Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Затворничество и неволя: крепостные женщины. Правовые расследования РАПСИ

Теги: Россия
10:00 03/04/2018

Обретение страной независимости от иноземного ига не подарило русским женщинам права и свободу, а, возможно, даже усугубило их дискриминацию во всех социальных сферах. Особенно пострадали женщины-крестьянки. Детали того, как семья, Церковь, помещики-феодалы использовали крепостное право для низведения их до максимально бесправного существования рассказывает в четвертом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

Освобождение от иноземного ига в XV веке не принесло русским женщинам ожидаемой свободы и расширения их прав. На смену чужестранным завоевателям пришли свои отечественные угнетатели, которые стремились свести к минимуму все права и свободы большинства населения страны. Дворяне требовали от царя прикрепления к своей земле всех проживавших на ней крестьян. И постепенно шаг за шагом на народ стало надвигаться крепостничество.

Само крепостное право явилось производным от сверхэксплуатации крестьянского населения феодалами. Ведь в случае относительно нормальной жизни никто из сельских жителей обычно не стремился сменить место своего проживания. Это идеологи крепостничества, обосновывая необходимость введения крепостного права, отмечали якобы «природную склонность русского крестьянина к бродяжничеству» и потому и предлагали государству бороться с «этим пороком».

Такое утверждение, мягко говоря, не соответствовало действительности. Крестьяне консервативны по природе, а особенно женщины, которые обычно крайне отрицательно относились к уходу с родных обжитых мест. Для замужней крестьянки смена места жительства всегда означала отрыв от своей прежней первичной семьи, расставание с родителями и родственниками. И потому они сопротивлялись отъезду настолько, насколько могли. Однако рост барщины и оброка и других феодальных повинностей заставлял крестьянские семьи уходить иногда в неведомые края, спасаясь от крайней нужды.

Последствия монгольского ига и более глубокое укоренение православия привели к ужесточению патриархальных законов, сокращению прав и свобод женщин и снижению их социального статуса в русском обществе. Результатом этого явилось распространение понятия и практики «затворничества» для женщин. Под затворничеством понималось ограничение жизни и действий женщин исключительно пределами семейного круга.

Согласно религиозным нормам и утвердившимся в обычном праве традициям русская женщина вообще не должна была показываться «на люди» и, тем более, общаться с незнакомыми людьми. Ее передвижения даже в пределах села строго регламентировались. Фактически единственной возможностью покидать свой двор являлось право и обязанность женщин посещать церковь в воскресные дни. Собственно, только для этого выхода в гардеробе русской крестьянки и наличествовала парадная одежда.

Без мужчины-опекуна женщине нельзя было не только знакомиться с новыми людьми, но и совершать покупки. Власть мужчины в семье стала практически всеобъемлющей.

Церковь не защищала женщин от грубого обращения и насилия в собственном доме и даже предписывала обязательные строгие физические наказания по отношению к ней за любые проступки. Более того, церковь рекомендовала периодически наказывать женщину «просто так», в целях профилактики. Считалось, что через побои женщина «очищается» и потому, если этого не делать, то она обязательно «впадет в порок».

Единственное ограничение в способах расправы с женами, которое рекомендовалось нормами, — не бить женщину «железными и деревянными» предметами. Для регулярных экзекуций главе семьи предлагалось иметь специальное орудие — плеть. Но, видимо, эта «мягкость» объяснялась не гуманными соображениями, а стремлением наказать, но при этом не изувечить женщину, не привести к ограничению ее трудоспособности. Она и после наказания должна была в состоянии исполнять свои главные функции — работницы по дому и хозяйству.

Те же мужчины, которые не били своих жен, осуждались обществом и считались слабовольными и «занимающимися самогубительством». Своеобразным сводом советов и правил ведения домашних и семейных дел явился изданный в XVI веке «Домострой», сборник норм, приписываемый протопопу Сильвестру. В нем, в частности, говорилось: «Подобает мужьям поучать жен своих с любовью и благорассудным наказанием. Жены мужей своих спрашивают и во всем должны мужу покоряться, а что он накажет, то с любовью и со страхом внимать и творить по сему писанию. А в гости ходить и к себе звать и связываться, с кем муж велит».

Из некоторых оставшихся у женщин прав надо упомянуть то, что законы не приветствовали насильственную выдачу девушки замуж в случае ее несогласия на брак. Если же девушка в таких случаях наносила себе увечья в знак протеста или кончала жизнь самоубийством, то её отца ожидала суровая кара. Поэтому девушки, зная это, в случае своего несогласия выходить замуж за нелюбимого, довольно часто пускали в ход угрозу «наложить на себя руки». И это срабатывало.

Сохранилось и традиционно уважительное отношение к матери. Сыновья в семье обязаны были свято почитать своих матерей, помогать им и во всем их слушаться.

Строго наказывались в это время и насильники. На мужчину, обесчестившего женщину, накладывался огромный штраф. Однако эти санкции фактически не распространялись на тех помещиков, которые применяли насилие по отношению к своим крепостным крестьянкам. Помещичьи крестьяне в период расцвета крепостничества являлись самым бесправным сословием, и женщина из этой среды была полностью беззащитной в своих правах.

Самыми грубыми проявлениями крепостного права и нарушениями прав женщины-крестьянки можно считать всё более широко распространявшееся «право первой ночи» и торговля людьми. Разумеется, государственными законами первое не предписывалось, но и препятствий такому массовому насилию над новобрачными девушками не чинилось. Законы, защищавшие половую неприкосновенность крепостных женщин от насилия со стороны их владельцев повсеместно не соблюдались. Объектами произвола и насилия довольно часто становились буквально все женщины деревень, принадлежавших помещику.

Не сладко приходилось женщинам и в случае господства барыни-помещицы. Самым страшным примером тут выступает столбовая дворянка Салтыкова (известная «Салтычиха»). Ей было предъявлено обвинение в злостном и особо жестоком убийстве 75 крестьян, в суде было полностью доказано 38 эпизодов. Жертвами садистки являлись главным образом девушки и женщины.

Не защищены были, следовательно, и самые главные права крестьянок — права на жизнь. Пусть в других помещичьих имениях не так часто, как у Салтычихи, встречались случаи жестоких расправ с подвластными женщинами, но наказания в виде нанесения побоев, приводивших женщин к смерти, были все же не очень большой редкостью.

Однако, расследования и уголовное преследование помещиков-изуверов производились только в случаях, когда убийства принимали повторяющийся регулярный характер. Но даже в этих случаях наказания обычно выглядели в виде временного отстранения виновного от управления своим поместьем и передачей хозяйства под опеку. Как правило, через непродолжительное время опека снималась.

Практика продажи крепостных крестьян также коснулась более всего именно женщин и девушек. Мужчины были по закону «крепкими земле» и могли продаваться только вместе с землей, они реже отрывались от своей основной земледельческой деятельности. Их главной обязанностью была обработка своего надела и труд на господских полях на барщине. Поэтому самым распространенным «товаром» в этой работорговле были молодые девушки, которых покупали обычно для работы в качестве «дворовых девок», т.е. прислуги в барских домах и имениях.

Особенно тяжелым для женщин было то, что порой от них отрывали детей и продавали их на сторону. И здесь, наконец, государство выступило в защиту их прав и запретило разлучать близких членов семьи. Затем торговля людьми в буквальном смысле была формально запрещена, и такие объявления исчезли из газет, но вместо них появились объявления о «сдаче в наем» прачек, кухарок, нянек и швей, т.е. помещики все же обходили законы и продолжали продавать женщин.

Таким образом, период расцвета крепостничества явился для женщин России временем самого бесправного существования. И семья, и церковь, и помещики-феодалы низвели женщину-крестьянку до крайне низкого социального и правового положения. А государство явно пренебрегало защитой даже тех минимальных прав женщин, которые были зафиксированы в законодательстве.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 10 апреля.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Затворничество и неволя: крепостные женщины. Правовые расследования РАПСИ

10:00 03/04/2018 Обретение страной независимости от иноземного ига не подарило русским женщинам права и свободу, а, возможно, даже усугубило их дискриминацию во всех социальных сферах. Особенно пострадали женщины-крестьянки. Детали того, как семья, Церковь, помещики-феодалы использовали крепостное право для низведения их до максимально бесправного существования рассказывает в четвертом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости