Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Защитники прав крестьян и революция. Правовые расследования РАПСИ

10:00 26/12/2017

Первая глава историко-правового проекта РАПСИ посвящена правам крестьян и земельному вопросу. Неудача столыпинской реформы стала одной из предпосылок революции 1917 года. Однако грамотные и правовые проекты кадетов и эсеров также не были реализованы в России. На вопрос, почему большая часть крестьян выбрала незаконный и неэффективный способ борьбы за свои права, отвечает в шестнадцатой части своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

Столыпинская аграрная реформа существенно расширила права крестьянства России. Объективно она предоставила такие возможности, о которых они даже не мечтали ранее. Однако субъективно низшие слои крестьянства были ею недовольны. Бедные и консервативно мыслящие хозяева опасались того, что предоставленными возможностями воспользуются далеко не все крестьяне, а те, кто сможет воспользоваться, сделают это за их счет.

Действительно, создавая законы, радикально реформирующие деревню России, Столыпин, как он сам заявлял, имел в виду «разумных и сильных, а не пьяных и слабых». Но слабых было большинство. И они держались за старые устои, считая, что таким образом могут продлить своё существование в качестве крестьян. Неотвратимое «раскрестьянивание», которому и способствовали реформы Столыпина, пугало их.

Согласно новым законам, земледельцам предлагалось вести хозяйства, развивая их вглубь, т.е. по пути интенсификации, но косное большинство было настроено по-прежнему на развитие только «вширь» – по экстенсивному пути. Такие крестьяне продолжали мечтать о расширении своих земельных владений за счет помещичьего землевладения.

Следовательно, столыпинские преобразования не привели к снятию этого радикального лозунга крестьянского движения. И гибель премьера-реформатора в 1911 году была глубоко символическим событием: правовое решение аграрно-крестьянского вопроса в России не состоялось. На повестке дня оставался революционный вариант решения проблемы крестьянского малоземелья.

И революция в феврале 1917 года свершилась. Император отрекся от престола, власть перешла в руки Временного правительства, созданного депутатами Госдумы. Одним из первых шагов новой власти стало расширение полномочий земских органов самоуправления. Были учреждены волостные земские собрания, и таким образом земство, созданное в ходе прогрессивных реформ в шестидесятые годы прошлого столетия на уровне губерний и уездов, дошло теперь и до уровня волостей – непосредственно до крестьян.

Крестьяне, наконец, получили максимально приближенный к ним демократический орган управления и защиты своих прав. Волостные и уездные земские учреждения стали избираться на основе всеобщих прямых и равных выборов при тайном голосовании.

К тому же Временное правительство полностью ликвидировало сословия в России, что означало устранение последних остатков неравноправного положения крестьян. Отныне они по всем своим правам и возможностям ничем не отличались от других граждан страны. Соответственно, на них распространялись и реально введенные в практику широкие свободы: слова, печати, союзов и собраний. Новая власть также провела широкую амнистию, по которой крестьяне, принимавшие участие в аграрных волнениях и осужденные за это, оказались на свободе.

Во Временном правительстве первого состава доминирующую роль играли кадеты и им сочувствующие политики. Министром земледелия стал кадет А.И. Шингарев. Именно ему и была поручена правительством «срочная разработка материалов по земельному вопросу».

Кадеты самыми первыми в своих программных документах отреагировали на революцию, рассмотрев в новых условиях вопрос о назревшей аграрной реформе. Уже в марте 1917 года на своем VII съезде партии они внесли изменения в свою аграрную программу.

В ней говорилось: «Земли сельскохозяйственного пользования должны принадлежать трудовому земледельческому населению, причем частные интересы должны подчиняться интересам всенародным, государственным».

Так как лейтмотивом планируемой реформы было решение вопроса о земле "на справедливых и разумных началах для пользы всего государства", то кадеты, в отличие от народнических партий, и не предполагали наделять безземельных крестьян земельными угодьями. Они в этом не видели смысл, так как для них не было самоцелью сохранение мелкого и мельчайшего крестьянства, уже потерявшего свои земли в результате конкуренции и мобилизации угодий в руках преуспевающих хозяев.

Но малоземельным крестьянам кадеты готовы были добавить земли «по нормам, позволяющим исправно нести государственные повинности». Для этого они предлагали создать фонд из государственных, кабинетских и монастырских земель. А так как таких земель было явно недостаточно для удовлетворения интересов и потребностей крестьян, то кадеты соглашались на принудительный выкуп крестьянами части помещичьих земель, которые использовались путем сдачи в аренду им же. Конфискацию частновладельческих земель кадеты, стоящие на правовых позициях, не допускали.

Уже 19 марта Временное правительство приняло первое постановление по земельному вопросу, оно отражало позицию кадетов. В постановлении признавалось, что вопрос о земле является «первейшим среди социально-экономических и хозяйственных проблем, стоящих перед страной». Однако решение его откладывалось до созыва Учредительного собрания. Временное правительство не считало себя достаточно правомочным для проведения такой кардинальной реформы. Одновременно правительство заявило о том, что «Земельный вопрос не может быть проведен в жизнь путем какого-либо захвата».

Программа самой популярной среди крестьян партии эсеров была более радикальной, чем у кадетов. Они открыто заявляли о том, что выступают защитниками крестьянства и являются последовательными борцами за права и свободы крестьян. В отличие от кадетов, которые хотели встроить крестьян в рыночную экономику, эсеры планировали провести земельные реформы «в интересах социализма и борьбы против буржуазно-собственнических начал».

Подстраиваясь под устаревшие представления консервативно настроенных крестьян о земле («земля ничья, земля – Божья»), эсеры выступали «за социализацию земли, т.е. за изъятие ее из товарного оборота и обращение из частной собственности отдельных лиц или групп в общенародное достояние». Право пользования землей получал только тот, кто обрабатывал ее своим трудом. Между пользователями земля делилась по уравнительному принципу, знакомому крестьянам издревле по общинным порядкам.

Таким образом, данная программа была искусственно смоделирована на старых народнических иллюзиях XIX века о возможности построения социализма и государства на базе крестьянской общины, и заслуживает того, чтобы называть ее утопичной. Она была направлена не только против помещичьего землевладения, но и против нового класса сельхозпредпринимателей, против тех многоземельных крестьянских семей, которые, скупая наделы обедневших односельчан и дворянские земли, создавали высокоэффективные хозяйства с применением новейшей сельскохозяйственной техники и использованием передовых достижений агрономии.

Однако, различия в программах кадетов и эсеров почти никак не отразились на революционной практике и на положении крестьян. И хотя в дальнейшем министром земледелия вместо кадета становится лидер эсеров В. Чернов, никаких радикальных преобразований в аграрной сфере Временное правительство так и не решилось предпринять.

Дело в том, что, кроме различий, в аграрных программах кадетов и эсеров было и одно сходство в тактике, которое заключалось лишь в том, что обе законопослушные партии обоснованно относили принципиальные реформы к компетенции избранного путем всеобщих выборов Учредительного собрания.

С точки зрения права это было верное решение, однако крестьяне не стали ждать выборной кампании и приступили к аграрной революции. То самое захватное движение, которого опасались все умеренные политики, развернулось по всей России. Крестьяне сами решили отстаивать свои права на землю.

Соответственно, поддержку крестьян в таких условиях могла получить только та политическая сила, которая бы не противостояла стихийному движению сельских хозяев, а пошла бы за ними, объявляя действия крестьян обоснованными и принимая законы, задним числом оправдывающие самовольные захваты земли.

Так поступила партия городского пролетариата – большевики, неожиданно выступившие в роли защитников интересов крестьянства России.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 9 января

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Защитники прав крестьян и революция. Правовые расследования РАПСИ

10:00 26/12/2017 Первая глава историко-правового проекта РАПСИ посвящена правам крестьян и земельному вопросу. Неудача столыпинской реформы стала одной из предпосылок революции 1917 года. Однако грамотные и правовые проекты кадетов и эсеров также не были реализованы в России. На вопрос, почему большая часть крестьян выбрала незаконный и неэффективный способ борьбы за свои права, отвечает в шестнадцатой части своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости