Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Сто лет назад. 31 июля – 6 августа 1917 года

Теги: Россия
07:00 31/07/2017

Главные темы недели – эвакуация Николая II и его семьи из Царского села и украинский вопрос.

Бывший император с семьей вынужден покинуть Царское село, так как Временное правительство приходит к выводу, что их проживание в Александровском дворце более небезопасно и при контрреволюции они падут ее первыми жертвами. Несмотря на отъезд Романовых в обстановке строжайшей секретности, прессе удается узнать подробнейшие детали тайной операции: последние реплики членов семьи, кто во что был одет, настроения, планы и т.д. В газеты даже просочилась информация о конечном маршруте секретного состава.

Временное правительство идет на некоторые уступки Украине, но находящаяся в Петрограде делегация все же разочарована решением властей: она рассчитывала включить в состав не 5, а 9 губерний, а также получить значительно больше полномочий. Однако правительство напомнило визитерам, что руководство телеграфом, железной дорогой, почтой и войсками относится к его компетенции, а никак не краевых властей. И уж тем более, отмечает Временное правительство, украинские власти не вправе одобрять или отклонять его постановления и законы. Украинская пресса «мечет гром и молнии» по поводу этих решений.

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе начало августа 1917 года*.


31 июля

Наши милиционеры

Во вчерашних газетах напечатан приказ по московской милиции комиссара градоначальства и начальника милиции г. Вознесенского.

Приказ этот датирован последними днями, но с таким же успехом он мог быть опубликован неделю, месяц, два месяца назад.

Приходится удивляться, что почетному начальнику московской милиции надо было для издания этого приказа проехаться в Сокольники, заниматься там стрельбой, свистом на манер Соловья-разбойника, вообще тем, чем никогда не придет в голову заниматься ни одному из начальников благоустроенной милиции, и все это для того, чтобы убедиться, что наша милиция никуда не годна.

Плоха бдительность г. Вознесенского, раз только во время прогулки в Сокольниках он осведомился о том, что милиционеров почти никогда не бывает на своих постах, а в тех редких случаях, когда встречается милиционер, всегда одетый в фантастическую разношерстную форму, то он, сидя на тумбе, занимается чем угодно, галантными разговорами с прекрасным полом в лице швейцарих или кухарок, тупым осматриванием с ног до головы прохожих, но только не наблюдает за порядком на вверенных ему улицах.

Мчится по Тверской около Мамоновского переулка извозчик с хмельными седоками и солдатом, яростно наяривающим на гармонике, а гражданин милиционер с улыбкой поощрения провожает глазами эту милую компанию. Устраивают состязание по узким улицам толстошинные извозчики или мчатся как угорелые «организационные» шоферы, — та же картина… А грабежи среди бела дня становятся все наглее и наглее, как, например, последний грабеж квартиры Новосильцева в самом центре города, в которой грабители, по словам сыщиков, не могли хозяйничать менее четырех часов: столько успели награбить добра. Были ли случаи, чтобы сонные, совершенно не дисциплинированные милиционеры Москвы задержали грабителей с поличным? Что-то не припоминается.

А господин начальник московской милиции только после поездки в Сокольники и после упражнения в стрельбе и в свисте решает проверить граждан-милиционеров и узнает, что в 4 мещанском комиссариате преступное небрежение служебными обязанностями и что проверочные книжки милиционеров не отмечались с 25 июля. Г. Вознесенский очень удивлен, что на его стрельбу и свист никто, кроме ошалевших от страха нежданной стрельбы и молодецкого свиста обывателей и заливавшихся лаем собак не отозвался.

Но найдя такое упущение в 4 мещанском комиссариате, предпринял ли господин начальник милиции города Москвы проверку других комиссариатов? Ничего подобного. Он покойно уехал в двухнедельный отпуск, как о том сообщено в тех же номерах газет, в которых помещен приказ г. Вознесенского.

Хотя много ли толку в том, в Москве ли г. Вознесенский или «отбыл» на отдых. Издает ли он приказы, вызывает ли пальбой в ночную пору пропавших милиционеров или нет, все равно результаты будут одни. И дотоле будут обкрадывать наши квартиры, и дотоле милиционеры, содержащиеся на наши презренные буржуазные средства, будут, покуривая папиросы, доколе они не почувствуют над собой, если не созидающую, а хотя бы строго и зорко контролирующую их власть.

(вечерняя газета Время)


1 августа

Бурцев о большевиках

По поводу большевистского съезда В.Л. Бурцев говорит:

— Я прочитал резолюцию большевиков и в полном смысле слова ужаснулся. Более недопустимую, выражаясь мягко, политическую бестактность трудно придумать. Резолюция большевиков – прямой вывод из их политических воззрений.

— Как вы полагаете, В.Л., Ленин в России или скрылся?

— Для меня во всяком случае ясно, что Ленина нет в Швейцарии. Лица, которые утверждают это, только заметают следы Ленина. В Швейцарию Ленин должен проехать через Германию, а согласитесь, что такая поездка при нынешних условиях была бы не только полным политическим самоубийством Ленина, но чем-то еще большим. Это касается не только его, но и его партии и отчасти даже всего освободительного движения, потому что Ленин был все-таки работником в этом движении.

Вторичный проезд Ленина через страну Вильгельма произвел бы в России ужасающее впечатление.

— Меня только поражает, почему на этот чрезвычайно интересный вопрос: где Ленин, — большевики, или хотя бы даже «Новая Жизнь», не дадут открытого, ясного ответа.

— Лично я полагаю, что Ленин никуда не уезжал, а остается в России.

(вечерняя газета Время)


2 августа

Перевод Николая Романова

Причины перевода. Вопрос о переводе Николая Романова с семьей из Царского Села в какое-нибудь другое место поднимался неоднократно. Различные организации и фронтовые комитеты обращались в петроградский С.Р. и С.Д. с резолюциями о необходимости перевести Николая Романова в Петропавловскую крепость или какое-нибудь другое место, так как Александровский дворец является опасным очагом контрреволюционного движения и при мало-мальски благоприятных условиях может стать цитаделью контрреволюции. Особенно остро встал вопрос о переводе Николая Романова после обнаружения письма бывшего главнокомандующего западным фронтом генерала Гурко. После этого С.Р. и С.Д. вполне определенно высказался за перевод Николая II.

1 августа на рассвете Николай Романов со всеми членами своей семьи покинул Царское Село. День и час отъезда, установленный несколько дней тому назад, держались в строжайшем секрете и только немногие лица из числа царскосельской охраны и представители исполнительного комитета С.Р. и С.Д. знали о дне предстоящего отъезда. Все эти лица были связаны обязательством соблюдать строжайшую тайну. Тем не менее слухи о том, что Николай Романов в скором времени должен будет покинуть Царское Село, циркулировали давно. Совершенно определенно новым местом пребывания бывшего царя называли гор. Кострому, а лица, более близкие к семье Романовых, указывали более точно новое местожительства Николая II — родовую вотчину бояр Романовых, находящуюся в 20 вер. от г. Костромы.

Приготовления к отъезду. В течение дня 31 июля среди состоящего при Николае Романове административного персонала наблюдалась сильная озабоченность. С Петроградом непрерывно велись продолжительные переговоры по телефону. В Александровском лицее, расположенном в непосредственной близости к Александровскому дворцу, происходили заседания при участии многих лиц, прибывших из Петрограда. В помещении местного исполнительного комитета С.Р. и С.Д. собрался весь президиум во главе с председателем Кинтовтом. В то же время в Царском Селе уже находились министр-председатель А.Ф. Керенский, комиссар по управлению бывшим министерством двора Ф.А. Головин, помощник главнокомандующего петроградского военного округа капитан Кузьмин и другие. А.Ф. Керенский проявлял исключительную деятельность. Он дважды ездил на станцию Александровскую, непосредственно отдавал инструкции по охране пути и вообще по принятию всех мер предосторожности в деле переезда Романовых с семьей. По его же приказу был определен состав поезда, формировавшегося в Петрограде при непосредственном участии управления Николаевской жел. дор. Поезд должен был быть готов к 11 час. вечера 31 июля на станции Петроград Николаевской жел. дор., так как отъезд Романова был назначен в час ночи.

Охрана поезда. А.Ф. Керенский побывал в Александровском дворце, где, считаясь с исключительной серьезностью момента, чинно отдавал распоряжения. В то же время комендатура Царского Села под руководством помощника главнокомандующего Кузьмина формировала состав охраны, расставленной по пути проезда Николая Романова с семьей от Александровского дворца до вокзала. Из четырех стрелковых полков, на обязанности которых лежало нести охрану Царскосельского дворца, было выбрано 11 человек от каждой роты из числа более надежных и вполне испытанных солдат, и из собранной группы была сформирована команда для охраны поезда и другая в количестве 200 человек для сопровождения бывшего царя на место назначения. Это все было устроено до наступления полуночи.

В Александровском дворце. Во дворце никто не ложился спать. Все готовились к отъезду. Поминутно подъезжали моторы, привозившие и увозившие различный багаж. Сопровождать семью Романовых было назначено 50 человек прислуги. Бывший царь и его семья бодрствовали всю ночь. В назначенное время отъезд все же не мог состояться, так как поезд не был подан к сроку. Он был готов только к 4 час. пополуночи. В этом поезде должен был следовать бывший царь со своей семьей. Вскоре на Александровский вокзал был подан второй поезд, на котором должна была ехать сопровождающая Романова прислуга и их багаж.  Поезд бывшего царя состоял из трех вагонов международного общества, одного вагона III класса, находившегося в головной части поезда, и еще двух вагонов III класса, стоящих в хвосте поезда. Кроме этих вагонов в составе поезда был вагон-ресторан, багажный и вагон-кухня с ледником.

Не подворачивайсяНе подворачивайся

Отъезд. Отъезд начался в 4 час. 10 мин. К подъезду дворца было подано несколько моторов. Николай Романов, находившийся в подавленном состоянии духа, был одет в военную форму: тужурку защитного цвета и плащ. Александра Федоровна, до последнего времени не ходившая пешком, на этот раз вышла сама и без посторонней помощи села в поданный автомобиль. Ее сопровождала неизменно находящаяся при ней во время заключения Романовых в Александровском дворце статс-дама Нарышкина. Великие княжны были одеты в голубые платья. В сопровождении трех фрейлин они вышли из покоев дворца, сели в отдельный автомобиль и последовали за своими родителями. Фрейлины, в том числе Уткина и Кеглина, безотлучно находились при великих княжнах. Сопровождать бывшего царя с семьей был назначен князь Долгоруков, пасынок гофмаршала генерала Бенкендорфа, личного друга Николая Романова. Алексей Романов был одет в военную форму. Мальчик, несмотря на предстоящий долгий переезд, был весел и в достаточной мере спокоен. Его сопровождали неизменный друг и дядька кондуктор флота Деревенько и матрос Наборный, а также француз-гувернер Жильяр. В числе лиц, сопровождающих бывшего царя, находился профессор, хирург, лейб-медик Боткин.

Сборы и церемониал отъезда были очень скромны и непродолжительны. Багаж был погружен за несколько часов до отъезда. На станции Александровской поезд, который должен был повезти Романовых, был подан не к платформе станции, а находился в некотором отдалении от станции, на пятом запасном пути. Проехав по шоссе Александровского парка к воротам Федоровского собора, кортеж направился по шоссе к станции Александровской. До вокзала бывшего царя сопровождал А.Ф. Керенский, дававший лично всякие указания и распоряжения, входивший во все мелочи отъезда. На всем пути следования были расставлены стрелки, рассыпанные цепью. Замыкали кортеж взвод финляндских драгун на конях. По прибытии на станцию все подошли к вагонам. Бывшего царя сопровождал А.Ф. Керенский. Подъем на ступеньки вагона был затруднителен и А.Ф. Керенский проявил особую предупредительность и, как истый джентльмен, помог бывшему царю войти в вагон, предложив опереться на его руки.

Ровно в 5 час. 45 мин. утра поезд медленно, пыхтя, отошел от станции. В числе сопровождающих бывшего царя находился и великий князь Михаил Александрович, которому было разрешено проститься со своим братом. Он проехал из Гатчины прямо  в Царскосельский дворец, где оставался до самого отъезда, а затем сопровождал семью Романовых на вокзал и находился там до отправления поезда.

Приготовления к отъезду и отъезд для обывателей Царского Села прошли совершенно незамеченными. 31 июля, утром, после отъезда Романовых, по городу распространилось известие о совершившемся отъезде, но не все еще верят этому, так как внешне не произошло видимых перемен.

***
Нам сообщают, что при отъезде Николай Романов сохранял внешнее спокойствие, а Александра Федоровна и дети плакали. Публика в Царском Селе проявила полную инертность по отношению к совершившимся событиям. В общем отъезд произошел совершенно безболезненно.

В пути бывшего царя с семьей сопровождают уполномоченные Временного правительства и отряд, который будет нести охрану в месте нового пребывания.

Сообщение Н.В. Некрасова. Заместитель министра-председателя Н.В. Некрасов сообщил журналистам следующее: «В ночь на 1 августа по распоряжению Временного правительства Николай Романов с семьей перевезен из Царского Села. О новом местопребывании бывшего царя будет своевременно объявлено Временным правительством. Все же появившиеся в печати сведения как о месте назначения, так и об обстоятельствах, сопровождающих перевоз бывшего царя из Царского Села, совершенно произвольны. Никто из членов Временного правительства поезд не сопровождал. Вопрос о перевозе бывшего царя был поднят еще в середине июня и исключительно по военно-политическим соображениям. Вопрос этот рассматривался в секретном заседании Временного Правительства и разрешен в положительном смысле. Ни петроградский, ни царскосельский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов никакого участия в разрешении вопроса не принимал. Временным правительством были приняты все меры, чтобы перевоз Николая Романова произошел в необходимых для этого условиях и о подготовительных шагах знало лишь весьма ограниченное число лиц, на которых было возложено исполнение данного ответственного поручения».

(Утро России)

Тревожное положение в Финляндии

В Петрограде получены сведения о крайне тревожном положении в Финляндии.

Объявленная стачечным комитетом гельсингфоргская всеобщая забастовка с каждым часом разрастается. Забастовкой руководит финляндская социал-демократическая партия, в сообществе с большевиками, частью избежавшими ареста, частью скрывшимися от властей.

Социал-демократическая партия крайне недовольна позицией сената, который поддерживает законные требования Временного правительства в его конфликте с сеймом. Финляндская социал-демократия не может простить сенату то, что он не ушел в отставку и сохраняет по прежнему высшую власть в стране.

Формальной причиной всеобщей забастовки выставляется продовольственный кризис, однако, это утверждение далеко не соответствует действительности.

Финляндская социал-демократия умышленно ведет к открытому столкновению между властями и населением. Она не может простить Временному Правительству роспуска сейма и всяческие демонстрации. Предполагаемое на днях возобновление заседаний сейма — этот открытый вызов Временному Правительству и всей России — оживленно обсуждается в Петрограде в политических кругах.

По имеющимся сведениям, если финляндская социал-демократия действительно вздумает возобновить занятия распущенного сейма, то Правительство вынуждено будет прибегнуть к вооруженной силе, согласно точному смыслу Параграфа 42, действующего до сих пор акта о безопасности.

В Финляндии усиленную агитацию ведут в войсках большевики, но успеха не имеют. Армия и флот продолжают оставаться верными Правительству. Ближайшее участие принимает так называемая финляндская гвардия. Она заменяет теперь милицию, и почти вся состоит из социал-демократов.

(вечерняя газета Время)


3 августа

Перевод Николая II

Выясняются следующие новые подробности о переводе Николая II из Царского Села.

Временное правительство обставило перевод Николая II строжайшей тайной, чтобы предотвратить возможность разглашения этого факта в печати впредь до тех пор, когда Временное правительство найдет это возможным. Около 1 часа ночи, на 1 августа, в Таврический дворец явился милиционер Царскосельского вокзала и, отыскав бывших там членов центрального исполнительного комитета С.Р. и С.Д., сообщил им, что на Царскосельском вокзале приготовлено два поезда, которые будут направлены в Царское Село, где находится Николай II, чтобы отвезти его куда-то. Милиционер сообщил, что все приготовления к отправке поезда обставлены таинственностью и что, по-видимому, готовится побег Николая II.

Встревоженные члены центрального исполнительного комитета немедленно решили снестись с министрами-социалистами и с И.Г. Церетелли. Вызванные к телефону И.Г. Церетелли и В.М. Чернов успокоили запрашивавших, объяснив, что тревога их неосновательна, что ни о каком побеге речи быть не может и что все приготовления на вокзале для переезда Николая II делаются с ведома и по распоряжению Временного правительства. Члены исполнительного комитета отправились на вокзал, где им удалось установить, что оба поезда отправятся в Царское Село, возьмут Николая II, затем, не заходя в Петроград, отправятся на восток.

Николай II спросил перед отходом поезда министра-председателя А.Ф. Керенского, может ли он надеяться на возвращение обратно в свое родное Царское Село. Бывшая царица сохраняла наружное спокойствие; лишь дети волновались и, в особенности, бывший наследник, который выражал свое недоумение и задавал вопрос, скоро ли они поедут на «Штандарте». Он спрашивал, почему они все лето проводят в Царском Селе, а не в Ливадии. Николай II перед своим отъездом заглянул в сад, где прощался с оставшейся прислугой. Дети не знали определенно, куда их везут, и выражали недоумение, почему так много солдат поместилось в вагон. В царскосельском дворце об отъезде были осведомлены за 3 дня раньше. А.Ф. Керенский в продолжение трех дней бывал в Царском Селе. Он приезжал туда под вечер на автомобиле.

В момент переезда из Царского Села к месту стоянки поезда особенно волновались великие княжны. Татьяна Николаевна интересовалась маршрутом, спрашивала будет ли ей предоставлена возможность заниматься благотворительностью на новом месте. Ольга Николаевна сказала, что, как только они прибудут на новое место, первым делом надо построить церковь и молиться Богу. С этим согласилась и бывшая царица. Присутствующие ничего не отвечали на расспросы бывшей императорской четы, лишь А.Ф. Керенский вступал с ними в деловые разговоры. Бывший наследник задавал вопросы то А.Ф. Керенскому, то Николаю II.
Между прочим, выясняется, что Николай II в тот момент, когда ему объявили о переводе из Царского Села, просил назначить ему местом пребывания Ливадию. В этом ему было отказано.

Борис Викторович СавенковБорис Викторович Савенков

Николай II в день отъезда просил военного и морского министра разрешить ему посетить мать, Марию Федоровну, и попрощаться с ней. В этом ему также было отказано. Бывшая императрица, которая почти все время молчала, только тогда, когда уже сели в поезд, спросила, будут ли они обеспечены продовольствием. Ей ответили, что два вагона наполнены предметами продовольствия, и эти вагоны следуют вместе с отъезжающими. Прощаясь с конвоем, Николай II просил его верно служить родине, как они служили и ему и быть верными сынами отечества. Николай II заметил, что ему грустно оставить родное Царское Село, и он надеется, что после окончания войны ему будет разрешено вернуться сюда.

В ночь отъезда в Александровском дворце были освещены все апартаменты. По заранее выработанному плану определенные служители и лакеи должны были собрать определенное количество вещей и представить в раскрытом виде все чемоданы, ящики и футляры для осмотра дежурному офицеру. К 2 часам ночи 18 ящиков были осмотрены и в присутствии дежурного офицера заколочены. Едва только прибыл А.Ф. Керенский, как Николай II пожелал с ним переговорить. Проверив наряд и приняв рапорт от дежурного офицера, министр-председатель прошел в первый этаж, где помещался Николай II. Там А.Ф. Керенский оставался недолго. Выйдя оттуда, он осведомился, как протекает приготовление к отъезду на детской половине и у Александры Федоровны. Передают, что бывший наследник просил кн. Долгорукова отправить его верхом на лошади до вокзала. Это, конечно, не представлялось возможным сделать. У подъезда в ожидании прибытия вещей и продовольствия и у вагонов ожидали караульные во главе с дежурным офицером. До помещения всех этих вещей в вагон ящики и продовольствие были еще раз пересмотрены и тщательно проверены. Как передают, Николай II совершил свой путь до вокзала молча, не проронив ни слова, и только на вокзале за несколько минут до отхода поезда он обратился к А.Ф. Керенскому с несколькими фразами делового характера, на которые последовал такой же деловой ответ. А.Ф. Керенский проявлял удивительную распорядительность, его приказания были кратки; он был чрезвычайно скуп на слова, каждое отданное им распоряжение приводилось в исполнение немедленно.

(Утро России)

Суд. Дело о выселении проф. С.О. Чирвинского

В камере мирового судьи Пречистенского участка слушалось дело по иску прис. повер. М.Л. Мандельштама о выселении профессора С.О. Чирвинского.

Проф. Чирвинский снимает квартиру в доме М.Л. Мандельштама. Когда вышел закон о праве домовладельцев повысить квартирную плату, М.Л. Мандельштам сделал 10% надбавку и на квартиру проф. С.О. Чирвинского, чего, по мнению профессора, он не имел права делать.

Спор перешел в суд. Мировой судья дважды откладывал дело. Оно закончилось удовлетворением иска М.Л. Мандельштама.

Проф. С.О. Чирвинский остался недоволен решением мирового судьи и обжаловал решение в мировом съезде. Это дало М.Л. Мандельштаму повод обратиться к мировому судье с иском о выселении проф. С.О. Чирвинского.

«Мною, — писал М.Л. в исковом прошении, — был предъявлен к проф. Чирвинскому иск об уплате надбавки. Думая, что проф. Чирвинский не платит по недоразумению, я не просил об его выселении. Теперь из способа ведения им дела я убедился, что это просто желание доставить мне неприятность. Он дважды откладывал дело и обжаловал решение мирового судьи в съезде. Не имея ни времени, ни охоты судиться с ним несколько раз, прошу выселить его из квартиры».

Мировой судья в первом же заседании по делу о выселении в иске М.Л. Мандельштаму отказал.

(вечерняя газета Время)


4 августа

Постановления правительства

ПЕТРОГРАД, 1. VIII. На состоявшемся под председательством министра-председателя Керенского заседании Временного правительства постановлено:

Газета 1917 годГазета 1917 год

1) принять закон об условном досрочном освобождении;

2) присвоить актам особой комиссии по делу гибели гуртового казенного скота, переданного на содержание и прокорм Витебской губернской земной управе, силу и значение актов предварительного следствия;

3) разрешить выдачу местными властями документов повсеместного жительства в Российском государстве лицам чешской и словацкой национальности;

4) изменить список предметов военной контрабанды вследствие последовавшего соглашения с союзными великобританскими и французскими правительствами;

5) отклонить проект закона о возложении на земельные комитеты дел по рыболовству;

6) отпустить министерствам Торговли и Промышленности и Земледелия на июль месяц кредиты на действие перешедших в из ведение установлений кабинета бывшего императора: земельно-заводского отдела кабинета, управления оброчными статьями, управления Алтайским и Нерчинским округами, фарфорового завода и гранильных фабрик в Екатеринбурге и Петергофе;

7) принять порядок выработки условий оказания финансовой помощи населению, пострадавшему от неприятельского нашествия;

8) выдать Волынскому губернскому земству ссуду в 2.000.000 р. для возмещения расходов по оказанию строительной помощи пострадавшему от военных действий населению;

9) постановлено передать Александровский Лицей в Министерство Народного просвещения и предложить министру юстиции войти с представлением о передаче училища правоведения вышеуказанному Министерству;

10) принять к сведению сообщение обер-прокурора св. Синода о созываемом в Москве 15 августа чрезвычайном Поместном Соборе православной Церкви;

11) утвердить положение о съездах представителей кооперативных учреждений;

12) утвердить распоряжение министра финансов об отпуске 8.000.000 руб. на расходы по осуществлению благотворительных задач;

13) отменить право о высылке по приговорам сельских обществ;

14) отпустить 50.000 р. Туркестанскому комитету Временного Правительства для организации управления краем.

(Московские ведомости)


5 августа

Украинцы

Приезд Винниченко. Ввиду последних событий в Киеве, не достигнув соглашения с правительством по поводу утверждения статуса генерального секретариата, председатель секретариата Винниченко и генеральный секретарь Рафес выезжают в Киев на открытие 5 августа центральной рады. В Петрограде остались генеральные секретари Барановский, Забубин и Мицкевич для дальнейших переговоров с правительством.

Воззвание рады. Генеральный секретариат обратился с воззванием по поводу усилившейся контрреволюции, что особенно заметно в старых очагах реакции, одним из которых является Киев. «Реакционные деятели, — говорится в воззвании, — и их пресса начали кампанию против революции, не без умысла избрав для своих выпадов центральную раду, особенно им неприятную, когда в раду вошли не украинцы. В своей агитации реакционеры не брезгают средствами, пуская заведомо ложные слухи о сношениях рады с австро-германскими кругами и пользовании темными деньгами. Считая ниже своего достоинства опровергать заведомо ложные слухи, генеральный секретариат указывает на контрреволюционную опасность в нашем крае путем разжигания национальной розни и вражды. Призывая революционную демократию к борьбе с контрреволюционными силами, секретариат заявляет, что судьба революции в России связана с судьбой революции и Украины. Всякий удар по раде будет ударом и по революции».

Украинская пресса. Украинская пресса мечет гром и молнии по адресу не уступающего правительства. Особенно выделяется орган украинских с.-р. «Рабочая Газета» в статье по адресу генерала Корнилова, «посмевшего» закрыть следственную комиссию рады и назначившего для расследования дела богдановцев своего генерала. Газета резко аттестует генерала, воскресившего казнь, как создателя белого террора.

Генерал, по мнению газеты, предвкушает результаты следствия, по назначенному лицу, и как он затем расправится с украинцами в армии. «Террор ген. Корнилова, — пишет газета, — прошедшего хорошую школу Столыпина и старого служаки кровавого царя, страшнее французского времен революции».

«Народная Воля» по поводу последних событий в украинской жизни и отношения к украинскому вопросу правительства заявляет, что центральная рада и генеральный секретариат должны готовиться отстоять интересы Украины не только силой морального авторитета, а также и иной силой.

(Утро России)

Анархия в Финляндии

Вчера, поздно ночью, Временным правительством была получена из Гельсингфорса телеграмма, сообщающая о развивающейся в Финляндии анархии.

События носят политический характер. Беспорядочная толпа рабочих, руководимая какими-то темными личностями, собралась на площади возле городской ратуши в Гельсингфорсе и стала осаждать последнюю.

Вскоре к рабочим присоединились матросы, принимавшие также деятельное участие в осаде ратуши.

По сведениям, полученным вчера ночью, положение к 12 часам было критическое.

Временное правительство немедленно приказало по телеграфу командующему балтийским флотом адмиралу Развозову принять самые решительные меры к прекращению беспорядков, и если в том явится необходимость, силой оружия ликвидировать надвигающуюся анархию.

***

Сегодня утром Временное правительство и министр-статс-секретарь по делам Финляндии получили по телеграфу из Гельсингфорса более успокоительные сведения.

Вчера вечером, как только у городской ратуши стала собираться толпа рабочих и матросов, немедленно прибыл отряд конной милиции, который стал разгонять демонстрантов.

Милиции помогали молодые люди из публики. Толпа стала расходиться.

К 12-30 час. ночи никого из демонстрантов на площади не было. Беспорядки удалось ликвидировать без человеческих жертв.

***

Вчера поздно вечером в Гельсингфорсе большая толпа рабочих, среди которых также были матросы и солдаты, подошла к дому где проходило заседание городских уполномоченных и стала требовать, чтобы последние прекратили свои занятия.

Когда уполномоченные отказались исполнить это требование, рабочие объявили их арестованными и угрожали им расправой.

Милиция, ввиду присутствия в толпе значительного числа матросов и солдат, побоялась вмешаться.

Тогда из дома генерал-губернатора было сообщено в штаб главнокомандующего флотом о присылке катеров за матросами. После тревожных сигналов матросы удалились на катера.

При освобождении городских уполномоченных от разъяренной толпы пришлось прибегнуть к оружию, и в результате оказалось около 20 раненых.

(вечерняя газета Время)

Чехо-словацкая революция

По поводу волнений и забастовок в Чехии мы обратились за разъяснениями к известному чехо-словацкому политическому деятелю, главному редактору чехо-словацкой газеты «Чехо-Словак», Б.И. Павлу.

— Полученные в Петрограде телеграммы, — сказал нам Б.И., — нисколько не преувеличивают того, что происходит в Чехии. Там во всех чехо-словацких городах и областях в последние месяцы царит несомненное революционное состояние. 6 июля, вечером, по выходе публики из театров на Староместской площади, в Праге, где находятся памятник Гуса и городская дума, произошла грандиозная манифестация. Толпа требовала провозглашения чехо-словацкой республики и пела революционный гимн: «Гей, Славяне». Припев этого гимна: «Русские с нами, кто против нас, того сметут Французы».

Вскоре после этого, во время наступления Австрийцев на итальянском фронте, начались железнодорожные забастовка и саботаж.

Рабочие, которые работают на оборону на всех заводах, во всех городах, устраивают политические манифестации и требуют провозглашения независимости чехо-словацкой республики, за которую, как они заявляют, готовы отдать не только свое достояние, но и жизнь.

Известие о доблестном поведении чехо-словацких легионов, сражающихся в рядах русской армии, вызвало необыкновенный патриотический подъем в Чехии. Полученные последние известия объясняются только тем, что чехо-словацкое революционное движение сдерживалось в известных рамках, пока существовала надежда на близкое торжество и победу союзников и на скорое заключение мира, который удовлетворит национальные идеалы Чехо-Словаков. Но последние события на русском фронте, очевидно, подействовали ошеломляюще не всех любящих Россию Славян. Нервы не выдержали. И революционное движение прорвалось раньше, чем можно было ожидать.

(Вечерняя газета Время)


6 августа

Украинцы

Петроград, VIII, 5. Опубликованная Временным правительством инструкция украинскому генеральному секретариату была немедленно передана находящимся в Петрограде украинским делегатам центральной рады. Украинские делегаты остались недовольны инструкцией Временного правительства. Делегаты считают, что инструкция эта идет в разрез с пожеланиями украинцев. Так, они заявляют, что Временное правительство включило в территорию Украины только 5 губерний; из Черниговской губернии северные уезды не вошли в состав территории Украины. Между тем рада настаивала на включении в территорию Украины 9 губерний. Затем по вопросу о компетенции генерального секретариата Временное правительство совершенно разошлось с украинцами. Правительством утверждены лишь 9 должностей генерального секретариата; украинцы же настаивали на 14. Временное Правительство исключило из компетенции секретариата телеграф, почту, железные дороги и военные дела, как государственные регалии. Наконец, третье разногласие, в котором украинцы занимают особенно непримиримую позицию, заключается в исключении из инструкций пункта, согласно которому без одобрения украинских местных властей не может издаваться ни один закон Украины. В этом пункте говорится, что всякий закон в Украине принимает силу лишь тогда, когда он будет одобрен радой и опубликован в украинском официальном органе на украинском языке. Временное правительство совершенно исключило этот параграф из инструкции, считая общегосударственным языком русский; следовательно, всякий закон приобретает силу после опубликования его на русском языке в «Сенатских Ведомостях». Кроме того, могут быть чрезвычайные обстоятельства, могущие вынудить Временное Правительство издавать законы, касающиеся Украины, как и всякой другой окраины, без одобрения краевой власти. Украинцы не желают пойти на уступки в этом пункте и сегодня об этом официально сообщат Временному Правительству.

(Утро России)

Подготовил Евгений Новиков


*Стилистика и пунктуация публикаций сохранены

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Сто лет назад. 31 июля – 6 августа 1917 года

07:00 31/07/2017 Бывший император с семьей вынужден покинуть Царское село, так как Временное правительство приходит к выводу, что их проживание в Александровском дворце более небезопасно и при контрреволюции они падут ее первыми жертвами. В то же время правительство идет на некоторые уступки Украине, но находящаяся в Петрограде делегация все же разочарована решением властей.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости