МОСКВА, 15 мар — РАПСИ. Центральный суд города Кемерово с ноября 2018 года рассматривает дело о вымогательстве 51% пакета акций угольного разреза «Инской». На скамье обвиняемых экс-чиновники администрации Кузбасса, бывшие следователи местного управления Следственного комитета (СК) РФ, а также бизнесмен Александр Щукин и его юрист Геннадий Вернигор. Помимо прочего, в деле фигурирует эпизод, связанный со взяткой главе СК по Кемеровской области.

Фигурантов дела АО «Разрез «Инской» подозревают в совершении преступления по части 3 статьи 163 Уголовного кодекса РФ (вымогательство в особо крупном размере). Следствие полагает, что летом 2016 года, теперь уже бывшие, заместители главы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов вместе с руководителем регионального управления СК Сергеем Калинкиным и его подчиненными, а также бизнесменом Щукиным попытались завладеть контрольным пакетом акций АО «Разрез «Инской», стоимость которого оценивается обвинением более чем в 2 миллиарда рублей, а защитой – в один рубль в силу миллиардных долгов предприятия. Все бывшие следователи, включая и Калинкина, обвиняются в злоупотреблении служебными полномочиями. Обвиняемые вину не признают. В ходе заседания суда Щукин признал, что согласился на получение контрольного пакета акций предприятия для вывода из кризиса, но впоследствии от пакета акций отказался, что трактуется обвинением, как частичное признание вины.

В конце 2018 года суд начал опрашивать свидетелей, в числе которых сотрудники АО «Разрез «Инской», следователи СК, родственники фигурантов. В частности, исследовались факты, свидетельствующие об осуществлении Калинкиным покровительства Щукину и его бизнесу, а также состояние дел на разрезе «Инской». Так, свидетели давали показания относительно критических финансовых проблем АО «Разрез «Инской», которое летом 2016 года из-за инженерно-технической ошибки не добывало уголь более года, имело долги не менее 5 миллиардов рублей и задолженность по зарплате около 60 миллионов рублей. Это привело к отказу от выхода на работу шахтеров, а состояние оборудования на предприятии не соответствовало нормам безопасности труда. Разрешение кризиса было поручено вице-губернаторам Иванову и Данильченко, в созданную комиссию также включили начальника одного из департаментов администрации области Е.Троицкую.

Как ранее сообщали СМИ, действовавший губернатор Кемеровской области Аман Тулеев лично попросил Щукина помочь урегулировать кризис, т.к. он мог обернуться ростом социальной напряженности в регионе. Хотя с предприятием бизнесмен никак связан не был, Щукин согласился помочь, и перечислил не менее 100 миллионов рублей в региональный благотворительный фонд «Милосердие», откуда на ликвидацию задолженности по зарплате работникам разреза было направлено более 23 миллионов рублей.

Кроме того, Антон Цыганков, номинальный владелец предприятия, был задержан (превышение полномочий, повлекшее причинение ущерба) и доставлен в здание следственного комитета, где, как утверждает обвинение, под давлением согласился оформить дарение 51% акций. Щукину было предложено взять на себя управление шахтой, а потом и пакет акций, и бизнесмен это предложение принял, после чего была составлена доверенность на дарение 51% акций.

Затем Щукин вылетел в Москву на переговоры с реальным владельцем шахты и договорился о совместном управлении предприятием, однако на следующий день предприниматель решил отказаться от акций, так и не зарегистрировав свои права на них. В результате, в соответствие с позицией защиты, на него начали оказывать давление со стороны местной администрации, представители собственника акций попытались сохранить договоренности, а спустя несколько месяцев, в ноябре 2016 года, было возбуждено уголовное дело о вымогательстве. Почти все фигуранты дела ожидают приговор суда под домашним арестом, в следственном изоляторе находится только Калинкин. Ход следствия и процесса фигуранты оценивают как максимально корректный и профессиональный.

В конце февраля 2019 года показания дал руководитель управляющей компании шахты УК «Менеджмент» Андрей Гайдин. В соответствии с его позицией, управление шахтой велось в установленном режиме, а проблемы, связанные с погашением задолженности, решались в соответствие с разработанными планами. Кроме того, свидетель отметил, что Щукин согласился принять участие в восстановлении экономических показателей шахты под давлением.

Показания также дал Максим Сидоров, который по доверенности предыдущего руководителя разреза «Инской» управлял предприятием несколько дней, до отказа Щукина оформить права на акции. По словам Сидорова, на предприятии имело место серьезное нарушение техники безопасности, которое могло привести к серьезному ущербу оборудованию и здоровью рабочих. Кроме того, оборудование было значительно изношено, и без его ремонта продвижение к угольному пласту было не возможно. Тем не менее, за несколько дней Сидорову удалось наметить план устранения проблем, организовать работы, позволяющие дальнейшее продвижение. При этом, после отказа Щукина принять управление предприятием на шахту «Грамотеинская» (Сидоров на тот период являлся ее главным инженером) стали часто приходить государственные проверки, приостанавливающие работу шахты.

Обвиняемым по этому резонансному делу грозит от 7 до 15 лет лишения свободы. Защита намерена добиваться переквалификации обвинения относительно стоимости пакета акций и проведения экспертной оценки стоимости «предмета вымогательства», определенной следствием по балансовой стоимости имущества предприятия, т.к. при переквалификации действий подсудимых максимальный срок наказания составит 7 лет.