Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Участие государства в соглашении между IKEA и САЭ. Расследование РАПСИ

1/2
11:55 11/05/2017

Новый виток судебного конфликта между ИКЕА и предпринимателем Константином Пономаревым показывает, как крупная международная компания может годами успешно вводить в заблуждение государственные институты власти, дискредитируя созданные правовые механизмы защиты инвесторов и предпринимателей в России.

Семь лет назад в Минэкономразвития (МЭР) России в рамках программы по привлечению в экономику РФ прямых иностранных инвестиций и оказанию содействия в реализации частных инвестиционных проектов была организована работа по рассмотрению проблемных вопросов иностранных инвесторов.

Этим фактом попытались воспользоваться в своих частных интересах адвокаты ИКЕА. Несколько лет они голословно утверждали, будто первым значимым успешным проектом МЭР РФ по защите инвесторов стало Соглашение об урегулировании споров между ИКЕА и САЭ от 22.11.2010 года, подписанное якобы при посредничестве и содействии Минэкономразвития, от лица которого во всех переговорах между сторонами должен был выступать Сергей Беляков, занимавший тогда пост директора департамента инвестиционной политики и развития частно-государственного партнерства Минэкономразвития, а в последствии ставший заместителем министра. Это Соглашение якобы позволило ИКЕА полностью урегулировать и оплатить все требования по договорам аренды дизельных генераторов, арендованных у САЭ. Все последующие споры в 2011-2016 годах между Константином Пономаревым и ИКЕА представителями ИКЕА в прессе объявлены не иначе, как мошеннической попыткой повторного взыскания, подрывающей инвестиционный климат России.

РАПСИ обратилось с официальным запросом в Министерство экономического развития РФ для прояснения этой ситуации и получило ответ, что МЭР РФ никогда не имело никакого отношения к спору между ИКЕА и Пономаревым, как и к спорам прочих хозяйствующих субъектов, да и по закону никак не могло выступать в нем посредником или медиатором.

К сожалению, введенными в заблуждение оказались не только российские суды, но и ряд высокопоставленных лиц. Почему так получилось, мы расскажем ниже.

Роль Минэкономразвития в переговорах ИКЕА и Пономарева

Согласно первоначальным показаниям бывшего заместителя министра экономического развития РФ Сергея Белякова «в 2010 году в адрес омбудсмена по защите прав иностранных инвесторов, которым в тот момент являлся первый вице-премьер Правительства РФ И.И. Шувалов, обратилась компания ИКЕА… Минэкономразвития России было принято решение об участии в переговорах об урегулировании спора между сторонами... Минэкономразвития в лице Белякова выступало в качестве медиатора… Беляков участвовал во всех переговорах между сторонами в сентябре-ноябре 2010 года… На каждой встрече в начале переговоров Пономарев К.А. делал заверения о том, что каких-либо требований САЭ к ИКЕА кому-либо не переуступал... В ходе встречи Белякова и Пономарева в августе 2011 года Пономарев признался, что факт уступки требований он умышленно скрыл от ИКЕА и медиатора в ходе переговоров… для получения дополнительных выплат от ИКЕА».

Эти показания полностью соответствуют версии ИКЕА об обмане со стороны Пономарева, сокрытии уступки и попытке повторного взыскания ранее уплаченных средств. Рассмотрим показания Белякова и доводы ИКЕА подробно и попытаемся их проверить.

Федеральный закон N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» был подписан 27 июля 2010 года. Но в силу он вступил только 1 января 2011 года – уже после заключения сделки между Пономаревым и ИКЕА, в которой принимал участие Беляков. Значит, он не мог играть в ней роль медиатора, как минимум, в силу того, что в России тогда еще не действовал соответствующий закон.

Кроме того, пункт 2 статьи 2 этого закона гласит, что «процедура медиации – способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения». Однако ни в одном из предоставленных суду или где-либо обнародованных документов не содержится согласия Пономарева на привлечение медиатора к этому спору.

В пункте 6 статьи 15 закона о медиации сказано, что «медиатор не вправе быть представителем какой-либо стороны». При этом 5 ноября 2010 года Джон Расмуссен, занимавший тогда пост председателя наблюдательного совета ИКЕА МОС, в своем письме (копия имеется в распоряжении РАПСИ) прямо просит Белякова выступить в споре на стороне ИКЕА: «Хочу вас спросить, желаете ли вы прийти на эту встречу (подписание Соглашения об урегулировании споров – примечание редакции РАПСИ), чтобы оказать нам дополнительную поддержку, а также подготовиться к последующей (после подписания соглашения об урегулировании споров - примечание РАПСИ) встрече с Константином Пономаревым…». Другая сторона спора, Пономарев, о факте сотрудничества Белякова и ИКЕА не знала. «Константину Пономареву пока не сообщили об этом», - уточняет Джон Расмуссен для Белякова.

В целом непосредственное сотрудничество Белякова с ИКЕА началось 26 сентября 2010 года, когда Джон Расмуссен написал Белякову «по поводу вашей встречи и разговора с послом Свеном Хирдманом на прошлой неделе в Москве я хочу сказать, что мы хотим принять ваше предложение». При этом Пономарева никто не ставил в известность об этом до середины ноября.

Медиатор не может быть свидетелем в суде. В пункте 5.1. статьи 56 Арбитражного процессуального кодекса говорится: «Не подлежат допросу в качестве свидетелей посредники, оказывающие содействие сторонам в урегулировании спора, в том числе медиаторы». Однако Беляков давал показания в суде 5 марта 2012 года в качестве свидетеля ответчика.

Поскольку Минэкономразвития не могло быть хоть как-то задействовано в споре Пономарева и ИКЕА, то и Беляков, как сотрудник Минэкономразвития, также не мог быть задействован в этом споре в качестве медиатора.

Утверждения об участии Минэкономразвития в качестве посредника, медиатора или гаранта Соглашения об урегулировании споров между ИКЕА и САЭ от 22.11.2010 не соответствует действительности. 

«Я участвовал в переговорах с сентября по ноябрь 2010 года…», - утверждает Беляков. «Стороны до нашего участия не могли договориться», утверждает чиновник. Якобы Минэкономразвития поручило ему от лица России участвовать в переговорах между двумя коммерческими фирмами – ИКЕА и САЭ.

Однако благодаря сохранившейся переписке Белякова с представителями ИКЕА (скриншоты переписки имеются в материалах судебных дел) можно восстановить, как все было на самом деле.

26 сентября 2010 года Джон Расмуссен пишет Белякову «по поводу вашей встречи и разговора с послом Свеном Хирдманом на прошлой неделе в Москве я хочу сказать, что мы хотим принять ваше предложение».

Итак, Беляков сам предложил свои услуги Швеции в сентябре 2010 года, посол сообщил руководству ИКЕА, и уже 26 сентября 2010 года ИКЕА приняла предложение Белякова о сотрудничестве. В сентябре – ноябре 2010 года Беляков не только помогает ИКЕА, но и делает это не информируя вторую сторону спора.

Однако это имеет и свои недостатки – Беляков не может участвовать в переговорах между ИКЕА и САЭ без того, чтобы не раскрыть себя. Приходится ему довольствоваться теми сведениями о ходе переговоров, которые он получает от ИКЕА.

Председатель совета директоров ИКЕА сообщает Белякову в письме от 09 ноября 2010 года: «У нас вчера допоздна проходила встреча с Константином Пономаревым. У нас остался один нерешенный вопрос (препятствующий заключению сделки), которому мы не можем найти решения. Вопрос этот касается процедуры подписания и того, как КП гарантируется получение денег…».

Получается, без какого-либо участия Белякова к 09 ноября 2010 года переговоры практически подошли к концу. Более того, до 9 ноября 2010 года ни одной совместной встречи между ИКЕА, САЭ и Беляковым не было, при этом все вопросы были согласованы, кроме процедуры подписания и оплаты.

Именно для обсуждения оставшихся спорных вопросов между ИКЕА и САЭ, 16 ноября 2010 года Беляков в первый и последний раз присутствует на переговорах между ИКЕА и САЭ. Обсуждается процедура подписания соглашения и оплаты. Само соглашение на 20 листах не обсуждается. Белякову даже неизвестны его условия.

А как же быть с первоначальными показаниями Белякова о том, что он участвовал во всех переговорах между ИКЕА и САЭ с сентября 2010 года, где он цитирует условия Соглашения от 22 ноября 2010 года, заявляя об обмане ИКЕА Пономаревым? 

В ходе перекрестного допроса в суде Беляков свои показания меняет и признает, что участвовал в переговорах между ИКЕА и САЭ только один раз – 16 ноября 2010 года! «Текст соглашения не был знаком, и задачи ознакомиться не стояло», «условий не знаю», «юридически я компетентен, но поскольку в силу своих функциональных обязанностей в споре хозяйствующих субъектов я некомпетентен, регулировать какие-то отношения, которые регулируются соглашениями, я просто принципиально не читал».

О чем на самом деле договорились ИКЕА и САЭ в Соглашении от 22.11.2010

Напомним, по версии ИКЕА, точка во всех спорах между ИКЕА и принадлежащими Пономареву структурами была поставлена при подписании Соглашения об урегулировании споров от 22.11.2010, а требования ООО «РУКОН» являются повторными. Попробуем разобраться, так ли это на основе документов, имеющихся в судебных делах.

Первоначальные договоры аренды 112 генераторов для эксплуатации двух торговых центров МЕГА в Санкт-Петербурге были заключены в октябре 2006 года до 31.12.2008.

В июле 2008 года ИКЕА запретила доступ сотрудников САЭ к генераторам, оставив их в пользовании, уклоняясь от оплаты арендных платежей.

23.09.2009 между ИКЕА и САЭ было заключено Соглашение о плане действий по урегулированию разногласий, а затем на его основе дополнительное Соглашение от 26.10.2009 об аренде генераторов в 2009 – 2010 годах и их выкупе.

В 2008 – 2010 годах идут многочисленные судебные разбирательства по арендной плате за 2007 – 2008 годы, при этом ИКЕА возвращает генераторы из аренды летом 2010 года.

Арендная плата за 2009 – 2010 годы, предусмотренная дополнительным соглашением от 26.10.2009, не оплачивается, от выкупа генераторов ИКЕА отказывается.

Согласно экспертизе, проведенной экспертами МВД РФ еще в 2012 году, к осени 2010 года задолженность ИКЕА перед САЭ по договорам аренды 112 генераторов составляла 44 716 289 264 рубля, из них 24 994 970 000 рублей – аренда за 2007 – 2008 годы, проценты, пени, прочие платежи и 19 721 319 264 рублей – аренда за 2009 – 2010 годы, также с процентами, пенями и прочими платежами.

Именно 24 994 970 000 рублей и были уплачены ИКЕА по Соглашению от 22.11.2010 на счет САЭ несколькими платежами. Из назначения каждого платежа видно конкретно за что: аренда за 2007 год, аренда за 2008 год, проценты, пени, судебные расходы и т.д.! Ни в одном платеже нет какого-либо упоминания об аренде за 2009 – 2010 годы.

Ни рубля не было уплачено ИКЕА в пользу САЭ за аренду генераторов в 2009 – 2010 по Соглашению от 22.11.2010 – в Соглашении от 22.11.2010 между ИКЕА и САЭ четко сказано, что на момент его заключения у САЭ отсутствуют требования к ИКЕА за 2009 – 2010 годы.

Еще 21.10.2010 САЭ передало с ведома и согласия ИКЕА МОС эти требования в РУКОН, заключив соответствующий договор. ИКЕА была уведомлена об уступке семь раз: 17.09.2010, 21.10.2010, 25.10.2010, 28.10.2010, 01.11.2010, 15.11.2010, 22.11.2010. Согласие на уступку было дано еще в 2009 году в пункте 7 Соглашения от 23.09.2009.

С учетом произведенной уступки в октябре 2010 года с ведома и согласия ИКЕА, принадлежащие РУКОНу требования к ИКЕА за 2009 – 2010 годы просто не могли быть урегулированы в ноябре 2010 года без участия РУКОНа, который не являлся его стороной! В реальных переговорах между САЭ и ИКЕА, а не мифических, в которых участвовало в качестве медиатора Минэкономразвития в лице Белякова, уступку требований 2009 – 2010 годов с САЭ на РУКОН стороны никогда не скрывали, все было предельно открыто.

К примеру, в письме от 01.11.2010 года генерального директора и единственного участника САЭ Константина Пономарева в адрес генерального директора ООО «ИКЕА МОС» Пера Вендшлага перечислены все требования, уступленные САЭ на РУКОН по договору от 21.10.2010. Там также сказано, что в соответствии с договоренностью между Пономаревым и председателем Совета Директоров ИКЕА Джоном Расмуссеном достигнута договоренность о том, что в «течение 6 месяцев с даты подписания Соглашения об урегулировании споров «ИКЕА МОС» будет предоставлена возможность добровольно погасить имеющуюся задолженность перед ООО «РУКОН» как она определена в Расчете задолженности ООО «ИКЕА МОС» по состоянию на 21.10.2010., а также уплатить проценты… по дату фактического погашения задолженности перед ООО «РУКОН»… В случае, если вышеуказанная задолженность не будет погашена в полном объеме в вышеуказанный срок, ООО «РУКОН» преступит к ее взысканию в судебном порядке не позднее 14 июля 2011 года».

15 ноября 2010 года уже РУКОН направляет требование об уплате долга в ИКЕА, указывает реквизиты для оплаты и предупреждает, что принадлежащие ему требования не являются предметом Соглашения от 22.11.2010, заключаемого без участия РУКОНа.

При этом в той же переписке прямым текстом сказано: «После подписания Соглашения об урегулировании споров и оплаты предусмотренных в нем средств ИКЕА сможет заявить о полном урегулировании судебных споров с САЭ. САЭ не будет выступать с какими-либо разъяснениями и/или сообщениями об уступке... на РУКОН».

Факт уступки с ведома и согласия ИКЕА настолько очевиден, что даже Беляков не пытается его отрицать в ходе допроса в суде: «Я знаю, что там есть какая-то история, связанная с тем, что, оказывается, до подписания соглашения какие-то документы, уведомления о том, что права переуступлены, направлялись в компанию, но я не обладаю ни функцией, ни компетенцией оценивать статус этих документов и говорить о том, правомерны они или нет». Беляков непроизвольно подтверждает очевидное - трудно назвать семь уведомлений об уступке, попыткой (тем более успешной) ее скрыть.

С учетом вышеуказанных документов, представляется очевидным и не требующим дальнейшего доказывания, что договор уступки требований за 2009 – 2010 годы от 21.10.2010 между САЭ и РУКОН был заключен с ведома и согласия ИКЕА и был частью договоренностей, достигнутых в ходе переговоров ИКЕА и САЭ в 2010 году.

Пономарев не просто не скрывал этой уступки от ИКЕА в ходе переговоров, но сама уступка требований за 2009 – 2010 годы на сумму 19 721 319 264 рублей 21.10.2010 была первым шагом по реализации согласованного между ИКЕА и САЭ плана по разрешению конфликта. Вторым шагом было погашение долга ИКЕА за 2007 – 2008 годы на сумму 24 994 970 000 рублей на основании Соглашения об урегулировании споров между ИКЕА и САЭ от 22.11.2010 года.

Основное отличие требований за 2007 – 2008 и 2009 – 2010 годы заключалось в том, что к осени 2010 года законность требований за 2007 – 2008 годы из первоначальных договоров со сроком аренды до 31.12.2008 года была подтверждена арбитражными судами во множестве судебных актов, которые носили преюдициальный характер для последующих исков САЭ к ИКЕА в отношении дополнительных взысканий за 2007 - 2008 годы.

Совершенно другая история с требованиями за 2009 – 2010 годы - иски еще не подавались, какой-либо преюдиции не было. Судами еще не исследовалось дополнительное соглашение от 26 октября 2009 года, которым согласованы аренда генераторов в 2009 – 2010 годах и их выкуп. Обе стороны это прекрасно понимают. Именно поэтому, еще летом 2010 года САЭ и ИКЕА договорились о полном погашении всех долгов за все четыре года со скидкой за счет дисконтирования задолженности за «непросуженный» период.

Общая сумма выплаты до 01.08.2010 года должна была составить 885 млн. долларов США, кроме того ИКЕА должна была возместить САЭ расходы на гонорар успеха адвокатов. К 22.11.2010 года, когда было подписано Соглашение между ИКЕА и САЭ, сумма дополнительных процентов по согласованной сторонами ставке 0,1% в сутки составила около 150 млн. долларов. Вероятно, в этот момент ИКЕА и решила рискнуть и вообще отказаться от каких-либо выплат за 2009 – 2010 годы и уменьшить общую сумму, вместо ее увеличения! Окончательное решение, возможно, было принято ИКЕА в последний момент.

Чем иначе можно объяснить, что для выплат за генераторы учредителями было внесено в добавочный капитал ИКЕА МОС 31 млрд. рублей (около 1 млрд. долларов США), но при этом выплачено в САЭ было только 24 994 970 000 рублей (около 808 млн. долларов США). Куда пошли 6 005 030 000 рублей (около 194 млн. долларов США) остается только догадываться. Если руководство ИКЕА планировало оспаривать обоснованность требований за 2009 – 2010 годы, то шаг с их стороны вполне логичный. Вместо выделения дополнительных 150 млн. долларов, сэкономить 77 млн. долларов из ранее выделенных! Общая экономия - 227 млн. долларов США.

Почему ИКЕА решила сэкономить и отказалась от погашения требований за 2009 – 2010 годы со скидкой становится ясно из показаний бывшего главного менеджера ИКЕА Юакима Виртанена: «ИКЕА заявляла о том, что все эти требования (иск РУКОН за аренду генераторов 2009 - 2010) были погашены по Соглашению об урегулировании споров от 22.11.2010, хотя по данному Соглашению ИКЕА в САЭ были оплачены только требования за 2007 - 2008. Еще до его подписания Пономарев уведомлял ИКЕА об уступке требований за аренду 2009 – 2010, которые ИКЕА отказалась признавать и оплачивать, от САЭ на РУКОН. Юристы ИКЕА, которые полностью готовили Соглашение об урегулировании споров от 22.11.2010, специально не стали включать в его текст прямых ссылок на предварительную уступку от САЭ требований по аренде 2009 – 2010 на РУКОН, заменив их на «двусмысленные» условия, чтобы потом обвинить Пономарева в обмане ИКЕА и «повторном» взыскании денег с ИКЕА».

Руководители ИКЕА особо не скрывают, что ИКЕА пыталась обмануть Пономарева, уменьшив сумму выплаты перед подписанием Соглашения и разбив ее на части. Это подтверждает еще один бывший топ-менеджер ИКЕА Франко Толлардо, который работал в «ИКЕА МОС» около 6 лет. Он лично участвовал в переговорах между Пономаревым и ИКЕА еще в 2007 году, перед тем проверив условия аренды генераторов Пономарева и убедившись в их рыночности. Также Толлардо участвовал в переговорах между Пономаревым и председателем Совета директоров ИКЕА Джоном Расмуссеном, присутствуя на них с марта по сентябрь 2010 года.

«Я понял, что готовится какой-то очередной обман Пономарева со стороны ИКЕА, как с созданием совместного предприятия или с выкупом генераторов, предупредил его об этом и больше в переговорах не участвовал», - рассказал Толлардо следствию.

Такого же мнения придерживается и Юаким Виртанен: «Преследование Пономарева для ИКЕА превратилось в навязчивую идею, а для юристов ИКЕА, которые являются главными выгодоприобретателями спора между ИКЕА и Пономаревым, который идет уже восемь лет, в выгодный бизнес».

«Если бы я лично не наблюдал за тем, как в ИКЕА принимались решения по удержанию ДЭС САЭ в 2009 году, и как директор САЭ Пономарев добивался их возврата, я пришел бы к выводу, что все руководство ИКЕА и все юристы работают не на ИКЕА, а на Пономарева. На самом же деле причина в том, что ИКЕА в России превратилась в «тоталитарную секту», где правда и факты не имеют никакого значения. Все торговые центры в России построены ИКЕА незаконно, с гигантскими нарушениями и взятками. Вокруг этих коррупционных схем кормятся десятки юристов и «решал», которым надо создавать и решать годами как можно больше юридических проблем», - рассказал Виртанен в письменных показаниях.

Лучше всех суть многолетнего корпоративного конфликта между ИКЕА и российским предпринимателем Константином Пономаревым описал в своих показаниях бывший топ-менеджер ИКЕА и участник переговоров ИКЕА и САЭ в 2010 году Франко Толлардо: «Проблемы между Пономаревым и ИКЕА носят не финансовый или юридический, но культурный характер. Пономарев пытается вести себя с ИКЕА на равных, не идет на односторонние уступки и не поддается на угрозы. ИКЕА прекрасно знает, что все требования Пономарева законные, но надеется, что сможет его раздавить и принципиально хочет это сделать».

РАПСИ продолжит расследование этого знакового для российского правового поля дела. В следующей статье мы расскажем о «странных» правовых позициях судов при рассмотрении спора ИКЕА и Пономарева. Приглашаем ИКЕА принять участие в дискуссии и представить свои доводы. 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Участие государства в соглашении между IKEA и САЭ. Расследование РАПСИ

11:55 11/05/2017 Новый виток судебного конфликта между ИКЕА и предпринимателем Константином Пономаревым показывает, как крупная международная компания может годами успешно вводить в заблуждение государственные институты власти, дискредитируя созданные правовые механизмы защиты инвесторов и предпринимателей в России.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости