Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Анархисты. Исторические расследования РАПСИ

11:00 04/08/2017

РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. Двадцать пятая глава посвящена разбору детальных различий между ветвями анархистского движения. Почему последователи этой идеологии сами себя обрекли на гибель.

К июлю 1917 года «красное колесо» русской революции прокатилось уже далеко. Солидные и умеренные партии были отброшены на ее обочину, а на политическую арену всё более уверенно вступали те, кто еще в марте считались маргиналами. Докатилось: вот уже и до анархистов дело дошло, они уже тоже в числе вершителей судеб страны.

Анархисты давно будоражили своими акциями столицу России, а в июле чуть-чуть не спровоцировали государственный переворот. Однако о них в серьезной литературе не принято было много писать. Историю, как известно, пишут победители, а коммунистам, создавшим в дальнейшем государство диктатуры с железной дисциплиной, очень уж не хотелось вспоминать те страницы истории, где они часто выступали солидарно с разрушителями всех государственных устоев.

«Анархист» стало бранным словом, а о наиболее мощном течении «анархистов-коммунистов» было даже запрещено упоминать, да и само название такой партии в текстах не приводили, чтобы не дискредитировать им коммунистическую партию и не вызывать у читателей когнитивный диссонанс. И потому у наших сограждан представление об этом движении сложилось на основании кинофильмов, где анархисты обычно выступали в карикатурном образе в виде грубых, пьяных, перепоясанных пулеметными лентами матросов, непременно исполняющих под гармошку песенку «Яблочко».

Справедливости ради надо признать, что такие картинки ненамного искажают истинный образ многих групп рядовых анархистов. Внешне сплошь и рядом они именно так и выглядели, однако это была периферия явления. Настоящие идейные анархисты отмежевывались от такой «накипи», утверждая, что их идеологию вульгаризируют подобные деклассированные элементы, а на самом деле – это серьезное учение, основы которого надо изучать точно так же, как и труды Карла Маркса.

И действительно на практике в то время в России любой человек, не потрудившись даже прочитать политическую программу этой партии, мог в одночасье объявить себя анархистом, понимая под этим полную, ничем не ограниченную свободу. Потому в это движение и шли охотно прежде всего матросы и солдаты, затурканные военной дисциплиной и жизнью по уставу.

Обозначив себя членом движения, разболтанные и недисциплинированные, морально разложившиеся солдаты и матросы приобретали тем самым политический ярлык и щит, который прикрывал их от власти, пытавшейся поддерживать хотя бы минимальный порядок. Любой «наезд» милиции на отряды анархистов вызывал их резкую реакцию и громкие упреки в контрреволюции, в ограничении «прав свободного народа». Газеты в таких случаях становились на сторону анархистов и власти обычно отступались.

Да и сложно было призвать к порядку эти вооруженные сборища, которые количественно всегда превосходили милицейские команды и были прекрасно вооружены. Такие группы обычно селились в самовольно захваченных особняках «угнетателей и эксплуататоров», выставляли в окна пулеметы и жили своей замкнутой «безвластной коммуной» за счет «реквизиций и экспроприаций» продуктов и всего необходимого у «богачей-контрреволюционеров».

Попросту говоря, анархисты промышляли грабежом различных складов и населения. Часто при этом они предъявляли солидные мандаты, выписанные их же вожаками, и «граждане буржуи», окончательно запутавшись в пестроте новых властных структур, безропотно отдавали всё, что у них требовали «свободные солдаты революции». Жалоб на их действия как правило поступало мало, а если и жаловались горожане на беспредел анархистов, то всё равно управы на них не было: никто не хотел идти грудью на пулеметы.

Основоположниками русского и международного анархизма считаются М.А.Бакунин и П.А.Кропоткин.

У Михаила Александровича очень бурная биография. Он был соратником и Герцена, и Карла Маркса и других великих революционных деятелей той эпохи. Участвовал во всех европейских революциях и восстаниях, в результате чего был приговорен в двух европейских странах к смертной казни. Переданный России сидел в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях семь лет, затем был сослан на вечное поселение в Сибирь, в Томск. Бежал из ссылки через Японию и Америку в Лондон в 1861 году, где стал одним из издателей герценовского «Колокола».

Бакунина очень увлекли коммунистические идеи, он считал, что коммунизм - «естественный и необходимый результат экономического и политического развития Западной Европы». Маркс пригласил его войти в I Интернационал, хотя они и расходились с Бакуниным по вопросу о государстве: Бакунин выступал против государственности как таковой и был противником даже пролетарского государства. Из-за этих расхождений произошел раскол Международного товарищества рабочих - I Интернационала, так как у Бакунина было очень много последователей в разных странах.

Затем он основал Альянс Международной социалистической Демократии. Таким образом фигура Бакунина была соразмерна с фигурами основателей марксизма и широко известна во всем мире. Кстати и первая попытка перевода основного труда Маркса «Капитал» принадлежала тоже Бакунину, а в 1869 году вышел из печати «Манифест коммунистической партии» Маркса в его переводе.

Петр Алексеевич Кропоткин – автор концепции анархо-коммунизма, по которой страна превращается в «союз вольных коммун» без центральной государственной власти. Именно он поставил задачу создания в России партии анархистов. Первый анархистский печатный орган за границей назывался «Хлеб и воля». В 1904 году в России уже действовало 29 анархистских групп.

Первая русская революция дала мощный толчок росту анархистских организаций: в 1907 году их было уже 255 и действовали они в 180 населенных пунктах. По данным полиции, к 1910 году деятельность анархистов была зафиксирована в 218 населенных пунктах.

Последователи Кропоткина называли себя анархистами-коммунистами, своей целью они декларировали «социальную революцию, то есть полное уничтожение капитализма и государства и замену их анархическим коммунизмом». В качестве основных методов действий они предлагали «восстание и прямое нападение, как массовое, так и личное, на угнетателей и эксплуататоров». Вопрос о совершении террористических актов должен был решаться только местными жителями «в зависимости от конкретной ситуации».

Кроме анархистов-коммунистов, являвшихся наиболее крупным течением в анархистском движении в России, были еще анархисты-синдикалисты. Они признавали только прямую непосредственную борьбу рабочих с капиталом: стачки, бойкот, саботаж, уничтожение имущества и акты физического насилия над капиталистами. Было еще и направление под названием анархо-индивидуализм, его сторонники выступали за абсолютную свободу личности.

В марте 1917 года членами семи анархистских организаций была создана Федерация анархических групп, стали выходить две газеты: «Анархия» и «Буревестник». Анархо-синдикалисты занялись своим: захватами фабрик и заводов рабочими. Они установили свой контроль над профсоюзами портовых рабочих, металлистов, булочников и над некоторыми фабрично-заводскими комитетами. Государство они предлагали заменить федерацией профсоюзов (синдикатов).

Анархисты-коммунисты призывали к свержению Временного правительства, к прекращению «империалистической войны» и к социальной революции. В этом основном они совпадали с Лениным. Кроме того, они требовали убить всех старых министров, раздать рабочим, а также их сторонникам оружие и патроны, ибо, по их мнению, «революция не кончена».

К Советам анархисты относились критически, так как это же было тоже чем-то вроде органов власти, а вся суть их борьбы – выступать против любой власти. Некоторые организации допускали вхождение в Советы, но только лишь «с информационными целями».

Еще до июльских событий анархисты прославились своей агрессивностью. Уже во время первого апрельского кризиса они выдвинули лозунг немедленного свержения Временного правительства, а затем надолго приковали к себе внимание захватом и удержанием «дачи Дурново». Эту дачу бывшего царского министра внутренних дел они превратили в свой штаб и не подчинялись требованиям правительства освободить незаконно занятый особняк.

В июне власти приняли решение употребить, наконец, и силу для выселения анархистов. Реакция рабочих на запланированную акцию правительства продемонстрировала довольно высокий уровень популярности анархистского движения среди пролетариата: в знак протеста забастовало 28 заводов. И власти снова отступились.

В ответ осмелевшие анархисты совершили дерзкий вооруженный налет на тюрьму «Кресты», освободив шестерых своих сторонников и члена Военной организации большевиков Ф.Хаустова. Этим налетом воспользовались и другие сидельцы: под шумок сбежало 400 уголовников.

Чаша терпения правительства переполнилась и 19 июня на штурм «дачи Дурново» пошел батальон пехоты с бронемашиной и казачья сотня. В результате столкновения был убит один из лидеров анархистов Аснин и ранен другой – матрос Анатолий Железняков (тот самый, который осуществит в 1918 году разгон Учредительного собрания).

Проходивший в это время Съезд Советов был возмущен действиями властей, убивших одного из ярких «вождей революции» и потребовал отчета у правительства. Напряжение и пафос делегатов съезда были отчасти сняты, когда министр юстиции Переверзев показал фото жертвы: всё тело Аснина было испещрено уголовными татуировками.

Вот с такими ближайшими союзниками большевики и подтачивали все основы государства, порядка и законности в России. Эти две радикальные партии уже вовсю использовали принцип «чем хуже – тем лучше». Их уж никак не назовешь «конструктивной оппозицией».

Большой кровью заплатят анархисты свободолюбцы за свой выбор союзника. Если они относительно свободно существовали со своими организациями даже при царизме и совсем вольготно чувствовали себя в демократической России, то, оказав существенную помощь большевикам в свержении ненавистного буржуазного строя, они будут полностью уничтожены своими бывшими союзниками.

Каленым железом выжгут советские чрезвычайные органы все очаги и ростки анархизма в стране диктатуры пролетариата. Будут физически истреблены все носители этой идеологии и о ней в России навсегда забудут. Своей борьбой с государством и государственностью русские анархисты поспособствуют созданию государства в одном из самых жестких вариантов. Такова причудливая логика революций. Они воистину «пожирают своих детей».

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 11 августа.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Анархисты. Исторические расследования РАПСИ

11:00 04/08/2017 РАПСИ продолжает публикацию цикла исторических расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко о событиях, случившихся в России сто лет назад. Двадцать пятая глава посвящена разбору детальных различий между ветвями анархистского движения. Почему последователи этой идеологии сами себя обрекли на гибель.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости