасения беспочвенны. К тому же, с течением времени объем прецедентного права будет увеличиваться, и, таким образом, возможностей для создания неправомерных и необоснованных прецедентов будет все меньше.

Другими словами, новому Председателю ВАС, имей он недобрые помыслы, потребуется столько же лет, чтобы повернуть вспять судебную практику, направленную на улучшение инвестиционного климата в России, сколько потребовалось Иванову для ее создания.

Нельзя сказать, что позитивная оценка деятельности ВАС под руководством Иванова основывается лишь на том, что суд действует в качестве лоббиста представителей бизнеса. ВАС принял несколько важных постановлений, которые были направлены не на улучшение положения конкретных игроков, но на весь рынок в целом. Например, в 2010 году ВАС оставил в силе штрафы в размере 1,1 миллиарда рублей, наложенный Федеральной антимонопольной службой на ТНК-ВР, совместную британо-российскую нефтяную компанию, за установление монопольной цены на различных региональных рынках нефтепродуктов. 

В том же году ВАС оставил в силе решение нижестоящего суда, отклонившего иск, поданный группой портфельных инвесторов против контролирующего акционера компании-производителя электроэнергии (ОГК-2). Истец уклонился от своего обязательства выкупать акции миноритариев, цинично основываясь на том аргументе, что его компания находится за рубежом (то же о себе могут сказать и многие другие российские компании и холдинги, имеющие бизнес за пределами России в целях снижения налогов или для сокрытия структуры собственности). В данном случае контролирующий акционер заявлял о невозможности выкупа акций в соответствии с законом 2009 года об ограничении иностранных инвестиций в «стратегические отрасли», в число которых входит электроэнергетика. ВАС указал, что в случаях, когда нормы закона ясно сформулированы, нет оснований для создания прецедента, даже если эти нормы очевидно плохи.

Реформа сверху может работать

Достаточно изучить деятельность Иванова на посту Председателя ВАС, чтобы получить общее представление о реформах в России: из-за исторически сложившейся политической культуры сильной централизации власти, структурные реформы здесь осуществляются сверху вниз.

Даже там, где это, казалось бы, совершенно невозможно, например, при создании конкурирующих политических партий. Однако судебная реформа, которую осуществляет Иванов, - редкий пример того, как действия нескольких или даже одного просвещенного управленца влекут за собой реальные системные изменения.

Это видно и по реформам практического характера, инициированным Ивановым с целью борьбы с коррупцией в арбитражных судах через повышение прозрачности. Две наиболее важные реформы направлены на усложнение сокрытия коррупционных или неправосудных судебных актов. Во-первых, тексты всех судебных актов всех арбитражных судов должны размещаться в Интернете. Во-вторых, теперь судья обязан размещать (опять же на веб-сайте соответствующего суда) все внепроцессуальные обращения, сделанные гражданами или организациями по делам, которые он рассматривает или возможно будет рассматривать. Конечно, эти реформы сами по себе не смогут победить коррупцию.

Однако, учитывая то, что с недавних пор государственные служащие обязаны декларировать свои доходы, ожидания, вызванные новым уровнем прозрачности, смогут с течением времени повысить уровень законности и снизить количество случаев сокрытия различных сведений.

Независимость против подотчетности

Опираясь на свой авторитет, Иванов начинает применять тот же подход просвещенных изменений сверху к тем аспектам судебной реформы, которые выходят за пределы системы арбитражных судов. Его последние предложения направлены на  реформирование процесса назначения судей и механизма их дисциплинарной ответственности, на необходимость поиска тонкой грани между независимостью и подотчетностью.

В соответствии со ст. 128 Конституции Президент РФ назначает всех судей, за исключением судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которые получают представление президента и назначаются Советом Федерации. В действительности президент производит назначения по рекомендации специальных комиссий, состоящих из авторитетных судей и чиновников.

Процесс назначения предоставляет потенциальную возможность политического давления на судей, что было продемонстрировано в 2008 году, когда судья одного из высших судов признала, что со стороны Кремля на нее оказывалось давление. Скандал разгорелся после заявлений известного журналиста Владимира Соловьева о том, что сотрудник президентской администрации Валерий Боев запугивал представителей судейского корпуса, а именно - системы арбитражных судов. Боев работал в управлении президента по кадровым вопросам, в том числе, по вопросам назначения судей, и был подотчетен Виктору Иванову, одному из главных силовиков. После заявлений Соловьева Боев подал к нему иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. В ходе первого судебного заседания защита вызвала в качестве свидетеля Елену Валявину, первого заместителя Председателя ВАС.

Валявина заявила, что в конце 2005 года Боев оказывал на нее давление с целью пересмотра решения, которое помешало рейдерскому захвату ОАО «Тольяттиазот», крупного химического предприятия. Боев угрожал, что «не однозначно правильное понимание государственных интересов» может помешать ее переназначению на новый срок.

Антон Иванов предлагает ввести систему, которая, по его мнению, сделает процесс назначения судей более быстрым и меритократическим, одновременно повысив независимость судей. Пленумы ВС РФ и ВАС РФ, а не президент, будут назначать председателей всех судов и их заместителей. ВС и ВАС будут производить назначения, основываясь на характеристиках кандидатов, представленных в письменной форме председателями нижестоящих судов. Данные характеристики будут объективными, так как, в свою очередь, будут основаны на системе оценок или на отзывах, анонимно составленных другими судьями. Такие анонимные отзывы улучшат подотчетность.

Судейская независимость будет соблюдаться путем предоставления права вынесения окончательного решения представителям судейской иерархии, а не как сейчас – сотрудникам кремлевской администрации. В декабре 2011 года на совместном заседании пленумов ВС и ВАС были рассмотрены предложения по изменению в соответствующем ключе дисциплинарных процедур. Предлагалось облегчить процесс применения дисциплинарных действий в отношении коррумпированных и некомпетентных судей и лишения их полномочий, оставив при этом последнее слово за наиболее авторитетными судьями ВС и ВАС.

Данная инициатива может повлечь за собой некоторые сложности, самая очевидная из которых – получение судьями ВС и ВАС, назначаемыми политическим образом, дополнительных полномочий. Данный риск можно снизить, если Россия останется в русле политического плюрализма, а также, если будет успешно принят законопроект о возвращении выборности губернаторов. Прямые выборы добавят политической самостоятельности и Совету Федерации, который назначает судей высших судов. Однако, как и идеи Иванова, любое предложение по реформированию судебной власти, любые действия, нацеленные на улучшение процесса назначения судей и упрощение процедуры лишения полномочий некомпетентных и/или коррумпированных судей, должны учитывать принцип независимости судей.

ЮКОС больше не повторится?

Оживление политической реформы после декабрьских протестов 2011 года может снизить основную угрозу для законности в России, а именно риск политического вмешательства в деятельность судов. Слишком часто высшие чиновники, как в Кремле, так и в регионах злоупотребляют своим положением, ставя политическую целесообразность выше права.

Классическим примером здесь, конечно, остается история с некогда могущественной компанией ЮКОС. ЮКОС был признан банкротом после предъявления к нему налоговых требований на 27 миллиардов долларов США, а также ареста его руководителей - Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Сейчас Ходорковский и Лебедев признаны виновными по двум уголовным делам и приговорены в общей сложности к 14 годам тюремного заключения. Возможно, репутация арбитражных судов в ходе этой трагической эпопеи пострадала меньше (особенно учитывая последний процесс в отношении Ходорковского и Лебедева 2010 года, когда им были предъявлены абсурдные обвинения в краже всей произведенной ЮКОСом нефти). И каждый год, в котором в арбитражных судах не случается очередного дела ЮКОСа, - это очередной шаг на пути восстановления веры в верховенство права. Более того, конкретные положения налогового законодательства,  которые арбитражные суды применяли в отношении ЮКОСа, с того времени были изменены.

Нет, впрочем, никаких гарантий, что Кремль больше не станет использовать политическое давление на суды. И лучшей защитой против этого могут стать системные улучшения в области функционирования и организации судов. Именно это происходит в арбитражной системе под руководством Антона Иванова. Закрепление подобных достижений будет все больше зависеть от политических реалий, в которых работают такие реформаторы судебной системы, как Иванов. От того, будет ли создана более открытая и конкурентная политическая система после акций протеста 2011 – 2012 годов.

Если это произойдет, реформы Иванова в течение текущего десятилетия принесут достойные экономические и социальные дивиденды.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Арбитражные суды в Российской Федерации: светлое пятно

16:43 20/03/2013 РАПСИ публикует статью английского аналитика Кристофера Гранвиля, посвященная деятельности Высшего арбитражного суда России и его председателя Антона Иванова. Эта статья – доработанная и переведенная Гранвилем часть исследования "Три взгляда на модернизацию и верховенство закона в России", которое он совместно с Филипом Хэнсоном и Аленой Леденевой подготовил для Европейского центра реформ. На русском языке публикуется впервые.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости