Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Анатолий Грешневиков: партии – это вред!

12:00 07/04/2017

Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели смогут прочитать интервью с депутатами Госдумы России первого созыва, узнают, как строилась работа в парламенте и какие они, народные избранники, лично.

Наш очередной гость – эколог, политик, депутат Госдумы РФ с первого по седьмой созыв, Анатолий Грешневиков. 

- Анатолий Николаевич, в начале 90-х Вы были депутатом Верховного Совета РФ. Что толкнуло Вас пойти на выборы в Госдуму РФ первого созыва и стать депутатом?

- Да, верно, я избирался в Верховный Совет (ВС) РФ и был депутатом. Это были демократичные выборы на альтернативной основе, у меня было 10 соперников. Я же был беспартийным, шел со своей программой, как эколог, при поддержке людей. В то время в Ярославской области, откуда я родом, планировалось строительство АЭС. Естественно, на волне экологических протестов, все население области после Чернобыльских событий было против этой инициативы властей. Таким образом, как эколог, я возглавил экологическое движение области. Кроме того, в сложный период перестройки так случилось, что русский мир и русская культура попали под огонь, стали непопулярны. Это также послужило толчком к тому, чтобы я избирался в ВС РФ. Люди меня выбрали, я работал в комитете по экологии, выдвинул много законодательных инициатив. В процессе этой работы, я понял, что команда Ельцина, которая пришла к власти на волне отрицания всего и вся, с желанием провести грабительскую приватизацию – не то, что надо стране. И, несмотря на то, что я был беспартийным, я вошел в группу известного политика Сергея Бабурина. После этого, как мы знаем, был расстрелян парламент и нас объявили красно-коричневыми, «коммуняками» и наградили прочими эпитетами, хотя я в партии не был. Все это случилось потому, что я, как и некоторые другие, встал на сторону парламента, из-за чего попал в «черные списки». 

После этих событий я вернулся к себе на родину, в Ярославль, с полным разочарованием в политике и справедливости. Вместе с выстрелами танков я потерял всякое желание заниматься политикой. Тогда начались репрессии, закрывался Союз писателей, закрывались литературные издания, а известные русские писатели Распутин и Белов были объявлены русскими фашистами. Однако даже в то время несколько ярославских областных газет набрались смелости и опубликовали мои статьи-расследования о том, почему произошли события 1993 года. По моему мнению, это произошло потому, что мы не приняли приватизацию по-Чубайсу, а приняли свой проект. 

На выборах в Госдуму первого созыва в 1993 году некоторые партии не стали выставлять своих кандидатов. Некоторые кандидаты, как я, например, испытывали не то, чтобы страх, а политическую брезгливость к выборам, политике и всяким политическим действиям. Но люди начали уговаривать меня избираться, а я, подумав, согласился, пошел на выборы в Думу, был избран подавляющим большинством голосов. Так что, толчком к избранию в Госдуму первого созыва послужило то, что был расстрелян парламент, было убито много моих друзей, расстреляны справедливость, честность и законность. Ну, и, главное – интересы моего региона, который я люблю. Я стремился и стремлюсь максимально решить его проблемы.

- Тогда, в конце 80-х и начале 90-х, существенное количество людей попадали в политику через природоохранную деятельность. Кто-то на региональном уровне, кто-то на федеральном. Это был островок свободы?

- Это не заслуга отдельных политиков, экологов или еще чего-то. Поверьте, избираться по списку может любой эколог. Я же шел одномандатником в округе с нулевой экологической культурой и нулевыми экологическими знаниями. Тот же известный эколог, министр охраны окружающей среды и природных ресурсов в 90-х, Виктор Данилов-Данильян, хоть он и был в стане демократов, с которыми я дружил крайне выборочно, про меня в одном из интервью сказал, мол, в Думе остался последний эколог – Грешневиков. Так вот, избрание эколога по одномандатному округу – это сродни подвигу. К сожалению, экологическая проблематика в России далеко не на первом месте. Это в Германии лидер «зеленой» партии может стать главой государства, как Ангела Меркель, например, а у нас – нет, никогда. Поэтому, в экологическом плане, Россия – самая отсталая страна. 

- Первые выборы в Думу были интересны и непредсказуемы. Как Вы думаете, они менялись со временем?

- Да, они становились все хуже и хуже.

- Почему?

- Прошла приватизация, были захвачены природные ресурсы: нефть, газ, золото, алмазы, леса… Теперь все это принадлежит олигархам. За каждый выборный период их, олигархов, становилось в десятки больше. Поэтому, каждые выборы – это было отстаивание украденной у народа собственности. 

- Почему Вы на каждых выборах шли по одномандатному округу, а не по списку? Азарт, так интереснее?

- Вы знаете, был в дореволюционной России такой политик: Константин Победоносцев. Он говорил, что партии для России – это вред. Потом, в ельцинскую уже эпоху, появился такой политик, как Александр Белов, он говорил, что есть дискредитация по партийному признаку. Я тоже считаю, что партии – это вред!

- Есть мнение, что Борис Ельцин дистанцировался от выборов в первую Госдуму, не помог демократам, в результате, они были разобщены. Как Вы думаете, почему он так поступил?

- Я не считаю, что он дистанцировался. Знаменем Ельцина пользовались те, кто его привел к власти в 1991 году. Как знаменем Путина пользуются те, кто его привел к власти в 2000-е. И в этом плане нет ничего сногсшибательного. Другое дело, что при Ельцине демократы как не могли объединиться, так и не могут этого сделать до сих пор. Я наблюдал и наблюдаю, как Явлинский никогда не может ни с кем, ни о чем договориться. Это не из-за разности идеологии, политической платформы или еще чего-то, нет, это проблема в личностях, лидерах, амбициях. Поэтому при Ельцине были выборы, он от них не отстранялся, но это были выборы не кандидатов, а политтехнологов.

- На выборах в первый созыв самым удивительным, как мы помним, стало то, что по спискам выиграла ЛДПР. За счет чего это произошло?

- Да, народ меня тогда порадовал, в отличие от сегодняшнего времени. Тогда народ не был зомбирован, народ еще думал, еще верил, участвовал. И тогда на сцену вышел хороший политтехнолог, артист – Жириновский. И на волне этого он победил. 

- А почему Вы были независимым депутатом, ведь в группе депутатов или во фракции было бы легче отстаивать идеи и законы? 

- Почему же, мы с Сергеем Бабуриным организовали депутатскую группу «Российский путь». Нас было человек 16-17, и мы были довольно активны. Главной нашей задачей было то, чтобы реабилитировать термин «патриотизм», «русский» и «российский» путь. Но мы в этом отличались и от коммунистов, и от демократов, которых, кстати, я таковыми не считаю. 

- Некоторые утверждают, что тогда со стороны исполнительной власти на депутатов оказывалось давление, депутатами манипулировали. Это так?

- Нет, давления не было, был подкуп. 

- Материальный?

- Да. Голос стоил, сейчас не вспомню, сколько, но что-то порядка 1000-2000 долларов США. По тому курсу. Были ходоки, в том числе, от Ходорковского, который хотел стать президентом и пересмотреть конституцию, сделать парламентскую республику, и началась скупка голосов депутатов и фракций, финансирование каждого конкретного депутата. Но у меня никогда не было желание голосовать за проекты олигархов даже за деньги. Наши пути в этом плане не совпадали.

- На первом заседании новой Думы выступал тогдашний премьер – Виктор Черномырдин. В своем приветственном слове он призвал депутатов исключить из своего лексикона слова «нетерпимость» и «нетерпение». Депутаты были терпимы друг к другу? 

- Черномырдину я, в свое время, припомнил расстрел парламента, спросив, не снятся ли ему кровавые мальчики? И почему он хапнул 12% акций Газпрома? Но он мне тогда ничего не ответил. 

Отвечая же на вопрос, то вопрос, что понимать под нетерпимостью. Если по Жириновскому, когда он тягал за волосы депутата-женщину или снимал крест со священника Глеба Якунина, который тоже был депутатом в первой Думе. Или его попытка избить еще какого-то депутата, то такая нетерпимость недопустима. Я же интеллигентный человек, писатель, эколог и я за то, чтобы вести дискуссию на парламентском, дипломатическом уровне. Но, при этом, нельзя загонять депутатов в какие-то жесткие рамки, как это делается сегодня. Ранее, в первой Думе, выступления депутатов могли поменять весь ход голосования. Теперь же нет, выступай, не выступай – толку ноль, все в Кремле решено. Это стыд и позор. Поэтому, люди и на выборы не ходят, кстати.

- Как Вы думаете, почему первая Госдума избиралась на два года?

- Я думаю, что команда политтехнологов, в которой были и люди из США, провели социологию, и поняли, что после расстрела парламента произойдет не то формирование Госдумы, какое не ожидали. Поэтому, считали, что если на четыре года, то все может быть крайне непредсказуемо. Это было решение из области: «Семь раз отмерь, один раз отрежь». Поэтому, когда по спискам выиграла ЛДПР, они поняли, что два года для первой Госдумы – правильно решение. С точки зрения истории, это не хорошо и не плохо. И слава Богу. 

- В первых трех созывах Думы у КПРФ очень успешно получалось кооперироваться с ЛДПР для принятия или проваливания законов. В это же время, у демократов этого никак не получалось, как Вы думаете, почему? 

- Не думаю, что у КПРФ и ЛДПР это было так легко. Любые объединения, тандемы и кооперация – это плод тяжелых переговоров и компромиссов. Жириновский же никогда не принимал самостоятельных решений о том, с кем и когда объединяться, это все спускалось сверху, из Кремля. И когда его голосования совпадали с КПРФ или Справедливой Россией – это говорит о его чутье на какие-то социально значимые законы, и Жириновский, как человек, умеющий торговаться, что-то себе выторговал. Он никогда и ничего просто так не делал и не делает. 

Что касается демократов, то это амбициозность. Я видел и наблюдаю до сих пор амбициозность Явлинского, и она мне, кстати говоря, нравится больше, чем амбициозность других демократов. Его можно уважать или нет, но он последователен, а для политика это хорошее качество. Другое дело, что вопрос не в том, что исповедовали демократы, а что реально сделали? А они - продолжали линию Ельцина и олигархического капитализма. 

- Вы все время были в профильном для Вас природоохранном комитете?

- Да, только один раз я был в аграрном комитете, когда я был противником Лесного кодекса. Его автором была депутат Комарова, которая стала главой аграрного комитета и я с удовольствием пошел в этот комитет, чтобы с ней спорить, противостоять ей. А так, да, все созывы, кроме одного, я был всегда в одном и том же комитете. 

- Вы можете назвать законы, в разработке которых Вы участвовали, и, которыми гордитесь? 

- Есть, конечно. Я вообще был у истоков природоохранного законодательства. Вся экологическая законодательная база была разработана при моем участии. Мы работали с Министерством экологии, которое тогда было отделено от Министерства природных ресурсов, так как тогда понимали, что это совершенно разные сферы. Кстати, это была первая наша победа – мы создали это министерство. Мы также добились, что в правительстве был эколог в ранге зампреда правительства. Создали систему экологических фондов, которые зарабатывали, именно зарабатывали, на контроле выбросов, привлечении иностранных инвестиций и прочем. 

Я участвовал в разработке базового закона «Об охране окружающей среды». Тогда была такая битва за него! На ушах стояли! Вот это был парламент, не чета нынешнему! Далее, закон «Об особо охраняемых природных территориях»; закон «Об охране озера Байкал»; закон «Об охране атмосферного воздуха»; «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и многие другие. Лично я курировал и разрабатывал закон «О государственном экологическом образовании». Но судьба его оказалась печальной, к сожалению. 

- Первая Госдума была местом для дискуссий?

- Сто процентов. И первая, и вторая. Третья – меньше, а остальные совсем скатились. 

- А когда Дума перестала быть дискуссионным местом, когда Грызлов произнес эту нетленную фразу?

- Нет, не думаю, он уже был могильщиком. Потом стало с дискуссиями совсем плохо, как я уже сказал. Вернее так, дискуссии были, но ничего не решали. Дискуссия ради дискуссии – смешно просто, так как из дискуссии должно что-то родится, какие-то законы. 

- Традиционный вопрос, который я буду задавать всем, с кем беседую. Продолжите фразу: «Госдума России первого созыва – это: …»?

- … Это попытка сделать парламент ответственным перед обществом, это была возможность принимать законы коллективно, это был тот статус депутата, который делал его реально защитником народных интересов. А сегодня этого нет. 

Справка: ГРЕШНЕВИКОВ АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Родился 29 августа 1956 года на станции Краснодубровская Завьяловского района Алтайского края. Детские годы прошли в деревне Редкошово Борисоглебского района Ярославской области.

Окончил факультет журналистики ЛГУ имени А. А. Жданова.

Избирался народным депутатом Ярославского областного Совета. 

1990-1993 - народный депутат, член Верховного Совета РФ, входил во фракцию «Россия», был членом Комитета по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов; в октябре 1993 г. отказался признать Указ Президента Ельцина о роспуске съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, участвовал в обороне Дома Советов. 

В 1993, 1995, 1999 и 2003 годах избирался депутатом Государственной Думы РФ четырех созывов от Рыбинского избирательного округа. 

В Государственной Думе РФ первого созыва являлся членом депутатской группы «Российский путь», был членом Комитета по экологии, председателем подкомитета по экологическому образованию, информации и связи с общественностью. 

В Государственной Думе РФ второго созыва был членом депутатской группы «Народовластие», секретарем Комитета по экологии, председателем подкомитета по бюджетной и информационной экологической политике. 

В Государственной Думе РФ третьего созыва входил в состав депутатской группы «Регионы России», был заместителем председателя Комитета по экологии.

В Государственной Думе РФ четвертого созыва был членом Фракции Народно-Патриотический Союз «Родина» (Партия Национального Возрождения «Народная Воля» - Социалистическая единая партия России – «Патриоты России»), заместителем председателя Комитета по экологии.

2 декабря 2007 г. избран депутатом Государственной Думы РФ пятого созыва в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Политической партией «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь».

В Думах шестого и седьмого созывов также был членом Комитета по экологии. 

Член Президиума Центрального Комитета Российского общенародного союза, член Союза писателей России.

Беседовал журналист, исполнительный директор историографического сообщества «Политика на сломе эпох», Артем Амелин

 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Анатолий Грешневиков: партии – это вред!

12:00 07/04/2017 Продолжаем совместный проект с историографическим сообществом «Политика на сломе эпох» под общим названием «Парламентаризм новой России». В рамках этого проекта наши читатели смогут прочитать интервью с депутатами Госдумы России первого созыва, узнают, как строилась работа в парламенте и какие они, народные избранники, лично. Наш очередной гость – эколог, политик, депутат Госдумы РФ с первого по седьмой созыв, Анатолий Грешневиков.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости