Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Большевики и Ленин. Исторические расследования РАПСИ

10:30 05/05/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В двенадцатом материале исследуется важнейшая тема для понимания событий, происходивших в России с марта по октябрь 1917 года: роль личности в истории. Чтобы определить реальные причины, приведшие к новой смене режима, важно проследить, как одному человеку удалось за полгода радикализировать всю государственную систему успешно работавших демократических институтов.

До возвращения Ленина в апреле большевики как-то вообще были мало заметны. И это легко объяснимо. Они представляли собой всего лишь небольшую левую фракцию в социал-демократической партии. Ленин все пытался добиться того, чтобы его сторонники вышли из РСДРП и обособились, но весной 1917 года большинство местных организаций все еще было объединенными: большевики довольно мирно сожительствовали с меньшевиками, и партийная программа у них была общая. А вот удельный вес большевиков в объединенных организациях давно уже не соответствовал их названию: везде они были в меньшинстве. А тех немногих, которые последовали советам Ленина и стали выделяться, в печати называли не иначе как «сектой».

Меньшевики вместе с эсерами доминировали во всех Советах. Даже если немного забежать вперед и посмотреть партийный состав Первого Всероссийского съезда советов рабочих и солдатских депутатов, состоявшийся в июне, то мы увидим, что из 1090 делегатов съезда большевиков было всего 105 человек – менее одной десятой.

О численности большевиков в марте-апреле у нас нет точных данных именно из-за того, что они были в составе объединенных с меньшевиками организаций и из-за того, что многие в годы войны вообще прервали связи с центром и ничем себя не обозначали. Но у нас есть данные партийной переписи 1922 года, где каждый член партии произвольно мог поставить дату, с которой он считал себя примкнувшим к большевикам.

Согласно этим материалам, в марте 1917 года вышло из подполья и приступило к партийной работе 23 600 человек. Но даже в советское время исследователи отмечали неточность этих данных в сторону завышения цифры: многие партийцы прибавляли себе партийный стаж, проставляя в анкете именно март, а не более поздние даты.

Но даже если брать за основу эти завышенные данные, то все равно приходим к выводу: для огромной России это была маленькая партия. Да и можно ли было фракцию ленинцев считать на то время четко сплоченной партией: ведь объединенные с меньшевиками организации на местах существовали до осени 1917 года и признавали решения меньшевистского центрального органа - Организационного Комитета (ОК), а не ленинского ЦК. Но сейчас даже не об этом речь.

В любом случае, возьмем ли мы за основу 24 тысячи или меньшую цифру, все равно очень контрастно будет выглядеть количество членов большевистской партии уже в августе этого же года – 240 тысяч человек. Более, чем десятикратный рост!! А вот это уже феноменально! И этот исторический феномен стоит рассмотреть внимательнее: как из небольшой политической секты леворадикалов в течение полугода выросла крупнейшая партия, захватившая затем власть в стране.

И тут же вопрос еще более масштабный, обозначенный в предыдущем материале: как удалось Ленину, пойдя в одиночку против всех объединенных в одном порыве политических сил страны, добиться реализации своих целей? Таким образом, очень настойчиво напрашивается в наше расследование проблема о роли личности в истории. Конечно, никто лучше Г.В. Плеханова не раскрыл эту тему (см. его статью «К вопросу о роли личности в истории»), но он эту статью написал до ленинского феноменального вмешательства в ход событий в России.

Пожалуй, действия Ленина в апреле-октябре 1917 года - непревзойденный пример влияния одного человека на ход не только российской, но и мировой истории. Но, согласно каким критериям оценки роли одной личности мы делаем такое заявление? Представляется, что критерием может быть значение действий этого человека не просто на ход событий, а на радикальное изменение вектора движения и на слом набравших силу тенденций.

Каждый выдающийся исторический деятель своими действиями и поступками, разумеется, накладывает свой субъективный личностный отпечаток на все происходящее под его руководством или влиянием, но далеко не каждый резко и кардинально меняет весь тренд процессов, исходя исключительно только из своих представлений и будучи поначалу никем не понятым. И только к Ленину это относится в полной мере.

Мы уже отметили, что не только все политики страны, но и вся элита большевиков не поддержала Ленина с его апрельскими тезисами. «Никакой поддержки Временному правительству!» Как же так?! Это же революционное правительство победившего народа, которое надо защищать от возможной контрреволюции!
«Абсолютный отказ от «революционного оборончества»… Организация самой широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии. Братанье». Какое «братанье»? С немцами, с врагом?! Очевидцы рассказывали, что солдаты, встречавшие Ленина на Финляндском вокзале, при этих словах зароптали, запереговаривались: а не поднять ли этого оратора сразу на штыки – явно немецкий агент. Да и всеми политиками, включая большевиков, война теперь понималась как защита революции от посягательств немецкого реакционного кайзеровского режима. И тем самым война якобы сменила свои характеристики: она уже со стороны России была не «империалистической», а революционной и «освободительной».

А тезис о подготовке новой революции разве не выглядел абсурдным? Против кого революция? Ведь сам же Ленин в этих же тезисах признает «Россия сейчас самая свободная страна в мире… отсутствие насилия над массами». И кого свергать прикажете, если все в стране решается исключительно демократически и солидарно?

Но Ленин, не получив поддержки у лидеров большевиков и в Петроградском городском комитете, идет со своими тезисами в районные организации. Там нет такого уровня ораторов, как в ЦК, и ему удается убедить неискушенных рабочих активистов. Тезисы поддерживают вначале рабочие Петроградского района, затем Нарвского, потом Василеостровского.

VII Всероссийская апрельская конференция (7-12 мая по новому стилю) тоже высказывается в поддержку этой программы. Ленин на этой конференции выступал в прениях 20 раз!! И писал сам все проекты резолюций. Продавил, что называется. Делегатов, правда было совсем немного – всего 133 человека с решающим голосом, но эта конференция сыграла роль съезда, наметившего курс партии на подготовку социалистической революции. Первый раунд борьбы за реализацию своих идей Ленин выиграл: убедил свою партию в необходимости перехода ко второму этапу революции.

Следующий этап был потруднее. Предстояло добиться перехода всей власти в руки Советов. Но почему Ленин стремился к этому: ведь большевиков в Советах было не более 10%? Это сложный вопрос. Неужели он мог предвидеть, что партийный состав этих органов так быстро можно будет изменить в короткое время?! Видимо да.

Здесь он тоже обращается к социальным низам, к первичным Советам. Там люди простые и легко воспринимают понятные им популистские призывы. Учел Ленин и динамичность составов советов и их гипердемократичность: на любом новом собрании рабочие могли поменять своих представителей в любом совете. И это позволяло Ленину, вбрасывая в массы популярные лозунги, добиваться смены членов советов в пользу своей партии.

Вполне возможно, что Ленин учел и опыт других революций (английской, Великой французской, например), которые все развивались в направлении их радикализации. Вождь большевиков, предугадывая этот процесс, даже несколько забежал вперед в выдвижении радикальных лозунгов тогда, когда сами массы еще не подошли к ним. Он «застолбил» место вождя следующего этапа.

«Красное колесо» революции, сорвавшись в феврале с вершины, неминуемо должно было докатиться до самых нижних левых позиций, и только большевики должны были, по замыслам Ленина, быть готовыми к этому, чтобы оседлать и возглавить это движение.

Как ни крути, но любимое словцо большевиков тут будет уместно употребить: партия Ленина оказалась, благодаря своему вождю, «в авангарде» процесса развития революции до ее самых крайних пределов.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 12 мая.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Большевики и Ленин. Исторические расследования РАПСИ

10:30 05/05/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. В двенадцатом материале исследуется важнейшая тема для понимания событий, происходивших в России с марта по октябрь 1917 года: роль личности в истории.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости