Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Судебное решение made in London

10:17 27/06/2016

В каждом третьем деле, рассматриваемом Лондонским международным коммерческим арбитражем (LCIA), участвует российский бизнес. Зачем отечественные компании выбирают британских служителей Фемиды, тратят сотни тысяч долларов и готовы годами ждать решений – попытался выяснить журналист РАПСИ.

Как и любой другой третейский суд, международный арбитраж рассматривает спор только с согласия его участников. Также стороны должны определить право, которым будут регулироваться их правоотношения, и самих арбитров. Для удобства россиян в Лондонском арбитраже есть не только русскоязычные сотрудники аппарата, но и русские судьи.

Почем фунт лиха

LCIA можно считать одним из самых престижных и истинно английских. Но за эти удовольствия надо платить деньгами и временем: средняя стоимость разбирательства достигает 100 тысяч долларов (не считая расходов на адвокатов и командировки), а длительность слушаний – 16 месяцев. Для сравнения: госпошлина в российском арбитражном суде не может превышать 200 тысяч рублей (примерно 3,2 тысячи долларов), а около 99 процентов всех гражданских дел по первой инстанции рассматривается в установленный законом трехмесячный срок.

По словам генерального директор LCIA Жакомийн Ван Хэрсолте-Ван Хоф, многие компании даже в заключаемых между собой контрактах указывают на применение английского права, а разрешение возможных споров делегируют Лондонскому арбитражу. Более того, в качестве арбитров должны выступать английские судьи, порой даже исключительно барристеры (британские адвокаты высокого ранга). «Удовольствие» это не дешевое: гонорар арбитров может составлять до 450 фунтов (примерно 660 долларов). Помимо самой длительности разбирательства в счет может включаться время на проезд. Еще 1750 фунтов нужно заплатить в качестве регистрационного сбора, в 150-250 фунтов обойдется час работы сотрудников аппарата самого арбитража (регистраторов, советников, администраторов, бухгалтеров и других).

Представители LCIA убеждены, что Лондонской арбитраж создан для рассмотрения крупных дел. В качестве ориентира называется минимальная сумма спора в 1 млрд долларов. Член совета LCIA, партнер юридической фирмы White&Case LLP Дэвид Голдберг отмечает, что «маленькие диспуты не для нас», и рекомендует разрешать их, например, в Стокгольме. Ведь помимо гонораров арбитрам и административных расходов стороны должны оплачивать адвокатов, их поездки и многое другое. Правда, по словам Дэвида Голдберга, в Лондоне «есть свет в конце тоннеля» – все эти затраты по итогам разбирательства можно взыскать с проигравшей стороны.

Традиции Туманного Альбиона

В качестве преимущества LCIA его представители называют в первую очередь инфраструктуру – начиная от известных лондонских ресторанов и скачек и кончая услугами самого арбитража (квалифицированные переводчики, судебные стенографы и так далее).

По мнению президента Объединения корпоративных юристов (ОКЮР) Александры Нестеренко, выбор в пользу Лондонского арбитража для разрешения споров объясняется в первую очередь традициями и доверием. «Ведь уже с начала 90-х годов при заключении внешнеэкономических контрактов российские стороны в основном выбирали в качестве третейского суда LCIA. Только скандинавские компании предпочитали Стокгольмский арбитраж, а компании с французским участием – Международную Торговую Палату Парижа (ICC). Традиция основана на доверии к праву, правовой системе, порядку выбора арбитров, процедуре осуществления правосудия, самому духу закона», – убеждена Александра Нестеренко.

«Российские стороны чаще всего подчиняют свои сделки и договоры английскому праву, – констатирует Анна Козменко, старший юрист швейцарской фирмы Schellenberg Wittmer. – С падением «железного занавеса» российские стороны начали активно участвовать в коммерческой деятельности, а осваивать новый рынок устремились и английские юристы. Оговорки в отношении применимого права и рассмотрения споров, которые предусматривали английское право и Лондон, получили широкое распространение, как посредством типовых договоров, так и перенимания опыта. Кроме того, российские стороны успели накопить определенный опыт в рассмотрении споров в LCIA, многие российские бизнесмены базируются в Лондоне, крупные компании имеют свои представительства», – отмечает юрист.

Схожего мнения придерживается и Алена Бачинская из адвокатского бюро «S&K Вертикаль»: «Российский бизнес выбирает для регулирования контрактов именно английское право, особенно, если речь идет о корпоративных правоотношениях. В таком случае логичен выбор и английских арбитров для рассмотрения возникших между сторонами таких правоотношений споров. Общеизвестно, что англо-саксонская модель судопроизводства значительно отличается от российской, где суды традиционно проявляют довольно формальный подход к доказательствам. Процедура рассмотрения дел в LCIA отражает традиционные для английской правовой системы подходы, в том числе, к признаваемым видам доказательств, а также к процедуре их раскрытия. Не стоит забывать, что LCIA – это своего рода бренд, ссылка на который в арбитражной оговорке отражает уровень взаимоотношений между сторонами, их весомость и статусность», – констатирует Алена Бачинская.

Московские каникулы

Вместе с тем регламент LCIA разрешает сторонам договориться не только об используемом праве, но и самостоятельно выбрать язык и место разбирательства. Лондон является лишь базовой «резиденцией» арбитража, а рассмотрение спора в нем должно происходить, если участники не смогли договориться об ином. То есть чисто юридически не исключается появление иностранных, в том числе российских «филиалов» LCIA. Но Дэвид Голдберг  в это не верит, в первую очередь – из-за невозможности создать ту самую инфраструктуру.

Хотя в ближайшее время Лондонскому, как и многим другим международным арбитражным судам, все же придется получать российскую «аккредитацию» – специальное разрешение от Правительства России. Такой порядок предусмотрен законодательством о реформе третейского разбирательства, вступающим в силу с 1 сентября 2016 года. Причем, в отличие от отечественных третейских институтов, которые обязаны будут доказать соответствие многочисленным критериям, их соблюдение иностранными арбитражными учреждениями презюмируется, а единственным критерием отбора будет наличие «широко признанной международной репутации». По данным РАПСИ, представители Минюста, курирующие реформу, не сомневаются в предоставлении разрешения LCIA. А вот получит ли «аккредитацию» Постоянная палата третейского суда (Permanent Court of Arbitration, PCA), арбитры которой приняли историческое решение о взыскании с России 50 млрд долларов в пользу экс-акционеров ЮКОСа, пока не известно.

Правда, эксперты отмечают, что решения международных арбитражей и после 1 сентября будут признаваться в России и без получения специальных разрешений, но на правах третейского суда ad hoc (созданного для рассмотрения отдельного дела). Следовательно, они лишаются привилегии разрешать корпоративные споры, на которых в том числе специализируется LCIA.

Кроме того, по мнению Анны Козменко, в связи с введением антироссийских санкций объективная обстановка для ряда крупных компаний изменилась. «Стороны начали задумываться об альтернативах Лондону, в частности – обращать большее внимание на швейцарский арбитражный институт. А также открыли для себя азиатские суды, которые находятся за пределами наложивших санкции юрисдикций», – отмечает юрист.

Для справки

В 2015 году российские арбитражные суды рассмотрели 212 дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений на 74 млн рублей. В 140 случаях заявления были удовлетворены, общий объем взысканий по выданным исполнительным листам составил 64 млн рублей.

Павел Нетупский, Санкт-Петербург (специально для РАПСИ)

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Судебное решение made in London

10:17 27/06/2016 В каждом третьем деле, рассматриваемом Лондонским международным коммерческим арбитражем (LCIA), участвует российский бизнес. Зачем отечественные компании выбирают британских служителей Фемиды, тратят сотни тысяч долларов и готовы годами ждать решений – попытался выяснить журналист РАПСИ.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости