Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Неоправданные привилегии

11:00 13/02/2017

Компании вправе в одностороннем порядке отказываться от выплаты дивидендов владельцам привилегированных акций, которые должны разделять риски ведения бизнеса компаний. Такое решение принял Конституционный суд (КС) России.

По общему правилу обладатели привилегированных акций должны получить фиксированные дивиденды. Эти «привилегии» позволяют частным гражданам и инвестиционным фондам использовать такие акции как инструмент с гарантированным доходом.

Обещать не значит исполнять

Согласно действующему Федеральному закону «Об акционерных обществах», размер дивидендов по привилегированным акциям должен быть прописан в уставе и определен в твердой денежной сумме, процентах к номинальной стоимости ценных бумаг или иным способом. Тогда как, в отличие от владельцев обыкновенных акций, «привилегированные» не могут участвовать в управлении компанией – голосовать на общем собрании (за исключением ряда ключевых вопросов).

В то же время в законе сделана оговорка: в случае невыплаты установленных дивидендов в полном объеме обладатели привилегированных акций со следующего года получают право голоса по всем вопросам. При том, что прямо право общего собрания акционеров не платить обещанные доходы «привилегированным» не установлено.

Судебная практика складывалась неоднозначно. В ряде случаев арбитражи признавали обязанность акционерных обществ исполнять собственный устав и принимать решение о выплате дохода.

Иск против АО «Газпром газораспределение Ростов-на-Дону» подала управляющая компания «Арсагера», вложившая средства инвесторов в полтысячи привилегированных акций дочерней структуры газового концерна. Устав АО предусматривал выплату по ним двух процентов чистой прибыли, что позволяло финансистам рассчитывать на приличный доход (по 885 рублей на акцию). Однако, несмотря на получение солидной прибыли по итогам 2013 финансового года, общее собрание приняло решение не выплачивать дивидендов вообще.

Попытка оспорить принятое решение не увенчалась успехом. Арбитражный суд поддержал доводы акционерного общества, что установленный его уставом размер дивидендов не означает обязательность их выплаты. Более того, дивиденды по привилегированным акциям не являются гарантированным источником доходов акционеров. Вышестоящие инстанции также не нашли оснований для принуждения компании выплачивать дивиденды: «Право акционера – владельца привилегированных акций на получение дивидендов в установленном уставом размере может быть реализовано только при условии вынесения общим собранием АО решения о начислении и выплате дивидендов по итогам финансового года», – заключил Верховный суд России, отклоняя требования истца.

Корпоративная демократия

Управляющая компания «Арсагера» оспорила в Конституционном суде России легитимность самих норм федерального закона, допускающих возможность невыплаты дивидендов на привилегированные акции по решению общего собрания компаний, уставы которых предусматривают получение ими фиксированного дохода. Кроме того, по мнению заявителей, в результате таких действий нарушались права частных инвесторов – пайщиков находящегося в управлении паевого инвестиционного фонда.

Но служители конституционной Фемиды пришли к выводу, что действующий закон обеспечивает необходимый «баланс разнонаправленных интересов участников корпоративных отношений, в том числе самого акционерного общества и различных групп его акционеров». Ведь в любом случае выплата дивидендов осуществляется только в случае принятия в установленном порядке соответствующего решения общим собранием. И акционер об этом не мог не знать: «Приобретая акции того или иного типа, лицо принимает на себя все риски, связанные как с прибыльностью (убыточностью) деятельности АО в целом, так и с теми ограничениями, которые налагаются в силу прямого указания закона. Указание на положения устава данного акционерного общества о праве владельца привилегированных акций на получение ежегодно фиксируемого дивиденда само по себе не свидетельствует о неопределенности оспариваемых заявителем положений статей 32 и 42 Федерального закона «Об акционерных обществах», – констатировал суд.

Осмотрительными, по мнению служителей Фемиды, следовало быть и пайщикам, заключившим договора доверительного управления с компанией «Арсагера». Вступая в такие правоотношения и рассчитывая на получение дохода в виде роста стоимости инвестиционного пая, граждане должны осуществлять экономическую деятельность, которая, в свою очередь, предполагает определенный риск.

Курица & яйцо

Участники финансового риска полагают, что определение Конституционного суда России не прибавляет доверия частных инвесторов к привилегированным акциям как инструменту. «С точки зрения улучшения инвестиционного климата в нашей стране это, на наш взгляд, не очень дальновидное решение. Сама «привилегированность» отныне под большим вопросом. Такие акции и так всегда торгуются с ощутимым дисконтом к цене обыкновенных. Теперь этот дисконт, скорее всего, увеличится, так как риски инвестиций становятся еще более зависимыми от уровня корпоративного управления в конкретной компании», – убежден заместитель председателя правления управляющей компании «Арсагера» Евгений Чистилин.

Сам вопрос он сравнивает со спором о «курице и яйце». «Что первичнее – устав или решение? До сих пор было очевидно, что требования устава, в том числе в части выплаты дивидендов по привилегированным акциям, обязательны для компании и самого общего собрания акционеров. Теперь же у компаний и их мажоритарных акционеров, по мнению Евгения Чистилина, «развязаны руки».

А вот опрошенные юристы в целом поддерживают выводы Конституционного суда России. Александра Скрипка из адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» напоминает, что привилегированная акция – это не долговой документ, по которому акционер-владелец получает стабильный процент. «Она действительно не может гарантировать заранее определенный, регулярный доход. В отличие от обыкновенной акции, привилегированная предоставляет ее владельцу право на первоочередную выплату дивидендов и ликвидационной стоимости, а также ряд дополнительных гарантий.

В то же время на практике нередки случаи, когда в компании несколько лет подряд принимается решение о невыплате дивидендов по привилегированным акциям. Но если впоследствии производится хотя бы одна выплата – владельцы таких акций теряют право голоса, тогда как дивиденды за предыдущие годы они не получают. Поэтому в законе действительно есть пробел по вопросу об аккумулировании дивидендов. Он может послужить основанием для обращения с жалобой в Конституционный суд России», – поясняет адвокат.

Положительно решение оценивает и юрист корпоративной практики компании Baker & McKenzie Александр Федотов: «С экономической точки зрения, привилегированная акция, несмотря на наличие некоторых элементов долгового инструмента (debt instrument), является в большей степени долевым инструментом (equity instrument). Поэтому акционер-держатель привилегированных акций наряду с владельцами обычных должен нести риски ведения обществом коммерческой деятельности, в том числе риск направления экономических потоков на другие цели. Наделение владельцев привилегированных акций правом на регулярное получение дивидендов привело бы к трансформации таких ценных бумаг в новый долговой инструмент, а их владельцев – во внешних кредиторов компании», – полагает юрист.

Мировой стандарт

Российское корпоративное законодательство в целом задействовало опыт других стран. По словам Александра Федотова, на западе, по общему правилу, привилегированная акция не дает права на безусловное получение части чистой прибыли компании. Хотя в некоторых странах учредительные документы компаний могут предусмотреть обязательное направление определенной части чистой прибыли на выплату дивидендов. В Швеции акционерное общество обязано выплатить дивиденды по решению даже 10 процентов акционеров.

А в странах с общей системой права (Великобритания и бывшие колонии) вопросы прав и полномочий привилегированных акционеров отданы на откуп самих компаний. «Они вправе делить уставный капитал на любое количество классов акций с теми или иными полномочиями, в том числе отсутствие прав на управление при наличии фиксированной доходности. Это очень популярно в среде венчурных инвестиций, так как позволяет наделять инвесторов, вошедших в проекты на разных стадиях, своим объемом прав, полномочий и, если необходимо, фиксировать определенный уровень доходности для каждого класса. Вместе с тем в уставе компания может прописывать условие отказа от выплаты дивидендов», – поясняет руководитель международных проектов консалтинговой компании «Прайм Эдвайс» Константин Зиятдинов.

Павел Нетупский, Петербург

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Неоправданные привилегии

11:00 13/02/2017 Компании вправе в одностороннем порядке отказываться от выплаты дивидендов владельцам привилегированных акций, которые должны разделять риски ведения бизнеса компаний. Такое решение принял Конституционный суд России.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости