Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Крестьянство как решающая сила в революции. Исторические расследования РАПСИ

11:00 12/05/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В тринадцатом материале речь идет о попытках Ленина и других политических лидеров привлечь на свою сторону крестьянство, составлявшее абсолютное большинство населения России в 1917 году. Почему аграрная программа оказалась важнейшим вопросом, обусловившим пути формирования нового государства.

Итак, Ленин в апреле 1917 года выдвинул идею перехода к следующему этапу революции или точнее – к новой революции, которая должна была быть уже пролетарской, социалистической. Но пролетариат в России не составлял ни демократического большинства, ни даже десятой части всего населения. Следовательно, призыв вождя к подготовке новой революции вступал в противоречие с его же тезисом о том, что «социалистическая демократия» - это более высокий уровень демократии по сравнению с «буржуазной демократией».

В максимально демократической России весны 1917 года выдвигать недемократические лозунги было делом проигрышным. И Ленин это понимал. Отсюда: до поры до времени ему нельзя было открыто призывать к диктатуре семи процентов городского пролетариата в крестьянской стране. Поэтому, оставалось два пути: первый - ждать такого уровня развития капитализма, когда наемные работники будут составлять более половины населения, и тогда лозунги победы демократии и победы пролетарского социализма совпадут. По этому пути и пошли меньшевики. Однако этот путь очень долог: он займет десятилетия. А Ленину непременно хотелось завоевать политическую власть безотлагательно: момент для этого складывался удобный и даже беспрецедентный.

Второй путь выглядел так: объявить своими союзниками крестьян, чтобы потом выступить уже вполне демократически - от имени большинства населения. Но это же было бы нарушением всех основных канонов марксизма! Это же означало снова серьезный конфликт с элитой своей партии, все члены которой хорошо знали главные марксистские догмы. Согласно им, крестьянин по своей социальной природе НИКОГДА не может стать союзником пролетариата. Крестьянин – собственник орудий труда и средств производства. Крестьянин спит и видит, как он разбогатеет. Однолошадный мечтает о второй лошади, двухлошадный о третьей и т.д.; тот, кто засевает пять десятин, очень хочет засевать 10, а потом и 15. В общем, интересы крестьянина совсем далеки от интересов пролетариата, и никакой социализм ему не нужен.

Да, логически и концептуально, с позиции последовательных марксистов, лозунг союза рабочих и крестьян в следующей революции не выдерживал никакой критики. Но это теоретически и догматически. А Ленин ведь был выдающимся диалектиком и всегда призывал подходить к марксизму творчески. Он смело приспосабливал положения Маркса к потребностям текущей революционной практики.

Ленин увидел, что судьбы революции в феврале решили не рабочие и не буржуазные политики, а восставшие солдаты, которые в течение одного дня легко смахнули старую власть. И это было ценным открытием. Рабочие выступили детонаторами, буржуазия в лице думцев оформила бунт организационно и юридически, но физически город и все властные учреждения захватили солдаты. Вот где сила, вот с кем надо находить общий язык. За кем пойдет гарнизон, состоявший из крестьян, тот и победит.

Но как совершить пролетарскую революцию с помощью крестьян-солдат? Ведь социал-демократы, исходя из упомянутых марксистских догм, ранее совсем не задумывались о привлечении на свою сторону крестьянства. Этот социальный слой был полностью отдан на откуп эсерам. Однако, как и положено, в партийной программе социал-демократов, конечно, был и аграрный раздел. И что в нем было привлекательным для крестьян? Ответ категорический – ровным счетом ни-че-го. Объединительный IV съезд РСДРП, состоявшийся в 1906 году, принял и аграрную программу социал-демократов. Она была настолько умозрительно-абстрактной, что про нее в 1917 году эсдеки даже стеснялись упоминать, особенно при крестьянах. Съезд воссоединившихся большевиков и меньшевиков принял программу «муниципализации земли».

Что это означало? Крестьянские надельные земли объявлялись собственностью крестьян, а помещичьи земли отчуждались и поступали в распоряжение муниципалитетов (земств). Земства не могли продавать и закладывать землю; предполагалось, что ее за плату будут арендовать крестьяне. Вот и всё! Очень зажигательно и революционно! Крестьяне за арендованные земли должны были бы платить не помещику-арендодателю, а муниципальному чиновнику (и какая тут для них разница?).

Ленин правда предлагал не муниципализацию, а национализацию – вся земля должна была перейти в собственность государства. Но это было еще менее интересно для крестьянина, который хотел получить землю в собственность. И побольше. И поскорее. И бесплатно.

В 1917 году Ленин отчетливо понял, что крестьян ни за муниципализацию, ни за национализацию на баррикады не поднять. Это были совсем не революционные лозунги. Вождь большевиков сам допускал ироничные реплики в адрес аграрной программы партии: под знаменем муниципализации, мол, крестьяне за нами не пойдут. Но без этих союзников никакой второй революции явно не получится. Что делать?

Прежние партийные лозунги Ленин апробировал сразу по прибытии в Россию и, можно сказать, потерпел полный провал. Удивив и даже поразив всех своими архиреволюционными «апрельскими тезисами», Ленин продемонстрировал полное непонимание ситуации в деревне.

Этот «перл» стоит привести дословно: «6. В аграрной программе перенесение центра тяжести на Сов. батр. депутатов. Конфискация всех помещичьих земель. Национализация всех земель в стране, распоряжение землею местными Сов. батр. и крест. депутатов. Выделение Советов депутатов от беднейших крестьян. Создание из каждого крупного имения (в размере около 100 дес. до 300 по местным и прочим условиям и по определению местных учреждений) образцового хозяйства под контролем батр. депутатов и на общественный счет».

Извините, но это какой-то детский лепет. Какие Советы батрацких депутатов!? Какие образцовые хозяйства под контролем батраков?! И что, основная масса крестьян пойдет за этими лозунгами? Да ни в коей мере. Солдаты и крестьяне вообще никак не отреагировали на этот ленинский тезис: полностью проигнорировали. Очень уж тут не угадал Ильич.

В деревнях того времени в подавляющем большинстве крестьяне обрабатывали наделы своим трудом, не прибегая к найму. Однако на селе могло быть несколько зажиточных хозяйств, где трудились и наемные работники. Таких батраков в деревне было совсем немного, даже меньше пресловутых семи процентов от всего состава общины. Они были очень разрозненны и не составляли какой-либо отдельный социальный слой с какими-то своими отдельными классовыми интересами.

Практически все батраки мечтали о том, чтобы заработать средства и завести свое самостоятельное крестьянское хозяйство. Более того, в большинстве случаев в наем шли крестьяне просто с излишним количеством рабочих рук в своей семье и чаще всего на отдельные сезонные работы: посев, покос, уборка урожая и т.п.

Свое положение в этих случаях они воспринимали как временное состояние, как возможность «подработать на стороне». Поэтому здесь как раз уже самого Ленина можно упрекнуть именно в прямолинейном догматическом следовании заповедям марксизма: он предлагал социал-демократической «рабочей» партии опереться в деревне на сельский пролетариат, которого как класса или даже заметной прослойки в российской деревне не существовало.

Стоит отдельно упомянуть и то, что, согласно устоявшимся в крестьянском менталитете понятиям, батраками становились неудачники, неумехи, разорившиеся односельчане. Попадание в этот разряд было очень непрестижным: батрацкого состояния люди стыдились. Таким образом, это были разобщенные и самые малоавторитетные люди на селе, и предложение сделать из них опору политической партии было совсем неудачным лозунгом.

А что предлагали конкуренты? У эсеров программа была намного проще и понятнее для крестьян: отобрать все земли у помещиков и бесплатно раздать их крестьянам. Причем разделить эти земли «поровну». Вот это было привлекательно для крестьян и солдат! Тут тебе и бесплатная прибавка земельных угодий, и прежний знакомый «общинный социализм» с его принципами уравнительности и справедливости.

Программа эсеров так и называлась программой «социализации» земли, так как собственность на нее не переходила государству, ею распоряжались сами крестьяне.  Здесь был, как раз и сильный «трудовой» «антикулацкий» тезис: землю каждый крестьянин получал не более того, что он мог обработать силами своей семьи. Так что батраки по-эсеровски должны были вообще исчезнуть как класс. «Земля только тем, кто ее сам обрабатывает».

И крестьяне приняли программу социалистов-революционеров. В партию эсеров записывались целыми деревнями и ротами. В свете этого ленинская идея привлечения солдат-крестьян на сторону большевиков выглядела несбыточной мечтой. Тут Ленину надо было крепко подумать, как решить эту труднейшую задачу.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 19 мая.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Крестьянство как решающая сила в революции. Исторические расследования РАПСИ

11:00 12/05/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований о событиях, случившихся в России сто лет назад. В тринадцатом материале речь идет о попытках Ленина и других политических лидеров привлечь на свою сторону крестьянство, составлявшее абсолютное большинство населения России в 1917 году. Почему аграрная программа оказалась важнейшим вопросом, обусловившим пути формирования нового государства.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости