Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Сто лет назад. 4 – 10 сентября 1917 года

Теги: Россия
07:30 04/09/2017

Временное правительство провозгласило Российскую республику, и в кулуарах Зимнего дворца идет живое обсуждение, кто же станет президентом страны, однако кабинет министров заверяет прессу, что в нынешнем исключительно остром моменте вопрос о главе государства не является первостепенным и пока откладывается до окончания войны.

Ускоренным темпом идет расследование дела генералов Корнилова и Деникина, пытавшихся совершить государственный переворот. Керенский требует, чтобы мятежные генералы сидели на одной скамье подсудимых, а процесс шел в городе, где родился заговор, – Могилеве. 

Одновременно все больше видных большевиков, в том числе Троцкий, освобождаются из-под стражи. Печать обратилась в прокуратуру с запросом: не означает ли массовое освобождение «ленинцев», что палата признала судебную ошибку в деле об июльском вооруженном восстании. Однако прокуратура заверила журналистов, что дело непременно дойдет до суда, а отмена ареста ряда большевиков связана с тем, что они уже не смогут скрыть следы преступлений.

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе начало сентября 1917 года*.


4 сентября

К провозглашению Российской республики

Огромный интерес и оживленный обмен мнениями в кулуарах Зимнего дворца вызвало провозглашение особым актом Временного Правительства от 2 сентября Российской республики. По мнению лиц, близких к правительственным кругам, провозглашение республики продиктовано исключительно условиями переживаемого острого момента.

Еще не так давно Временное Правительство прежнего состава намеревалось до созыва Учредительного Собрания особым актом Правительства установить в России республиканский строй.

Однако, по целому ряду соображений, от этой мысли тогда пришлось отказаться. В настоящее время, когда Россия после перенесенных ею исключительно тяжелых потрясений, как со стороны внешнего врага, так и со стороны внутреннего, стала на более или менее твердую почву, вопрос об окончательном установлении государственного строя, вернее, об узаконении существующего республиканского порядка, которого она придерживается со дня переворота, стал на очередь и требовал безотлагательного разрешения. 

Борьба, которую приходилось вести Правительству с внутренним врагом, как справа, так и слева, в значительной степени осложнялось определенностью существующего государственного строя.

Не было вполне установившегося государственного порядка, который Правительство должно было бы оберегать и защищать от производившихся покушений со стороны различных политических групп на завоевание революции. С другой стороны, условия жизни, создавшиеся в стране после февральского переворота, психологически подготовили возможность установления того государственного порядка, который как бы подтвердило особым актом Временное Правительство и который в наибольшей степени является отвечающим демократическому настроению большинства в стране.

По мнению членов Временного Правительства, провозглашение Российской республики – идея, которая должна спаять силы и волю всех любящих Россию граждан и объединить отдельные партийные группы во имя спасения родины как от внешнего врага, так и от внутреннего, и привести к примирению классовых и партийных интересов.

(вечерняя газета Время)

Вопрос о президенте республики.

В связи с провозглашением Временным Правительством Российской республики, в кулуарах Зимнего дворца, а также среди столичного населения, много разговоров о президенте республики.

По этому поводу один из членов Временного Правительства говорит: «При республиканстве в форме правления отнюдь не обязательно, чтобы верховная и исполнительная власть в государстве была сосредоточена в руках президента, избираемого народного представителя. Мы знаем примеры, когда исполнительная власть принадлежит целой коллегии в составе нескольких лиц, как, например, в Швейцарии, где она принадлежит союзному совету, состоящему из 7 избираемых палатой лиц. Во всяком случае вопрос о президенте республики при исключительных условиях, переживаемых страной, не является вопросом первостепенной важности и может получить то или иное разрешение, я полагаю, только после окончания войны».

(вечерняя газета Время)


5 сентября

Следствие по делу генерала Корнилова

«Известия центрального исполнительного комитета и петроградского совета рабочих и солдатских депутатов» сообщают:

Сто лет назад. 1917Сто лет назад. 1917

«Расследование дела ген. Корнилова идет ускоренным темпом. Чрезвычайная следственная комиссия ежедневно производит допрос арестованных, делает обыски, выемки документов.

Богатый материал добыт при обыске в помещении главного комитета союза офицеров армии и флота. Председатель этой комиссии, военно-морской прокурор Шабловский 2 раза в день по прямому проводу делает доклады о производстве дознания министру-председателю.

В первое время арестованные по делу ген. Корнилова содержались в штабе генерал-губернаторского дома, а теперь они перевезены в особо приспособленное из бывшей гостиницы помещение, где и содержались в строгом тюремном режиме.

Арестованные лишены возможности сообщаться между собой и с городом. Для охраны арестованных, с одной стороны, от эксцессов солдатских масс, а с другой, от возможности побега арестованных, установлен строгий режим.

Главный караул несет батальон георгиевских кавалеров. Количество арестованных все увеличивается. В Могилев доставляются все арестованные на соседних станциях офицеры и члены союза офицеров армии и флота.

В целях скорейшего окончания следствия и предания суду виновных, председатель чрезвычайной следственной комиссии настаивает перед Временным Правительством о переводе в Могилев арестованных на юго-западном фронте ген. Деникина и др., а также об аресте и доствалении в Могилев с северного фронта ген. Клембовского и др.

На юго-западном фронте, по распоряжению комиссара фронта Иорданского, расследование уже начато особо созданной комиссией, и скоро ген. Деникин и др. будут преданы военно-революционному суду. Комиссар Иорданский считает невозможным, в виду возбужденного состояния солдатских масс, переводить ген. Деникина и др. в Могилев.

Между тем военно-морской прокурор Шабловский считает совершенно невозможным отдельный суд над сообщниками и сотрудниками ген. Корнилова без суда над душой заговора.

Он считает также необходимым подробный допрос арестованных на юго-западном фронте для выяснения дела во всей полноте. Окончательно вопрос будет разрешен по приезду в Могилев министра-председателя А.Ф. Керенского.

Верховный главнокомандующий А.Ф. Керенский полагает, что дело это во всей полноте должно быть расследовано в Могилеве, как месте мятежа. Там же должен происходить и суд над всеми участниками мятежа.

Таким образом, он считает необходимым, чтобы генерал Деникин и другие были переведены в Могилев.

(вечерняя газета Время) 

Иммунитет депутатов

В связи с произведенными в последнее время арестами некоторых членов Государственной Думы перед Временным Правительством поставлен был вопрос об иммунитете членов Государственной Думы. Официальному обсуждению во Временном Правительстве вопрос этот подвергнут не был, но тем не менее точка зрения правительства на этот вопрос установлена, как сообщают из авторитетного источника, окончательно и определенно. Иммунитет устанавливается для членов законодательных палат с целью обеспечения им свободы и независимости их законодательной деятельности. Поскольку же таковая прервана, а тем более прекратилась, – вопрос об иммунитете отпадает сам собой.

(Утро России)

Пожар на Балтийском заводе

4 сентября, около 5 час. дня, возник пожар в литейной мастерской Балтийского вагоностроительного завода по Новгородской улице, д. 10. Благодаря принятым мерам, пожар удалось ликвидировать. Прибывшими чинами судебно-следственной власти выяснено, что пожар возник от поджога. При осмотре мастерской было выяснено, что злоумышленниками было устроено три костра, облитых керосином, которые загорелись одновременно. Первый костер был устроен под краном, второй – под доской электрического выключателя, под который было поставлено 6 полных керосиновых ламп, 8 пачек свечей и большая куча угля; третий костер был устроен у входа в помещение. Кроме того, в мастерской несколько машин облиты керосином. Работа на заводе была закончена в два часа дня, и в мастерской остались лишь рабочий Дашкевич и мастер Изотов. Рядом помещался угольный завод, где в данное время находится много угля, а рядом с ним винный склад, где имеется много цистерн со спиртом.

Факт поджога был налицо, ввиду чего, по распоряжению следственных властей, рабочий Дашкевич и старший мастер Изотов были арестованы и отправлены в местный комиссариат.

(Утро России)

Снятие военного положения

Командующий войсками московского военного округа подполк. К. И. Рябцев приказом по московскому округу от 4-го сентября снимает военное положение, введенное 29-го августа на всем пространстве округа, за исключением Москвы и Московского уезда, где, военное положение введено указом Временного Правительства, и южного района округа, где, - как говорится в приказе, - «еще не миновала опасность со стороны контр-революционных выступлений генерала Корнилова».

(Утро России)

Резолюция большевиков

Одесса. Объединенное заседание революционных организаций, посвященное последним событиям, прошло под знаком большевизма. Резко осуждалась буржуазия, требовалось удаление ее от управления государством. Постановлено требовать неуклонной борьбы за мир без аннексии и контрибуций, не останавливаясь перед разрывом с союзным империализмом, отмены смертной казни, прекращения репрессий против большевиков, надзора комитетов за командным составом, создания однородной демократической власти, избранной советами, участие советов в расследовании последних событий и причин военных неудач, разгона Думы и закрытия офицерского союза.

(Утро России)


6 сентября

Перевозка ценностей

Временное Правительство постановило образовать в составе министерства финансов особый отдел по перевозкам и пересылкам ценностей за границу. На указанный отдел возлагается осуществление мероприятий по ограничению заграничного привоза и вывоза ценностей, имеющих между прочим целью поддержание курса нашего рубля.

(Утро России)

Освобождение большевиков

Ввиду систематического освобождения ряда видных большевиков, причастных к вооруженному восстанию 3–5 июля, представители печати обратились к прокурору петроградской судебной палаты Карчевскому с запросом, не является ли это освобождение результатом признания прокурорским надзором своей ошибки в деле большевиков. В ответ на это г. Карчевский заявил, что взгляд прокурора на дело большевиков не изменился. Новый прокурор держится тех же взглядов, каких держался и его предшественник. У прокурорского надзора есть все данные для того, чтобы составить обвинительный акт и поставить это дело на суд в самое ближайшее время, насколько это позволит техника самого производства следствия. Ни о каких ошибках прокурорского надзора не может быть и речи. Все аресты производились как необходимая мера пресечения, а затем, когда по отношению некоторых лиц выяснилось, что пребывание их на свободе не повлечет за собой скрытия следов преступления, они были освобождены. В таком порядке был освобожден и Троцкий. Вообще же об освобождении всех большевиков, как об этом сообщали газеты, вопроса не возбуждалось.

(Утро России)


7 сентября

Логика истории

Корниловское выступление неожиданно для себя сыграло на руку самым крайним политическим течениям России. Ссылаясь на измену всей буржуазии, которая якобы поддерживала военное выступление, представители революционной демократии постановили требовать передачи всей полноты власти только ей, заявляя, что демократия одна в состоянии вывести страну из того развала, в каком она сейчас находится.

Сто лет назад. 1917Сто лет назад. 1917

Если бы речь шла не о России, можно было бы всячески поддерживать мысль наших большевиков и их подголосков в полной уверенности в ближайшей их гибели, вырытой их собственными руками. За это ручается не только огромность задачи, стоящей сейчас перед властью, которую можно побороть только при полном напряжении всех сил страны, но и обнаружившаяся неспособность демократии справиться с теми заданиями, которые выпали на ее долю. Достаточно здесь припомнить эпопею в Петрограде; полный провал государственной хлебной монополии; обнаруженную экономическую наивность, доходящую до геркулесовых столбов, вплоть до требования ареста капиталистов, после чего будто бы наступит на земле рай, и т.д. 

Современная социальная жизнь много сложнее и богаче тех узеньких доктрин, которые владеют умами вожаков русской демократии. Одною верою в чудодейственную силу демократии делу не поможешь. Я принадлежу к числу тех, которые боготворят русский народ и которые убеждены в великих возможностях, в нем заложенных. Но что бы вы сказали про политика, который поручил бы командовать армией ребенку Наполеону? Ведь в этом ребенке таятся все задатки гениального полководца, – но это не значит, что он может командовать армией. И то же самое с русской демократией. В ней таятся огромные творческие возможности, но культура ее низка, и она нуждается еще в длительной шлифовке прежде, чем брать только на свою ответственность самые тяжелые и трудные задачи. Пока же она должна идти рука об руку с другими классами населения, более опытными в деловых вопросах, чем кабинетные деятели ее партии.

Отсюда следует, что идея коалиционной власти подсказывается и прямою необходимостью, и правильно понятыми интересами самой демократии. Но принимая идею коалиции, надо принимать ее во всей той обстановке, при которой она в состоянии проявить себя с надлежащей полнотой. Раз мы признаем необходимость и полезность капиталистического уклада, хотя бы для данного момента, мы должны признать необходимость осуществления и всего того, без чего столь тонкий и сложный механизм работать не может. И прежде всего требуется создание такой правовой обстановки, которая давала бы известную уверенность, известную прочность положения для представителей капитала и для их ближайших помощников. Нельзя в самом деле работать в обстановке не прекращающегося террора и возмутительных выходок малосознательной и плохо организованной рабочей массы.

В моих руках огромный ряд сообщений из Донецкого бассейна, которые говорят сами за себя. Вот некоторые из них: «20 августа толпа рабочих ворвалась в квартиру заведующего рудниками Данилова с целью насильственно принести его на носилках на собрание, на котором требовали удаления его со службы»; из Криндачевки телеграфируют от 22 августа: «Вчера в ночь под это число рабочие производили обыски у высшей администрации рудников района. Просьба – оградить от самочинных действий толпы рабочих и их организации, так как в противном случае администрация рудников будет вынуждена покинуть рудники из боязни насилия»; оттуда де сообщают: «Вчера на Михайловском руднике были арестованы владелец рудника, затем управляющий и доверенный Донченко, кроме того, в квартире Яковлева тоже произведен обыск». Или вот колоритный факт. В ночь под 12-е августа на шахте Итальянка, по инициативе местного председателя рабочих Илариона, было устроено общее собрание рабочих, на которое был вызван заведующий вентиляцией для объяснений на ряд предъявленных обвинений со стороны рабочих.

Когда штейгер подошел к трибуне, выступил к рабочим с речью председатель Шатура: «Товарищи, у нас на шахте служит штейгер, который изменил нашему общему пролетарскому делу, ибо он записывает в книге лампового двора наш отпуск и выезд из шахты, чтобы тем нас «закабалить», ибо если эту книгу «буржуи» покажут кому следует в Петрограде, тогда все узнают, почему у нас пала добыча угля, так как видно по контрольной книге, что мы в шахту спускаемся в 8–9 час. утра, выезжаем в 11–12 час. дня и зарабатываем до 15 р. в упряжку. Поэтому, – говорит председатель Шатура, – я предлагаю вам, товарищи, подобную книгу уничтожить, а штейгена Майкута вывезти на тачке».

Вдруг послышались голоса яростной толпы: «Долой, бить, на тачку его». Пока тачка была не подана, председатель Шатура обвинял штейгера в том, что он контролирует тщательно в шахте работу, что тем поддерживает буржуев и, кроме того, принимает и рассчитывает рабочих в ламповом дворе по своему усмотрению, без ведома его как старосты комитета.   

Угольная колымажка была, наконец, рабочими подана. В это время раздались крики: «Сажай». Штейгера уже собирались было схватить, но он сопротивлялся.

Председатель Шатура предложил тогда толпе учинить самосуд. Толпа крикнула: «Бей его, буржуя!». Штейгер запросил пощады. Председатель согласился помиловать при условии, чтобы штейгер снял фуражку, во все стороны поклонился и просил прощения, и впредь чтобы отказался от контроля выходов на работу, от доброкачественной приемки в шахте работ, а также от всяких других административных распоряжений без уведомления на то председателя Шатуры и т.п.

Совершенно очевидно, что при таких условиях никакая работа невозможна, и так называемая «буржуазия» чисто механически вынуждена будет бросить предприятие, предоставив его рабочим, которые, конечно, совершенно не в состоянии справиться с делом. Отсюда простое и естественное требование – создать в стране твердый правовой порядок, при котором всякие массовые эксцессы были бы немыслимы. Эта задача в достаточной степени велика и сложна и вполне в состоянии занять внимание правительства на все ближайшее время, и вместе с тем это есть та задача, на которой так легко сойтись представителям самых разнообразных политических течений России.

Проф. М. Сиринов.

(Утро России)

Что делает Америка

В Петроград вернулся командированный министерством иностранных дел со специальной миссией в Соединенные Штаты приват-доцент Б.Е. Шацкий.

Б.Е. Шацкий на вопрос, как идут военные приготовления в Америке, сообщил следующее.

Америка и война. – Подготовка к самому широкому участию в военных действиях идет в Соединенных Штатах весьма быстрым темпом, – ответил Б.Е. Шацкий. – В пределах данных, о которых можно свободно говорить, так как они были оглашены в Америке, следует отметить, что в С. Штатах немедленно по объявлении войны была усилена регулярная армия и призвана в ряды войск национальная гвардия из расчета по 800 человек на каждого депутата и сенатора, что составило всего 600.000 человек, пополненных путем рекрутской кампании.

Затем очень быстро, в отличие от Англии, С. Штаты признали недостаточность добровольной вербовки и необходимость перехода к обязательной воинской повинности. С этой целью на 5 июня была назначена регистрация всех лиц мужского пола от 21 до 31 года, для последующего призыва их на военную службу.

Несмотря на то, германофильскими пацифистскими элементами была развита агитация против обязательной воинской повинности, как противоречащей конституции Соединенных Штатов, 9,5 миллионов граждан явились в регистрационные пункты и вручили свои имена представителям федеральной власти. Из этого неисчерпаемого запаса людей уже сделано первое позаимствование.

На военную службу призвали 500.000 молодых людей и по одному запасному батальону на каждые 4 действующих, т.е. еще 125.000 человек. Прибавляя к этому регулярную армию и национальную гвардию, союзники с удовлетворением могут отметить, что уже в первые месяцы войны Соединенные Штаты призвали под знамена 1.200.000 человек.

Вместе с тем, озабочиваясь подготовкой офицерского состава, федеральное правительство закончило в специально для этого приспособленных 16 военных лагерях подготовку командующего состава.

Более того, в настоящее время уже идет подготовка второго громадного контингента офицерского состава, точные результаты которого неудобно указывать, для намеченной к призыву следующей партии призываемых 625.000 человек.

Вместе с тем, Соединенные Штаты бросили на чашку весов все свое финансовое могущество. Первые ассигнования на военные нужды составили семь миллиардов долларов, т.е. больше, чем Соединенные Штаты истратили на свой военно-морской бюджет с 1789 по 1916 г.

Чтобы оценить величину этой суммы, следует заметить, что эти семь миллиардов составляют половину капитализированной стоимости всего имущества, находящегося в штатах и городе Нью-Йорке. Из этого фонда, который вскоре будет пополнен, Американцы щедрой рукой тратят на военные нужды (достаточно сказать, что на одни аэропланы они ассигновали 600 миллионов долларов) и оказывают мощную финансовую поддержку всем своим союзникам.

Америка и Россия. Отношение Америки к русским событиям в первый момент было чрезвычайно благоприятно. Падение старого режима, переход России к новым формам правления для Американцев был не одним делом нашего внутреннего распорядка, но и победой демократических принципов, имеющей общечеловеческое значение. Поэтому все выражения сочувствия, которые с момента революции раздавались в Америке, не ограничивались только центральными органами федерального правительства и политическими кругами общества, но исходили и из глубины народной.

Сто лет назад. 1917Сто лет назад. 1917

В связи с этим дело доходило до явлений, даже мало знакомых американской политической жизни: правительство и законодательное собрание отдельных штатов, обыкновенно не занимающиеся вопросами международной политики, принимали особые резолюции сочувствия по отношению к России. В этом отношении пример подало законодательное собрание штата Охайо, а за ним последовало еще 28 штатов.

Понятно, что при таких условиях должна была расцвести и мысль о содействии Америки России в экономическом развитии последней. Как представители правительства, президент Вильсон, государственный секретарь Лансинг и министр финансов Мак-Аду, министр торговли Ретфильд, так и руководитель частного капитала Мак-Робертс Морган и др., готовы были пойти очень далеко в этом направлении, и по этому пути уже сделаны были определенные шаги. Но затем политическая обстановка в России осложнилась и расположила американские финансовые круги к большей осторожности.

Однако, я сказал бы, что, сознавая глубокую серьезность и трагизм положения России в настоящее время, Американцы все же с верой смотрели на будущее России, и при всяких условиях в них Россия найдет верных друзей и союзников.

Только третьего дня мною получена телеграмма от бывшего президента Соединенных Штатов Теодора Рузвельта, в которой он сообщает, что, несмотря на все события последнего времени, он продолжает верить в то, что свободная Россия, в конце концов, найдет себя в борьбе с германским деспотизмом.

Вера Рузвельта в Россию говорит о любви к ней даже в несчастии. Если мы потеряем веру Америки, мы потеряем надежду на экономическое обновление по окончании войны.

(вечерняя газета Время)


8 сентября

Покушение на убийство директора завода «Динамо»

Вчера неизвестным злоумышленником совершено покушение на убийство директора завода русского электрического акционерного общества «Динамо», в Симоновской слободке, Шредера. Во время заседания, происходившего под председательством Шредера в нижнем этаже заводского корпуса, злоумышленник со стороны двора прицелился в Шредера и через окно произвел в него выстрел из револьвера. Пуля пролетела у самого лица Шредера и попала в плечо сидевшего рядом с ним председателя заводского комитета Д.Д. Заварова. Раненый отправлен в больницу. Стрелявший скрылся.

(Утро России)  


9 сентября

Диктатура

Газета Горького открыто заявляет, что «диктатура пролетариата в принципе утверждена и фактически осуществляется».

Вместе с «Известиями», «Рабочими Путями» и прочими она требует к немедленному ответу «правительство Керенского», «шокирующее народные массы», и, не стесняясь, предрекает «тягостные осложнения».

В развале государства оказываются виновными не заговорщики 21 апреля и 3 июля и не те, кто натравливает невежественный народ на самосуды и грабежи, не те, по чьей вине льется кровь в Выборге, Гельсингфорсе, Або и умирают на фронте от руки своих, а «соратники Гучкова» и кадеты, «работающие, не покладая рук, над разложением государства».

Горьковцы и сухановцы умышленно запугивают для подкрепления объявленной диктатуры.

А диктатура уже осуществляет свою власть.

По распоряжению комитета борьбы с контрреволюцией, упраздненного Правительством, но оставленного советом р. и с. депутатов производятся обыски, аресты и даже закрываются газеты («Новое Слово» в Петрограде).

Тот же комитет рассылает приказы по России и дает директивы даже в армию.

Пока идут споры о коалиции, и все внимание Правительства естественно приковано к фронту – в тылу создается и крепнет новая самочинная, но не останавливающаяся ни перед чем, власть.

Имя ей – диктатура большевиков.

(вечерняя газета Время) 


10 сентября

Московскому городскому голове (открытое письмо)

Милостивый государь!

Вы, конечно, не можете не знать, что ваша партия, а значит – и вы перед выборами в Думу обещали москвичам в партийных плакатах удешевление жизни, жилищ и многие великие блага. Не можете ли объяснить, почему же, попав в Думу и работая в ней уже третий месяц, ваша партия ровно ничего не делает для блага москвичей, и москвичи, попав в такую тяжелую кабалу, в которой они никогда не бывали при прежних думах?

На третьем месяце ваша Дума для уничтожения хлебных хвостов надумала какие-то домовые комитеты. Хотя в комитетах этих работать придется самим москвичам, Дума же не ударит и пальцем о палец, но что же – за неимением большего и на малом спасибо. Но вот что интересно: известно ли вам, что у москвичей за последнее время грабят у застав и на железнодорожных станциях решительно все продукты питания, которые они желают ввезти в Москву. Грабеж этот называется, кажется, реквизицией, но москвичам от этого не легче. И известно ли вам, что, реквизированную муку по таксе, вокзалы распродают по бешеной цене? Газеты называют 1 р. и 1 р. 25 коп. за фунт, а на Саратовском вокзале, по слухам, цена ей доходит даже до 2 р. за фунт. Не объясните ли вы, почему нельзя привезти собственной голодающей семье 10-ти ф. муки, но, захватив ее на вокзале, можно продать мародеру тыла, могущему платить бешеную цену – по 2 р. за фунт? Известны ли вам и Думе эти факты грабежа-реквизиции? Если не известны, как это могло случиться, ибо об этом давным-давно кричат все газеты, а если известны, почему же ни Дума, ни городская милиция не принимают против этих вопиющих фактов никаких мер? К кому обращаться ограбленным москвичам? У кого искать защиты?

Не сообщите ли, почему ровно ничего не делается для уничтожения гирлянд из публики на подножках трамваев и снятия десятков смельчаков, виснущих на кузовах? Известно ли вам, что за последнее время полным правом гражданства пользуется и совершенно недопустимая езда на левых ступеньках вблизи грозящих смертью трамвайных мачт? Почему ни на одной из площадей ни один милиционер не протестует против этих безобразий трамвая и не упорядочивает движения, что, несомненно, входит в круг обязанностей милиционеров? Известно ли вам, наконец, что есть верный способ упорядочить движение даже без помощи милиции? Вот он. На днях я при проезде по линии Б видел, как на Триумфальной-Садовой старик-беженец, лет 60, по незнанию с передаточным билетом вошел в полупустой вагон с передней площадки. Товарищ-вагоновожатый пришел чисто в хамское неистовство и заявил, что он не тронется с места, пока старик не выйдет вон из вагона. Испуганный беженец прошел по вагону, спустился с задней площадки на землю и вновь поднялся по ступенькам в вагон. После этого измывательства над стариком трамвайный диктатор заявил важно: «Теперь я еду». И мы отправились дальше. Почему же этот простой способ применяется только к бедной трудящейся публике, оплачивающей свой проезд, а не к лодырям, портящим городское имущество и заставляющим оплачивать свой незаконный проезд трудовую Москву? Заявления вагоновожатого, что он с гирляндами не поедет, поддержанного публикой, было бы достаточно для уничтожения гирлянд.

Не объясните ли вы, какое отношение к удешевлению жизни имеет тот 20-миллионный трамвайный налог, которым наша социалистическая Дума обложила с повышением тарифа трудовую Москву? Вы скажете, что повышение тарифа вызвано горькой необходимостью. Нет, горькая необходимость не понуждала увеличивать тариф в такой мере, так как бесплатное катанье в трамвае товарищей-социалистов обходится городу, по исчислению, например, г. Мазинга, в 7 миллионов, но на самом деле 10, и эти 10 миллионов ваша Дума переложила на плечи трудовой Москвы безо всяких разумных оснований. Почему даже в Нижнем-Новгороде «товарищи» платят за проезд половинную плату, а в Москве он им не стоит и гроша? Это безобразие было бы понятно, если бы товарищи-социалисты походили на распущенную гоголевскую гарнизу (команду гарнизона), но ведь из речи военного министра ген. Верховского мы все знаем, как образцово поставлено им в Москве их упорядочение и на какой высоте стоят эти товарищи, из которых в три дня он сумел мобилизовать два боевых корпуса. Значит, дисциплина их и сознательное отношение к делу вне всяких сомнений. Затем, буржуазной Думе они, быть-может, все же не поверили бы, но социалистической Думе социалисты не могут же не верить, если она твердо скажет им, что бесплатное катание – есть грабеж трудящихся москвичей (богачи в трамваях не ездят).

Далее, известно ли вам, что домохозяева с осени уже повысили в Москве цены на квартиры, вместо законных 15% (без отопления), на 30, 40, 50 и выше процентов? Социалистическая Дума проектирует устройство примирительных камер, назначая одним председателям их жалованья в год около 100.000 руб., а, между тем, о каком примирении может идти речь с грабителями и эксплуататорами? Для пресечения этого зла достаточно одного стола в Управе с расходом в 10–12 тысяч. Пусть агенты этого стола по жалобам москвичей займутся осмотром квартирных книжек, пусть сотня домовладельцев по этим ясным уликам грабительства будет оштрафована или посажена под арест – и от нынешней эпидемии домовладельческого грабительства не останется и тени, а громадные расходы на примирительные камеры останутся в думском сундуке.

Далее. Известно ли вам… Впрочем, на первый раз достаточно. До следующего письма.

Москвич.

(Московские ведомости)    


Подготовил Евгений Новиков 

*Стилистика и пунктуация публикаций сохранены

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Сто лет назад. 4 – 10 сентября 1917 года

07:30 04/09/2017 Временное правительство провозгласило Российскую республику, и в кулуарах Зимнего дворца идет живое обсуждение, кто же станет президентом страны, однако кабинет министров заверяет прессу, что в нынешнем исключительно остром моменте вопрос о главе государства не является первостепенным и пока откладывается до окончания войны. РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе начало сентября 1917 года.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости