Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Тамара Плетнева: депутаты никогда терпеливо друг к другу не относились

11:00 31/03/2017

Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели смогут прочитать интервью с депутатами Госдумы России первого созыва, узнают, как строилась работа в парламенте и какие они, народные избранники, лично.

Наш очередной гость – политик, депутат Госдумы РФ с первого по седьмой созыв Тамара Плетнева.

— Первый вопрос, Тамара Васильевна, что послужило для Вас толчком, чтобы пойти в первый парламент, стать депутатом первой Государственной Думы?

— Я все эти годы представляю одну партию: КПРФ. И не потому, что так сложилось исторически и личностно, а потому, что еще в советские времена, даже не будучи членом КПСС, я всегда была коммунистом. В моем представлении, как я себе представляла это звание назначение. А представление мое о том, что такое коммунист было сформировано на основе фильма «Коммунист». Помню, я тогда подумала: «Вот такими должны быть коммунисты, которые отдавали бы всю свою душу и себя на благо других людей». Вот такое у меня было представление.

Я всегда поддерживала все идеи советские, все абсолютно, хотя это не значит, что я никогда не критиковала то или иное начинание, идею или действие. Я же была учителем истории. К примеру, я всегда говорила, что Брежнев книжки не мог написать и не потому, что он глупый, а потому, что это литература: хорошо обработанное произведение. Ну, вот говорила я, и никто мне ничего не делал за это. Также, я говорила на уроке обществоведения, что не может мебельная фабрика, которая была рядом с нами, делать постоянно табуретки. Их никто не покупает, нет спроса, а они все живут, да работают, и делают их, и делают. А какая-нибудь птицефабрика его спонсирует, помогает. Такого быть не должно в экономике. Но я была уверена, что все это можно поправить, абсолютно все.

И когда случилось то, что произошло в 90-ые годы, даже в конце 80-ых, когда партию и ее руководство стали критиковать, у меня еще была наивная мечта, что мы все поправим. Даже уже в 87-ом году, когда я наконец-то вступила в партию, я начала тоже все это критиковать и говорить, что так не может быть, этого не должно быть. Тем не менее, уже было поздно, уже был запущен процесс: глупость с борьбой за трезвость и сухим законом, создание кооперативов, которые нужно было делать совсем иначе, а также воровство с заводов и фабрик, огромные зарплаты партаппарата и обнищание простых людей… Разваливалась вся экономика и мне казалось, что все это делалось специально. Много чего было плохого. Но я, вступив в партию, начала об этом говорить. А тут выборы. И осталась тогда только небольшая группа коммунистов, единицы, которые были уверены, что коммунистическая идея — самая лучшая. Это были люди убежденные. То, что они критиковали — это все было исправимо, но остальная масса, поверив, побежала за демократами на митинги, кричала: «Долой! Долой КПСС! Долой Советы!».

Так вот, выборы нагрянули в 1993 году. Если вспомните, то КПРФ еще не просто не было, а она только недавно вышла из-под запрета, поэтому я не выдвигалась от нее. Шла по одномандатному округу, от группы избирателей Тамбова, которая меня выдвинула. Я плохо себе представляла законотворческую деятельность, я никогда не была никаким депутатом, даже сельским - мне это было не нужно, я работала в школе, я любила свою работу, я экспериментировала, я была учитель-методист, меня приглашали даже принимать экзамены в ВУЗы. Я была человеком, который был удовлетворен своей деятельностью, на своем месте. Нас в округе избиралось очень много, по-моему, 16 человек. И у всех были интересные предложения, романтические взгляды, мол, мы все поправим, мы все сделаем. Одни в сторону капитализма, другие наоборот. Большое разнообразие. И я тогда победила с большим отрывом.

— Вы избирались во все созывы. Скажите, с технологической точки зрения, как Вам кажется, выборы становились интереснее или они становились скучнее?

— Нет, что вы. Интересными были первые выборы, вторые выборы еще были более или менее интересными, а на третьи уже поняли: «Ага, если опять победят коммунисты, как во вторых выборах, то это все». И начались фальсификации, начались подлоги и чем дальше, тем больше. Более того, в определенный момент у людей вообще пропал интерес ходить на выборы - никто не верит ни во что, не интересно людям стало.

— Самым удивительным на первых выборах в Госдуму стало то, что по спискам выиграла ЛДПР. Как Вы думаете, за счет чего это получилось?

— Я думаю, люди долгое время верили всему, что написано в газетах. Написано — значит правда. По телевидению сказали — значит правда. Советский народ все время вот так жил. Он не представлял как можно по-другому. И тут появилась личность, открытый человек, оратор, и люди поверили, что да, именно такой может что-то изменить. Их было больше, да.

— Завершим с выборной тематикой: существует мнение, что Борис Ельцин дистанцировался от выборов и не оказал никакой поддержки никому из демократов, за счет чего их получилось достаточно много в первой Думе, но они были сильно разобщены. Как Вы думаете, это была ошибка? Почему он так поступил?

— А кто его самого-то привел во власть и поднял на трибуну? Они же. А что он на них будет показывать? Они вместе с ним стояли там, на танке, и на площади, и везде.

— Почему же он им не выразил ответной поддержки?

— Почему не поддержал? Тогда еще не было это принято, чтобы президент вмешивался. И то, что кто-то кого-то поддерживает на выборах сверху вниз — неправильно. Как бы я ни относилась к Путину, но это неправильно, что он вдруг начинает поддерживать «Единую Россию». Во-первых, у них есть лидер, Медведев, но Медведев не котируется в обществе. Поэтому выходит Путин — это неправильно и вредно. Во-вторых, для президента все должны быть одинаковыми, и народ должен избрать. Это так в идеале. Тогда еще были живы демократические принципы, процедуры. Но, а сейчас это все уже вот так по полочкам.

— А как Вы думаете, почему первая Дума была избрана на два года?

— Ну, наверное, хотели попробовать. Мы утверждали регламент, хоть он и был заранее подготовлен. Процедура ведения — все было подготовлено нами. Конституция, знаете, тоже была уже написана. Пробный камень, я думаю так.

— На первом заседании Госдумы с приветственным словом выступал тогдашний премьер — Виктор Черномырдин. В своей речи он призвал народных избранников исключить из своего лексикона слова «нетерпимость» и «нетерпение». Как вы думаете, депутаты терпимо друг к другу относились, толерантно?

— Депутаты никогда терпеливо друг к другу не относились. Ни в первый, ни в седьмой Думах. Потому что мы же все разные. Но с другой стороны, депутат должен быть воспитанным человеком. Эта нетерпимость должна выражаться в культурном смысле, а не в криках: «Поубиваю всех, расстреляю». Так не должно быть, тут, конечно, должна быть терпимость.

— Спикером первой Госдумы России стал Иван Рыбкин, представитель не самой большой фракции в Думе — Аграрной партии России. Почему так получилось, ведь в первом созыве были более многочисленные и тяжеловесные партии?

— Потому, что кресло спикера уже тоже заранее было оговорено, видимо, и предложено. Рассчитывали, что он спокойный, что он сумеет все как-то удержать в парламентском русле. И вы знаете, у него это получалось, к нему хорошо относились, нормально. Это потом с ним что-то случилось.

— Некоторые утверждают, что со стороны исполнительной власти, со стороны Ельцина на депутатов оказывалось давление. Вы его ощущали?

— Я этого никогда не ощущала: ни в первой, ни в последней Думах. Потому что я в оппозиции, на нас давления никакого не оказывали, на нас оказывается давление на выборах, когда мы идем на выборы.

— Изучение стенограмм заседаний Госдумы РФ первого созыва показывает, что КПРФ достаточно часто кооперировалась с ЛДПР для принятия определенных законопроектов, для проваливания каких-то других законопроектов. Почему Ваша фракция поступала таким образом?

— Вы знаете, не только первой Думе, так было всегда. Мы стараемся кооперироваться со всеми, кто хоть по каким-то вопросам подходит нам, чтобы провести свой закон. Но у нас во второй Думе это получалось, потому что нас было довольно много. И многие законы нам удавалось провести, даже социальные. А сегодня, даже если мы кооперируемся, у нас не получается, потому что нас мало, а у них — конституционное большинство.

— Тогда почему, как Вы думаете, у демократов не получалось скооперироваться даже между собой для того, чтобы упростить принятие законов нужных, с их точки зрения?

— Потому что у них электората нет в стране. У тех, которые сегодня представляют крайнее правое крыло. У них большинства даже вместе у всех не получалось для того, чтобы что-то провести. Также из-за отсутствия у них электората, они и потеряли свои депутатские места во второй Думе, в третьей получили немного, а потом исчезли вовсе. Постепенно все потеряли.

— Вы в первую Думу шли с какой-то целевой программой, Вы что-то хотели сделать целенаправленно?

— Да что вы, я такая тупая была в этом плане! Я не представляла, как я тут буду работать. Я иногда думала: «Боже, тут такие умные люди!». У меня не было никакой программы. Я только знала, что буду поддерживать то, о чем меня просят люди, избиратели.

— А вот чисто по-человечески, страшно было избираться и потом начинать заниматься не абы чем, а государственным строительством?

— Вот, знаете, нет. Потому что я смелый человек. Мне было не страшно.

— В первой Думе Вы тоже были заместителем председателя Комитета ГД РФ по делам женщин, семьи и молодежи. Вы хотели попасть в этот комитет?

— Нет, так просто случилось, в моей судьбе. Тогда я не могла вообще выразить свою точку зрения. У меня вырывали микрофон, если я начинала говорить где-то на выездных заседаниях. На заседаниях комитета лишний раз вообще слово не давали.

Потом я больше в этот комитет никогда не входила. У меня были разные задания от партии, другие комитеты. Но самый мой любимый был — это комитет по образованию во второй Думе. Это был профильный для меня лично комитет, который возглавлял Иван Иванович Мельников, очень уважаемый человек, умница, с которым заседания были одно удовольствие. Ну, а теперь вот так случилось, что опять я получила этот комитет, меня туда опять командировали.

— Вашему комитету в первой Думе удалось добиться поставленных целей, задач? Решить или упростить как-то жизнь женщин, детей и молодежи?

— Вы знаете, как ни странно, в первой Думе как раз и удалось. Потому что тогда, я говорю, еще были сильны демократические, романтические настроения, еще не было такого давления от власти, в смысле от исполнительной. Нам удалось принять Семейный кодекс в первой Госдуме, нам удалось провести такой социальнозначимый закон, как выплата пособия каждому ребенку до совершеннолетия в размере минимальной зарплаты, который исполнялся на протяжении последующих двух созывов, а где-то в районе четвертого созыва сошел на нет.

— Скажите, Вы могли бы обозначить законопроект, который Вы курировали, который был бы Вашим «детищем» в первой Госдуме, за который Вы были бы горды?

— Ну, в первой Государственной думе я работала в этом комитете, это и было нашим «детищем», общим, потому что мы по разделам работали: семейный кодекс, вот это пособие детям и так далее. А во второй Думе - мое «детище»: пенсии за выслугу лет учителям, сельским работникам, врачам и возможность продолжать работать на пенсии, получая и зарплату, и пенсию, этого даже в советское время не было. У нас было так: либо пенсию получай за выслугу лет, либо работай. Сегодня пока еще этот закон действует для миллионов людей. День матери тоже мы установили.

— Из всего того, что приняла первая Госдума РФ, Вы могли бы выделить какой-нибудь самый значимый законопроект?

— Первая Государственная дума, практически приняла все кодексы за два года. Кодексы, вы представляете это какой труд? Все, абсолютно, и они работают до сих пор. Поэтому, выделить что-то одно очень сложно.

— Как Вы думаете, первая Госдума была местом для дискуссий?

— Конечно! Вот первая Дума была больше всего. Стоял микрофон в центре, и все говорили все что угодно.

— А когда она перестала таковой быть?

— Наверное, с четвертого созыва. Но сейчас, кстати, дискуссионность возрождается.

— Традиционный вопрос, который я задаю всем, и буду задавать. Продолжите фразу: «Госдума России первого созыва — это…»?

— … Я не могу, все-таки обидеть своих товарищей, спасти Россию тоже не могу, но могу сказать, что она уничтожила мою любимую страну. Она уничтожила, приняв все другие законы. Однако, в то же время, она, наверное, была началом и попыткой демократизации.

Справка: ПЛЕТНЕВА ТАМАРА ВАСИЛЬЕВНА

Родилась 22 ноября 1947 года в селе Новодубровское Новосибирской области в немецкой семье. В 1941 году её родители, немцы Поволжья, были депортированы в Новосибирскую область, где её отец Вильгельм Штрак был рабочим, затем директором МТС, управляющим сельхозтехникой.

Окончила с серебряной медалью среднюю школу, затем (в 1971 году) — педагогическое училище в Куйбышеве, в 1978 году — исторический факультет Тамбовского педагогического института. В 1967—1993 годах — учитель начальных классов, затем — учитель средней школы в посёлке Инжавино Тамбовской области. С 1993 года — директор Инжавинской вспомогательной школы-интерната.

С 1993 года является членом КПРФ; в том же году избрана членом ЦИК КПРФ.

В 1993 была избрана депутатом Государственной думы первого созыва по Тамбовскому округу от КПРФ, набрав 31,32 % голосов. Кроме того, была включена в общефедеральный список КПРФ под четвёртым номером. Была заместителем председателя комитета по делам женщин, семьи и молодёжи.

В 1995 году была избрана депутатом Государственной думы второго созыва по Тамбовскому избирательному округу, получив 33,40 % голосов. Член комитета по образованию и науке.

В августе 1996 года избрана членом координационного совета Народно-патриотического союза России от Всероссийского женского союза. На президентских выборах 1996 года была доверенным лицом Геннадия Зюганова. В апреле 1997 года избрана в новый состав ЦК КПРФ.

19 декабря 1999 года избрана депутатом Государственной думы третьего созыва по Тамбовскому округу. Вошла в состав фракции КПРФ и стала членом комитета по образованию и науке.

7 декабря 2003 избрана депутатом Государственной думы четвёртого созыва по федеральному списку КПРФ. Вошла в состав фракции КПРФ, стала членом комитета по регламенту и организации работы Госдумы.

В 2007 году избрана депутатом Государственной думы пятого созыва по избирательному списку КПРФ.

В 2011 году избрана депутатом Государственной думы шестого созыва по избирательному списку КПРФ. В новом созыве Государственной думы стала заместителем председателя комитета по делам национальностей.

18 сентября 2016 года избрана депутатом Государственной думы Российской Федерации седьмого созыва по федеральному списку от КПРФ (№1 в региональной группе №26, Липецкая область, Пензенская область, Тамбовская область).

Беседовал журналист, исполнительный директор историографического сообщества «Политика на сломе эпох» Артем Амелин.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Тамара Плетнева: депутаты никогда терпеливо друг к другу не относились

11:00 31/03/2017 Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели смогут прочитать интервью с депутатами Госдумы России первого созыва. Наш очередной гость – политик, депутат Госдумы РФ с первого по седьмой созыв Тамара Плетнева.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости