Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Защитники по назначению: когда дешевая юстиция стоит дорого

10:57 25/01/2016

Владимир Горелик, председатель московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры»

Всем известна фраза про сыр в мышеловке. Не погрешу против истины, если скажу, что в печальных реалиях нашего правового (но довольно часто на деле, к сожалению, далеко не правового) государства сыр с мышеловкой, наряду с другими ассоциациями, может служить и примером про адвокатов по назначению.

Давайте разберемся, в чем суть вопроса. Одним из важнейших конституционных прав фигуранта любого уголовного  дела, расследуемого в цивилизованном государстве, является право на участие в деле защитника. Его основная задача заключается в реализации всего возможного потенциала, чтобы, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, либо доказать невиновность подзащитного, либо максимально уменьшить его вину.

Любому праву соответствуют определенные обязанности. Применительно к нашему вопросу следователь и суд обязаны создать необходимые условия для работы защитника, обеспечив его участие во всех проводимых с фигурантом процессуальных действиях, если тот заявил о желании иметь определенного защитника и о его допуске к делу.

В России в качестве защитников обычно (за незначительным исключением) допускаются адвокаты. Процедуры предварительного следствия и рассмотрения уголовного дела в суде без защитника невозможны. Конечно, он может не участвовать в деле, если фигурант изъявил намерение защищаться самостоятельно,  и участие защитника в уголовном процессе не является обязательным.

Исходя из этих задач, законодатель вполне резонно наделил обвиняемого и подозреваемого, либо их родственников, правом по личному усмотрению выбирать защитника, договариваться с ним о стоимости услуг и заключать соглашение о юридической помощи. В этих случаях особых проблем не возникает, так как достижение договоренностей в подобной ситуации, как говорил классик, "продукт непротивления двух сторон", которых взаимное сотрудничество устраивает. Если доверитель недоволен работой адвоката, он беспрепятственно "голосует ногами", расторгая прежний договор и заключая соглашение с новым, более полезным, по его мнению, адвокатом.

Однако жизнь есть жизнь. Защитник может заболеть, либо уехать в отпуск, либо оказаться загруженным в ином процессе. Иногда и фигурант, злоупотребляя правом, слишком долго занимается поисками адвоката. И вот на эти случаи законодатель придумал в Уголовно-процессуальном кодексе формулировки, наделяющие следователя и суд правом привлекать к участию в деле защитника по назначению в случае отсутствия ранее допущенного к делу защитника в течение пяти суток.

Подобный подход оправдан, поскольку любые, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, процедуры имеют определенные сроки и государственный механизм в силу субъективных обстоятельств не может останавливаться.

Одним словом, идея правильная, но на практике – одни нюансы. Защитник у фигуранта вроде бы и есть, но его участие в деле как эффективного борца за интересы доверителя либо имитируется, либо отсутствует вовсе.

И причин этому множество. Одна  из основных заключается в правоприменительной практике следствия и суда, ориентированной на заведомо обвинительный уклон. Озвученные президентом России в послании Федеральному Собранию РФ цифры оправдательных приговоров по делам об экономических преступлениях (0,38 %), по сути, являются страшными, поскольку за ними множество невинно погубленных судеб. Действительно, естественный диапазон ошибочных решений в человеческой деятельности значительно выше. Опыт участия в рассмотрении подобных дел присяжных свидетельствует о том, что удельный вес оправдательных вердиктов по такой категории дел многократно выше. Такая статистика подтверждается практикой работы европейских стран.

При этом качество следствия по уголовным делам крайне низкое, провозглашенный законом принцип состязательности процесса повсеместно нарушается. Следователи и суды собранные защитой доказательства, подтверждающие невиновность подзащитного, зачастую по заведомо незаконным основаниям, отвергают. Вопреки презумпции невиновности все спорные и сомнительные ситуации трактуются в пользу обвинения.

Правоприменительная практика усугубляется тройственным корпоративным союзом в лице следователя, государственного обвинителя и суда, деятельность которых чаще всего, безотносительно к конкретным обстоятельствам дела, свидетельствует о полной гармонии и единообразии в обвинительном подходе к оценке действий фигуранта.

В силу указанных причин адвокаты по назначению, как правило, уподобляются безмолвным винтикам, которые полномочные должностные лица беспрепятственно вкручивают в заранее подготовленную и согласованную заинтересованными ведомствами резьбу правосудия.

Квалифицированные и инициативные адвокаты по уголовным делам всегда востребованы и работают по соглашениям с доверителем. К работе в качестве адвокатов по назначению обычно привлекаются специалисты, поддерживающие определенные отношения со следствием и судом и не имеющие активной и хорошо оплачиваемой практики. Такие адвокаты, не получая от доверителя вознаграждения, как правило пассивны, плохо владеют материалом, отдавая все силы другим, более привлекательным для них направлениям работы.

Особо недопустимо, когда защитник по назначению привлекается по сложным и объемным  уголовным делом об экономических преступлениях, требующих владения материалами, определенных знаний и навыков работы по уголовным делам этой категории. Немаловажным фактором для успешной работы является и наличие психологического контакта между защитником и доверителем. При решении вопроса о допуске защитника к участию в деле следствие и суд в ущерб интересам подзащитного игнорируют эти обстоятельства.

Нередки случаи, когда между такими адвокатами и подсудимыми возникают острые конфликты, завершающиеся жалобами в адвокатскую палату. И практика всегда показывает, что радикальной помощи от адвоката по назначению ждать не приходится.

Что делать, и как с этим бороться? Вспоминается известная фраза: "Дешевая юстиция дорого стоит". Фигурант уголовного дела должен это понимать и, по возможности, привлекать к своей защите квалифицированного адвоката, владеющего методикой расследования данной категории уголовных дел и, желательно, имеющего опыт практической работы в правоохранительных и судебных органах.

Можно адресовать и ряд пожеланий законодателю. Следует пересмотреть положения части 2 статьи 52 УПК РФ (отказ от защитника не обязателен для суда и следователя), предусмотрев случаи, когда такой отказ обязателен для соответствующего должностного лица (пассивность защитника, несовпадение правовой позиции, нарушение закона защитником и пр.).

Было бы не лишним, если бы суды реагировали не только на неявку защитника в судебное заседание без уважительных причин, но и на его пассивность при отстаивании интересов подзащитного в суде.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Защитники по назначению: когда дешевая юстиция стоит дорого

10:57 25/01/2016 Всем известна фраза про сыр в мышеловке. Не погрешу против истины, если скажу, что в печальных реалиях нашего правового (но довольно часто на деле, к сожалению, далеко не правового) государства сыр с мышеловкой, наряду с другими ассоциациями, может служить и примером про адвокатов по назначению. Давайте разберемся, в чем суть вопроса.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости