Рейтинг@Mail.ru
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Публикации

Судья КС: "Можем гордиться, что наша Конституция отвечает самым высоким стандартам"

16:06 12/12/2014

Судья Конституционного суда РФ (КС) Николай Бондарь накануне Дня Конституции рассказал РАПСИ о том, почему следует считать, что сегодня мы живем по Конституции XXI-го, а не прошлого, XX-го века, о том, есть ли расхождения в понимании прав и свобод человека между КС и Европейским судом, и о том, как СМИ приписали ему готовность рассмотреть жалобу на закон о запрете абортов.

По какой Конституции мы живем, - по Конституции XX века, имея в виду, что действующая Конституция России  была принята в 1993 году, или по Конституции XXI века, коль скоро мы существуем не во вчерашнем дне, а  за окном уже 2014-й?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо дать ответ на еще более простой и, казалось бы, наивный вопрос: а что такое Конституция? Мы привыкли воспринимать ее как текст, который представляет собой юридический акт, основной закон государства. Но будет ли полным представление о Конституции, если мы будем ориентироваться только на сам текст, на букву?

При всей космополитичности самого по себе термина «Конституция» (от латинского - Constitutio) это не только формально-юридическое, но и социокультурное понятие, порождение не только цивилизационного, но и  социально-политического, экономического, культурного развития конкретного общества и государства.  В связи с этим могу предложить такую формулу: Конституция – это юридическое зеркало, отражающее душу нации, ее социально-политический, культурно-исторический портрет. Это тот основополагающий  закон, который является юридическим отражением (зеркалом) состояния нашего общества, государства и положения каждого гражданина в отдельности. И в этом юридическом зеркале мы видим себя (свои права, свободы и обязанности), видим свое государство, общество (с точки зрения их политической, социально-экономической организации).

В этом плане я убежден, что Конституция это не только буква, но и ее дух, а их единство, в конечном счете, трансформируются в то политико-правовое понятие и ту категорию, которую мы  определяем как Основной закон.

КС – не только хранитель, но и интерпретатор Конституции

С учетом сочетания Буквы и Духа Конституции какие-то ее характеристики лежат на поверхности, какие-то спрятаны глубже, находятся в нормативных пластах отдельных статей. Но их можно раскрыть, прежде всего, на основе интерпретации, толкования Конституции. Кто этим должен заниматься? Тот, кому сама Конституция предоставляет такое право и такую функцию. Это - Конституционный суд и только он.

Если говорить о раскрытии самого духа Конституции, ее глубинных характеристик, то здесь наиболее важное значение имеют официальные толкования Конституции. У Конституционного Суда имеются 13 основных решений по официальному толкованию: 12 постановлений и одно определение. Но это не означает, что только в этих 13 документах затрагиваются вопросы толкования Конституции, каждое решение Конституционного Суда в какой-то степени касается как толкования, так и реализации отдельных положений Конституции в той или иной сфере (во втором случае, речь идет о казуальном толковании Конституции в связи с конкретным делом).

При  этом КС призван не просто раскрывать внутреннее, глубинное содержание Конституции, ее дух, а обеспечивать баланс, гармонию между буквой и духом Конституции. И это достигается в частности  путем поиска баланса конституционных ценностей. Ведь именно в конституционных ценностях (таких, как справедливость, равенство, права человека,  государственный суверенитет, правовое демократическое государство, федерализм и т.д.) проявляется Дух Конституции. Конституционные ценности имеют наиболее общий, абстрактный характер (в этом их отличие от «цены»), они отражаются в Основном законе в форме принципов, конституционных основ, прежде всего, в Преамбуле, а также в первой и второй главах Конституции (посвящены, соответственно, основам конституционного строя; правам и свободам человека и гражданина). При разрешении каждого дела, независимо от того, какой закон обжалуется – из области уголовного, гражданского, административного или семейного права – КС прибегает к положениям, содержащимся в этих трех структурных частях Конституции, интерпретирует их применительно к конкретным правовым нормам отраслевого законодательства и сферам их реализации.

Кстати, на недавней встрече Президента РФ с судьями КС Владимир Владимирович Путин прямо отметил, что КС не только хранитель, но и интерпретатор Конституции. И благодаря деятельности КС, как подчеркнул Президент, обеспечивается создание так называемой живой Конституции. Живая Конституция в моем представлении – и есть воплощение единства буквы, текста и ее духа, ценностных начал. КС оживляет ее через раскрытие глубинного содержания Конституции выявление ее социокультурных начал, через ее интерпретацию в соответствии с новыми национально-историческими и геополитическими условиями развития России.

Конституция XXI века

Ценность, выдающееся значение Конституции заключается не в том, что должен быть неизменным ее текст и тот смысл, который был вложен в конкретные статьи Конституции при ее создании (в данном случае - в 1993 году). Значение и в какой-то степени провидение Конституции кроется  в способности вот этих основных принципов, ценностных начал Конституции адаптироваться к новым условиям развития общества и государства, выполнять свое назначение Основного закона в этих новых условиях. 

Причем я подчеркиваю, что речь идет не о приспосабливании, а о том, что вот эти общие принципы, ценности, национальные, духовные ценности Конституции  интерпретируются и толкуются с помощью КС в соответствии с реальными условиями, и тем самым как раз и создается, по словам нашего президента, «живая Конституция». Или, можно сказать шире, живой конституционализм.

В этом, своего рода, конституционно-преобразовательном процессе, конечно, очень важно придерживаться основополагающих требований Конституции и ни в коем случае не ориентироваться на так называемую политическую целесообразность. Напротив, в правовом государстве задача заключается в том, чтоб обеспечить конституционализацию политики и не допустить политизацию конституционной практики, т.е. необходимо, чтоб все органы государственной власти, политические партии, все субъекты политической жизни неукоснительно соблюдали требования Конституции.

Что же касается самой по себе Конституции, то в процессе ее конституционно-судебной интерпретации обеспечивается, своего рода, динамизм Основного Закона. И это становится как бы одной из важных гарантий ее …стабильности. Выведу в связи с этим такой парадокс: стабильность Конституции - в ее динамизме. Но хочу сразу оговориться, что Конституция не является Священным писанием, которое неприкасаемо (при всем том, что по своему содержанию, значению ее вполне можно назвать Светской, юридической Библией). В этом плане  динамизм надо понимать в двух смыслах: во-первых, формально-юридический динамизм, он обеспечивается возможностью внесения изменений в Конституцию в том порядке, как это определено самой Конституцией в главе 9. Отмечу, что это достаточно сложный порядок, предусмотренный для того, чтобы обеспечить устойчивость, стабильность самого текста Конституции, гарантировать защиту от поспешных, непродуманных  изменений. В этом году такие изменения были внесены дважды: касающиеся судебной власти (создания нового Верховного суда) и изменения в порядке формирования Совета Федерации.

А вот второй, наряду с формально-юридическим, динамизм, - это, условно говоря, социокультурный (интерпретационный) динамизм, который обеспечивается уже через интерпретацию Конституции в решениях КС. И он предполагает как раз адаптацию Конституции, конституционных ценностей, принципов к новым социокультурным условиям.

И с учетом этого, имея  в виду, что в самой Конституции заложены механизмы ее динамизма,  мы можем сказать, что сегодня, в 2014 году мы живем по Конституции XXI века, хотя она принималась в конце XX-го.

Найти в Конституции то, чего нет в ее букве

И следующий принципиально важный момент. Есть ли в Конституции неурегулированные вопросы, то есть, обладает ли она так называемой «пробельностью»?

Если Конституцию оценивать с позиций самого по себе текста, буквы, - то в Конституции можно найти сколько угодно так называемой «пробельности». Что это такое? Это отсутствие конкретной правовой номы, которая регулировала бы определенные общественные отношения. Но Конституция не является сводом законов. Это Основной закон и, конечно же, мы не найдем в нем нормы на каждый конкретный случай жизни для решения строго определенного вопроса. Для этого есть огромный массив законодательства, развивающегося на основе Конституции.

Сама Конституция «беспробельна» с точки зрения ее принципов, ценностей, единства буквы и духа. Все то, что должна выполнять Конституция по своему функциональному назначению обеспечивается не просто самим по себе текстом, отдельными ее статьями, а, прежде всего, общими принципами, основными началами, конституционными ценностями. И потому КС может оценивать конституционность даже тех норм, о предмете которых непосредственно не говорится в тексте Основного закона. Например, постановление о проверке конституционности норм КоАП, устанавливающих ответственность за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних (от 23.09. 2014 г.) или определение КС по суррогатному материнству (от 15.05.2012 г.). Эти дела   рассматривались  на основе и в соответствии с  конституционными ценностями материнства, детства, семьи (статьи 7, 38 Конституции) и безотносительно к тому, что сами по себе  вопросы нетрадиционных сексуальных отношений, суррогатного материнства, естественно,  в Конституции напрямую не решаются.

О якобы готовности рассмотреть жалобу на запрет абортов

Небезынтересным является вопрос, который возник в связи с  состоявшейся у меня 26 ноября лекцией в Государственной Думе РФ. Она была посвящена конституционным ценностям в теории и практике российского конституционализма. А за несколько дней до этого многие  обратили внимание на весьма пространную статью в уважаемой газете «Известия» (за 18 ноября 2014 г.), которая называлась «Конституцию хотят изменить ради запрета абортов». Смысл в том, что на 18-м Всемирном русском народном соборе было принято решение выступить с инициативой о внесении изменений в Конституцию (и в текущее законодательство), чтобы запретить аборты. В частности, в Конституцию предлагается внести следующее положение: «человеческая жизнь возникает в момент зачатия».

В связи с этим и возник вопрос о целесообразности внесения такого изменения в Конституцию и о том, что означает его отсутствие в ней подобной нормы для возможных перспектив рассмотрения дела об абортах в КС.

Прежде всего, я отметил, что обращения по поводу абортов в КС пока ещё не было. Я также подчеркнул, что как судья КС имею законодательные ограничения на высказывание своего мнения по сути  вопроса, который в дальнейшем может быть предметом рассмотрения Суда. Однако само по себе наличие или отсутствие конкретного положения в  Конституции не является для КС препятствием для рассмотрения обращения. Здесь, как и во многих других случаях, важнее конституционные принципы и ценности (несовпадающие, а порой и конкурирующие), баланс между которыми призван найти КС при разрешении конкретного дела.

Поэтому здесь приходится только сожалеть, что некоторые журналисты, наверное, не совсем четко меня поняли (или кто-то хотел выдать желаемое за действительное), когда в нескольких СМИ прошло сообщение, что судья КС Бондарь выступил чуть ли не за принятие КС жалобы по абортам. Этого, конечно, не могло быть, уже потому что здесь слишком много тех вопросов, которые должны быть решены предварительно, до поступления обращения в КС. И пока они не только мне, но, вероятно, никому (по крайней мере в КС) не известны. Если такое обращение будет, прежде всего, неясно, в какой форме – абстрактного или конкретного нормоконтроля оно предполагается. Ведь прежде всего в зависимости от этого  надо будет оценивать обращение с точки зрения его допустимости (соответствия требованиям, установленным ФКЗ «О КС РФ»). Я уже не говорю о предмете самого по себе обращения и т.д.

Права человека сквозь призму национальных ценностей и международных стандартов

Каждое решение КС основывается на нашей Конституции, а с учетом ее же требований (ч.4 ст. 15 Конституции), конечно же, и на требованиях  международно-правовых стандартов, международных договоров РФ.

Когда мы принимали постановление о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, мы внимательно относились и к зарубежному опыту, в том числе опыту Европейского суда. Не секрет, что в некоторых странах имеет место практика, которая направлена по существу на внедрение так называемых новых, неолиберальных «конституционных ценностей» в виде  однополых браков, полной свободы пропаганды и распространения нетрадиционных сексуальных отношений, в том числе  среди несовершеннолетних и т.п..

Мы приняли то постановление, основанное на полном  признании автономии  личности, свободы сексуального самоопределения, как это и предусмотрено международно-правовыми актами. Вероятно, не случайно один из заявителей Алексеев назвал в интервью одной из газет принятое постановление  «прорывным». Сфера сексуальных отношений – это личное дело каждого гражданина. Это включает в себя, в том числе,  право на проведение массовых мероприятий группами нетрадиционной сексуальной ориентации, но при этом недопустимо вовлекать несовершеннолетних. Алексеев же, признав позитивный характер постановления, тем не менее, отметил: «но мы пойдем в Европейский суд».

Почему? Потому что КС РФ признает «всего лишь» автономию личности,  свободу сексуального самоопределения, но этого недостаточно! Ведь в известных странах признается еще и право на однополые браки, ничем  не ограниченную свободу пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и т.д.. И это уже вопрос не только  текста закона, но и национальных духовных ценностей. Ценности семьи, материнства, детства  имеют глубокие корни,  в том числе в традиционных конфессиях России. Их нельзя не учитывать.

И поэтому мы, конституционные судьи, читаем положения Конституции с учетом представлений, понимания национальных ценностей, наших исторических традиций. Все и каждое положение Конституции необходимо понимать и воспринимать сквозь призму того, что Конституция принята нашим многонациональным народом, как это сказано в ее Преамбуле, «Исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями», «чтя память предков, передавшим нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость

И, вероятно, вполне естественно, что у нас порой случаются расхождения  при «чтении» одного и того же текста с некоторыми  европейскими коллегами. Потому что есть различия  в  исторических традициях, в национальных ценностях, получающих закрепление в Конституциях. Если же речь идет о ЕСПЧ, то не секрет, что  при разрешении отдельных дел порой проявляются, к сожалению, и двойные стандарты.

Но это уже другая тема. Мы же, россияне, имеем все основания гордиться тем, что наша Конституция отвечает самым высоким международно-правовым стандартам.   Другое дело, что на практике они далеко не всегда получают последовательную реализацию. На решение задач по охране, защите и воплощению в жизнь требований нашего Основного закона  и направлена вся деятельность КС РФ.

С праздником! С Днем Конституции! Надеюсь, что в обозримом будущем это день снова станет красной датой календаря. Со стороны государства это будет подтверждением глубокого уважения и трепетного отношения к Основному закону нашей жизни.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Судья КС: "Можем гордиться, что наша Конституция отвечает самым высоким стандартам"

16:06 12/12/2014 Судья Конституционного суда РФ (КС) Николай Бондарь накануне Дня Конституции рассказал РАПСИ о том, почему следует считать, что сегодня мы живем по Конституции XXI-го, а не прошлого, XX-го века, о том, есть ли расхождения в понимании прав и свобод человека между КС и Европейским судом, и о том, как СМИ приписали ему готовность рассмотреть жалобу на закон о запрете абортов.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости