Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

"Письма Ленина сжечь". Исторические расследования РАПСИ

11:00 15/09/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В тридцать первой главе разъясняются причины конфликта Ленина с ЦК партии большевиков. В то время, как в стране окончательно утвердилась сила демократических процедур при решении всех вопросов, и главными выгодоприобретателями от них становились большевики, их лидер снова в одиночку решил переписать все правила игры.

Корниловский мятеж невольно помог самому радикальному крылу большевистской партии, к которому безоговорочно можно отнести на определенном этапе только Ленина. Вождь большевиков прямо писал, «достаточно было «свежего ветерка» корниловщины, обещавшего хорошую бурю», чтобы ситуация изменилась в пользу сторонников второй – пролетарской - революции. 

В тональности этой фразы слышатся даже радостные нотки, а игривое упоминание «свежего ветерка» выдает хорошее и боевое настроение Ленина: он оказался прав в полемике с оппонентами. Он столько раз пугал демократов «контрреволюцией», которую всё никак никому не удавалось обнаружить и которую вокруг стали считать «мифической» угрозой, а Ленина обзывали параноиком и паникером. И вот она – контрреволюция – явилась в образе Корнилова. Сам Керенский бросился в объятия большевиков в поисках поддержки и спасения. 

Совместными усилиями мятеж удалось подавить. Как благодарность Временного правительства своим временным союзникам за помощь можно было расценивать то, что были выпущены на свободу сидевшие в тюрьме по делу «о подготовке и попытке государственного переворота», т.е. по делу об июльских событиях? Л.Троцкий, Г.Зиновьев, А.Луначарский, А.Коллонтай и другие видные большевики. Всего было освобождено 140 человек. 

Казалось бы, корниловщина сплотила все революционно-демократические силы: выпад справа был отбит. И даже сам Ленин заговорил о возможности компромиссов, т.е. о союзе большевиков с эсерами и меньшевиками. В таком случае, писал он в работе «О компромиссах», гражданская война была бы в России невозможной. Эта статья была написана сразу после мятежа – 1 сентября.

Предложенная Лениным тактика была поддержана и руководством партии большевиков. Они уже приняли решение участвовать в Демократическом совещании и в создаваемом представительном органе Предпарламенте.

Но совершенно неожиданно 15 сентября ЦК большевиков получает от Ленина два письма «Большевики должны взять власть», а также «Марксизм и восстание». Содержание этих писем вызвало буквально шок у членов ЦК. Ленин полностью отказался от идеи компромиссов и мирного развития революции. Он предложил «на очередь дня поставить вооруженное восстание в Питере и в Москве (с областью), завоевание власти, свержение правительства». 

Какое восстание!? Эффект от этих писем был такой же, как в апреле, когда Ленин впервые сформулировал задачу перехода ко второму этапу революции. Он тогда встретил полное непонимание своих товарищей. Абсолютно то же самое произошло и в этот раз. Другие лидеры большевиков были не готовы к такой постановке вопроса. 

Начиная с февраля, когда в России установился демократический режим, члены большевистской партии находились в атмосфере полной свободы слова и свободы политических действий. Против них не применялось насилие или ограничение прав, и потому они и не понимали против кого и против чего надо поднимать вооруженное восстание. 

Все эти месяцы все важнейшие вопросы решались с помощью демократических механизмов, царила представительная и прямая «митинговая демократия». И большевики втянулись в эти процессы, успели привыкнуть к этому. Они многократно становились свидетелями тому, как в демократической обстановке добивались успеха, главным образом, те, кто делал ставку на силу слова, силу убеждений. 

Только убедив в своей правоте народные массы, можно было достигнуть своих целей. И, кстати, большевики очень поднаторели на этом агитационном поприще и часто одерживали победы на митингах и различных представительных форумах. Среди них было много весьма талантливых ораторов. Правда, часто в ход пускалась демагогия и популизм, но это все же было не оружие.

В целом, можно было говорить о том, что, используя демократические процедуры, большевики за прошедшие месяцы добились намного большего, чем любая другая партия. Да, по-прежнему более влиятельной оставалась партия эсеров, но это и было естественным для аграрной по составу населения страны. 

Однако положительная динамика роста численности и влияния партии большевиков была рекордной. Численность их партии возросла к осени десятикратно по сравнению с теми 24 тысячами членов, которые насчитывались в марте. Всё больше Советов рабочих и солдатских депутатов становились большевистскими, т.е. фракции этой партии становились в них доминирующими.

Таким образом, нацеленные тем же Лениным на завоевание доверия масс большевики, добивались на этом пути больших успехов. И потому они всерьез собирались и дальше так действовать. Демократия им нравилась. Она, как им казалось, вела их к победе. Причем под победой большинство членов этой партии понимали не монополию на власть, а сотрудничество на равных с другими социалистическими партиями. И в Демократическом совещании они собирались участвовать точно так же, как и другие партии.

И вот на таком фоне, в разгар большой работы партии по привлечению на свою сторону народных масс, их вождь вдруг призывает к вооруженному восстанию. Эта идея совершенно не вписывалась в настроения руководителей ЦК и активистов партийных организаций.

А Ленин во втором письме уже разрабатывает детали восстания: «Мы, не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отрядов, распределить силы, двинуть верные полки на самые важные пункты, окружить Александринку, занять Петропавловку, арестовать генеральный штаб и правительство, послать к юнкерам и к дикой дивизии такие отряды, которые способны погибнуть, но не дать неприятелю двинуться к центру города; мы должны мобилизовать вооруженных рабочих, призвать их к отчаянному последнему бою, занять сразу телеграф и телефон, поместить наш штаб восстания у центральной телефонной станции, связать с ним по телефону все заводы, все полки, все пункты вооруженной борьбы и т.д.»

По получении писем Ленина ЦК партии большевиков срочно собрал чрезвычайное заседание. В обсуждении приняли участие Бубнов, Бухарин, Дзержинский, Иоффе, Каменев, Коллонтай, Ломов, Милютин, Ногин, Рыков, Свердлов, Сокольников, Сталин, Троцкий, Урицкий, Шаумян, которым были розданы копии. Все выступавшие были единодушны: ни о каком восстании не может быть и речи. 

Рекомендации Ленина были решительно отвергнуты. Более того, тут же было единогласно решено: эти письма нельзя даже показывать рядовым партийцам, дабы не сбивать их с толку и не вносить сумятицу в их настроения. Постановили: письма Ленина сжечь, оставить только по одному экземпляру для архива (эти письма увидели свет только в 1921 году в публикациях журнала «Пролетарская революция»).

В единогласно принятой резолюции, текст которой предложил Л. Каменев, было записано: «ЦК, обсудив письма Ленина, отвергает заключающиеся в них практические предложения, призывает все организации следовать только указаниям ЦК и вновь подтверждает, что ЦК находит в текущий момент совершенно недопустимым какие-либо выступления на улицу...»

Да, действительно, сложно было объяснить членам партии подобную метаморфозу. Еще полмесяца назад рядовых большевиков призывали на борьбу против корниловщины, которая-де «идет войной на наши демократические завоевания». И они откликнулись, они вступили в ряды Красной гвардии, взяли в руки винтовки, которые им раздал Керенский, и выступили на защиту демократии. И вдруг – их призывают теперь тоже стать мятежниками и свергнуть с оружием в руках демократическую власть. 

Это было, как минимум, непонятно партийным массам и даже неприемлемо. Они ведь всерьез воспринимали слова своего вождя о том, что их партия, как и все другие, поборница народовластия, т.е. демократии. Они в это свято верили.

И вот эта ситуация, когда один человек (один!) выступает против устоявшегося логичного и целесообразного курса всего политического лагеря и даже своей партии, вновь нас подводит к теме о роли личности в истории.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 22 сентября.

 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

"Письма Ленина сжечь". Исторические расследования РАПСИ

11:00 15/09/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований о событиях, случившихся в России сто лет назад. В тридцать первой главе разъясняются причины конфликта Ленина с ЦК партии большевиков. В то время, как в стране окончательно утвердилась сила демократических процедур при решении всех вопросов, и главными выгодоприобретателями от них становились большевики, их лидер снова в одиночку решил переписать все правила игры.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости