Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Тюремный госстандарт

16:01 05/06/2014

Горячо критикуемые правозащитниками российские правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях и СИЗО соответствуют не только действующему законодательству, но и стандартам ООН и Совета Европы. Ведь международные документы, в свою очередь, носят либо декларативный, либо рекомендательный характер.

Законность отдельных требований Правил, утвержденных Министерством юстиции России в 2005 году, оценивалась в Верховном суде РФ уже 142 раза (!). Нередко граждане, недовольные суровыми нормативами, ссылались на ратифицированные Российской Федерацией «гуманные» международные конвенции. 

Но только одно решение было принято в пользу заключенных.

Чистота – залог успеха

Последнее дело было рассмотрено по заявлению осужденного Маркова, не удовлетворенного минимально гарантированным обитателям следственных изоляторов количеством помывок в душе – один раз в неделю не менее 15 минут. Заявитель апеллировал к Европейским пенитенциарным правилам, согласно которым каждому заключенному желательно мыться ежедневно, но не реже двух раз в неделю.

Отвергая требования заявителя, Верховный суд РФ сослался на одобренные Конгрессом ООН Минимальные стандартные правила обращения с заключенными - так называемые Женевские правила. Как и отечественные, они гарантируют всего один душ или ванну в неделю. А утвержденные Кабинетом Министров Совета Европы нормы, по мнению Верховного суда РФ, носят исключительно рекомендательный характер.

Эксперты согласны с таким выводом. По мнению адвоката бюро «Семеняко, Голубок и партнеры» и члена правления правозащитной организации «Гражданский контроль» Сергея Голубка, Европейские пенитенциарные правила представляют собой всего лишь рекомендации. «Им должны в первую очередь следовать законодатель и авторы соответствующего подзаконного нормативно-правового регулирования», – убежден адвокат.

Минюст всегда прав

Дело Маркова – не единственный случай, когда российские служители Фемиды проявляют чудеса изворотливости. Например, законным был признан выделенный на физзарядку лимит времени – всего 15 минут, тогда как по правилам ООН каждый заключенный имеет право, по крайней мере, на час физических упражнений во дворе учреждения ежедневно. Не отрицая обязательность международного стандарта, Верховный суд РФ пришел к выводу, что реализовать свое право на зарядку заключенный может во время выделенного ему личного времени (от 30 до 60 минут) или «иных мероприятий».

Сразу три дела было рассмотрено по заявлениям экс-главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского. В частности, он протестовал против возложения на дежурных по камере обязанности докладывать сотрудникам ФСИН о количестве находящихся в помещении заключенных, мыть бачок для воды и так далее. Суд констатировал, что ни российский закон, ни Женевские правила устанавливать такие требования не запрещают, а оценивать целесообразность их введения должен российский Минюст.

Дважды самому известному заключенному удалось достичь победы. Так, еще в 2006 году по заявлению Ходорковского была признана недействительной норма, позволяющая встречаться с адвокатами только в нерабочее для заключенных время – такое решение Верховный суд России мотивировал ссылкой на одобренные Генеральной ассамблей ООН правила. А вот установленный для осужденных запрет дарить или отчуждать иным законным образом продукты питания и другие предметы личного пользования служители Фемиды сочли обоснованным. Но при этом констатировалось, что спорная норма не запрещает осужденному делиться какими-то принадлежащими ему продуктами питания и предметами (зубной пастой, мылом, сигаретами и т.п.).

Всемирная гуманизация

На самом деле подавляющее большинство норм международных конвенций действительно носит больше декларационный характер. Например, согласно Европейским пенитенциарным правилам, свидания «должны быть организованы таким образом, чтобы дать заключенным возможность максимально естественно поддерживать и укреплять семейные отношения». 

Соответственно установленные в России ограничения (осужденные к длительным срокам имеют право только на два краткосрочных свидания в течение года и не могут требовать длительных встреч даже с близкими родственниками) формально соответствуют стандартам Совета Европы. Женевские правила еще более размыты и неопределенны. Ни в одном из них не закреплена и минимальная площадь камер, тогда как согласно российскому закону на каждого заключенного положено минимум по 4 кв. метра.

Однако как минимум одно требование ООН (формально обязательное) Россия все же не выполняет. «Там, где заключенные ночуют в камерах или комнатах, каждый из них должен располагать отдельной камерой или комнатой», – отмечается в стандартах. В самых исключительных случаях можно помещать в камеру двоих. В нашей стране, как известно, осужденные ночуют отрядами порой по два десятка человек. На двухместные «номера» не могут рассчитывать и обитатели СИЗО.

Но экс-председатель Общественной наблюдательной комиссии по Северо-Западному федеральному округу Владимир Шнитке не видит здесь особых противоречий. «Надо понимать, что рекомендации ООН написаны в расчете на пребывание заключенных в тюрьмах, а не в колониях. Тогда как в колониях содержание более мягкое, чем в камерах. Например, осужденный может свободно передвигаться по помещению, выйти на улицу, поиграть в баскетбол, позагорать и так далее. Одиночное содержание, традиционное для Европы и США, в нашей стране запрещено как самое тяжелое заключение», – убежден правозащитник.

По его словам, российский закон о содержании заключенных готовился с учетом требований европейских правил, а потому серьезных разногласий нет. «В целом, если не брать «Кресты», то в большинстве колоний в Санкт-Петербурге с так называемым отрядным содержанием бытовая ситуация более-менее нормальная, жалоб нет. Тогда как уже в пригородах Северной столицы, на территории Ленинградской области, положение иное», – поясняет Шнитке.

Частный порядок

Более конкретные требования содержатся в решениях Европейского суда по правам человека. Например, в деле «Мамедов против России» страсбургские служители Фемиды пришли к выводу, что металлические ставни, перекладины или пластины, которые закреплены на окнах, препятствуют доступу заключенных к естественному свету и попаданию свежего воздуха в помещение, что лишает находящихся под стражей «базовых элементов жизни, которыми они имеют право пользоваться».

На такие решения и международные стандарты нередко ссылаются российские суды общей юрисдикции, рассматривающие частные иски содержащихся в следственных изоляторах и колониях граждан. 

Например, Санкт-Петербургский городской суд признал нарушением установку железных ставней (так называемых «ресничек») на окна в СИЗО № 1 Северной столицы (те самые знаменитые «Кресты»). В одной из камер, где содержался обратившийся в суд гражданин Максимов, уровень влажности из-за этого достигал 80-90 процентов. В другой камере, находившейся на солнечной стороне, в летнее время стояла невыносимая жара. Удовлетворяя требования о взыскании компенсации причиненного заключенному морального вреда, суд апеллировал как к принятому в Страсбурге решению, так и к  Женевским правилам, согласно которым окна в камерах должны иметь достаточные размеры для того, чтобы заключенные могли читать и работать при дневном свете, а также обеспечивался приток свежего воздуха в арестантское помещение.

Для справки

По данным Федеральной службы исполнения наказаний РФ, по состоянию на 1 мая 2014 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 676 тысяч человек. В следственных изоляторах находилось 117 тысяч человек, в восьми тюрьмах отбывало наказание 1,4 тысячи осужденных.
 
Павел Нетупский, Санкт-Петербург (специально для РАПСИ)

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Тюремный госстандарт

16:01 05/06/2014 Горячо критикуемые правозащитниками российские правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях и СИЗО соответствуют не только действующему законодательству, но и стандартам ООН и Совета Европы. Ведь международные документы, в свою очередь, носят либо декларативный, либо рекомендательный характер.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости