Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Русский язык как государственный. Исторические хроники РАПСИ

10:00 13/07/2017

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества "Политика на сломе эпох":

До начала 2000-х с языковым законодательством все вроде бы было понятно и законодательно обеспечено. Часть 1 статьи 68 Конституции РФ устанавливает, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Имеется также закон "О языках народов РФ", детально прописывающий нормы языкового общения. Однако Госдуме третьего созыва этого показалось недостаточно. И 26 депутатов, представляющих разные фракции и разные национальности, внесли законопроект "О русском языке как государственном языке Российской Федерации". Более того, это был проект "со звездочкой", то есть в программе законопроектной работы палаты находился в числе приоритетных.

В чем же его суть? Об этом в июне 2002 года доложил коллегам руководитель рабочей группы Алексей Алексеев ("Единство"). По мнению разработчиков, Конституция РФ не уточняет требований к особенностям практического использования русского языка в качестве государственного, не указывает обязательств органов власти по отношению к порядку формирования и сохранения государственного языка Российской Федерации.

Что же "уточнял" и на что "указывал" законопроект? Он, в частности, устанавливал, что порядок утверждения словарей русского языка, а также порядок официального издания этих словарей определяется Правительством РФ; что статус русского языка предусматривает обязательность использования этого языка, а также его защиту и поддержку, и обеспечение права граждан на пользование русским языком как государственным языком Российской Федерации. Перечислялись сферы, в которых русский язык используется в обязательном порядке, а также устанавливались гарантии поддержки и защиты государственного языка.

Отдельная статья законопроекта устанавливала, что при использовании русского языка как государственного не допускается употребление оскорбительных слов в отношении расы, национальности, профессии, социальной категории, возрастной группы, пола, языка, религиозных, политических и иных убеждений граждан, а также употребление нецензурных слов и выражений, иностранных слов и словосочетаний при наличии соответствующих аналогов в русском языке.

В ответственном Комитете по культуре и туризму, а также в комитетах-соисполнителях - по делам национальностей и по образованию и науке - особо подробно обсуждалась проблема установления санкций за нарушение данного закона. В результате появилась статья, предусматривающая ответственность за нарушение законодательства "О русском языке как государственном языке Российской Федерации".  Здесь авторы подразумевали два федеральных закона: "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". Этими законами предусмотрено досрочное прекращение полномочий и роспуск органов местного самоуправления, а также региональных законодательных органов государственной власти за принятие нормативных актов, которые противоречат Конституции или федеральным законам страны.

В ходе обсуждения выявилось несколько тем, по которым у депутатов возникли разногласия. Так, у Андрея Вульфа (СПС) вызвало сомнение положение законопроекта о необходимости изъятия из официального языка иностранных слов, которые могут быть заменены соответствующими русскими словами. В качестве примера незаменимости он привел слова "президент", "дефолт", "пенальти". В ответ Алексеев почему-то предложил вместо слова "скинхед" употреблять аналог этого слова "бритоголовый". Вульф высказал также недоумение, почему при перечислении сфер обязательного использования русского языка как государственного названа промышленность, но почему-то не названо сельское хозяйство.

Сергей Митрохин ("Яблоко") укорил авторов законопроекта в нарушении содержащихся в нем принципов, в частности, за использование иностранного слова "функционирование". Здесь Алексеев согласился, что "в условиях глобализации мы не сможем уйти от заимствования иностранных слов". И утешил скептиков тем, что применять жесткие меры к людям, которые их используют, не планируется.

Бориса Надеждина (СПС) особо заинтересовало запрещение использовать при употреблении русского языка как государственного нецензурных слов и выражений, в связи с чем он задал вопрос, "есть ли какая-то статистика, как часто в переписке, например Президента с парламентом, или в переписке губернаторов друг с другом употребляются нецензурные слова? Был ли анализ? Насколько это серьезная проблема?" И получил ответ, "анализа не было, но проблема серьезная".

Большинство выступивших, представители разных групп и фракций, высказались в поддержку законопроекта. Речь в их выступлениях шла о великой роли русского языка "в объединении общества, в истории страны". О том, что это "пуповина, связывающая народы, наши культуры, объединяющая россиян". Что закон "обеспечивает единство многообразия". Что необходимо "психологическое оздоровление и возврат к обычным нормам русского языка". А нестыковки и недочеты можно исправить ко второму чтению.

Представитель Правительства РФ в Госдуме Андрей Логинов заявил, что кабинет министров поддерживает данный законопроект. Цитата из правительственного отзыва: "Закон о государственном языке РФ нужен и имеет важное политическое значение для становления России как правового государства в новых геополитических условиях". Единственное замечание — у Министерства юстиции, которое считало, что этот законопроект не имеет самостоятельного предмета правового регулирования.

Представитель Президента РФ Александр Котенков был настроен менее позитивно. По его словам, его при чтении этого законопроекта "оторопь взяла" - в частности, от формулировки "Русский язык имеет статус государственного языка на всей территории Российской Федерации". И больше никаких характеристик русского языка нет". Он напомнил о существовании закона РФ "О языках народов РФ", поправки в который могли бы урегулировать все вопросы. Но коль скоро депутаты твердо намерены принять закон именно о русском языке, то "если ко второму чтению в данном законопроекте не будет дано понятие русского языка как языка одного из величайших народов, который применяется в различных статусах, и один из его статусов - государственный язык, и так далее, этот закон принимать нельзя будет".

В первом чтении за законопроект проголосовало 365 человек.

Ко второму чтению, состоявшемуся в декабре 2002 года, в текст был внесен ряд поправок. Назовем наиболее существенные.

Исключена статья относительно норм русского языка как государственного, однако два ее основных положения вошли частями в другие статьи. Так, Правительству РФ поручалось определить порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного, правил русской орфографии и пунктуации. Сформулированы также основные ограничения, то есть не допускается использование просторечных, пренебрежительных, бранных слов и выражений, а также иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке.

Принятый в первом чтении законопроект обязывал средства массовой информации использовать государственный язык России, то есть соблюдать его нормы и установленные запреты. Однако депутаты все же проявили понимание, что жесткое, безусловное следование этому правилу приведет, в частности, к тому, что электронные СМИ не смогут распространять произведения искусства, персонажи которых не совсем в ладу с русским литературным языком. Чтобы избежать этого, предлагалось разрешить нарушения норм русского языка как государственного в тех случаях, когда это является "неотъемлемой частью художественного замысла".

Особо остановимся на поправке, вызвавшей неприятие депутатов. Это изменение названия законопроекта, который предлагалось именовать "О государственном языке РФ", то есть за вычетом слов "о русском языке". "Новое название точнее определяет предмет законодательного регулирования законопроекта и полностью соответствует Конституции РФ", - обосновал поправку Алексеев. Такова была настоятельная рекомендация Правового управления Госдумы.

Контрдоводы были более эмоциональными, чем правовыми, типа - "русский язык, который уважают все народы, заслуживает того, чтобы быть упомянутым в названии закона". Но эти доводы оказались более убедительными, и поправка была отклонена. В таком варианте законопроект во втором чтении поддержал 371 человек.

Именно эта отклоненная поправка стала причиной того, что в феврале 2003 года законопроект было предложено вернуть во второе чтение. На этот раз докладывал Николай Губенко (КПРФ), который сообщил, что в ходе работы над третьим чтением обнаружилась необходимость определенных текстовых поправок, в частности, сокращения названия законопроекта. То есть речь вновь шла об изъятии из названия слов "о русском языке". Для этого по регламенту нужно было вернуться во второе чтение.

Это изменение встретило решительный протест его коллег по фракции Зои Воронцовой и Тамары Плетневой. По их мнению, сокращение таким образом названия закона меняет всю его концепцию и выхолащивает смысл, поскольку главной целью его является защита именно русского языка.

На это Губенко пояснил, что в законодательной практике Российской Федерации в наименованиях законов не используются подобные терминологические конструкции: о чем-то как о чем-то. "Возьмем, скажем, закон о гимне. Представьте себе такое название: о музыке Александрова на текст Михалкова как гимне Российской Федерации. Поэтому после наших попыток найти вариант, закавычить слова "русский язык", поставить тире или скобки мы вынуждены были отказаться от этой идеи".

То ли авторитет известного актера и режиссера сыграл свою роль, то ли аргументация его оказалась наглядной, а потому убедительной, но депутаты согласились вернуться ко второму чтению и принять необходимую поправку.

На том заседании закон с сокращенным названием был принят во втором и сразу третьем чтениях. Но в том же феврале он был отклонен Советом Федерации с предложением создать согласительную комиссию.

С этого момента прошло более двух лет, пока в мае 2005 года, в Госдуме следующего, четвертого созыва, закон "О государственном языке Российской Федерации" был представлен в новой, согласованной редакции.

Делавшая доклад Елена Драпеко (КПРФ) напомнила депутатам историю принятия закона, объяснила столь долгий перерыв тем в его рассмотрении "серьезным и внимательным отношением к сфере, которую регулирует данный федеральный закон".

Основное разногласие депутатов с сенаторами состояло в том, что последние настаивали на ограничении влияния государства, соответствующих институтов на формирование норм русского языка как государственного. Думская сторона отстояла позицию о предоставлении Правительству РФ принимать соответствующие решения — в частности, сформировать совет по русскому языку.

Закон "О государственном языке РФ" в редакции согласительной комиссии был принят рекордным большинством — 422 голоса.

В начале июня 2005 года закон был подписан Президентом РФ и действует поныне.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Русский язык как государственный. Исторические хроники РАПСИ

10:00 13/07/2017 До начала 2000-х с языковым законодательством все вроде бы было понятно и законодательно обеспечено. Часть 1 статьи 68 Конституции РФ устанавливает, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Имеется также закон "О языках народов РФ", детально прописывающий нормы языкового общения. Однако Госдуме третьего созыва этого показалось недостаточно. И 26 депутатов, представляющих разные фракции и разные национальности, внесли законопроект "О русском языке как государственном языке Российской Федерации".
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости