Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Земская власть – от земли. История выборов

10:00 13/04/2018

В середине XIX века в России появилось местное самоуправление. Это последствие земской реформы приобрело воистину революционное значение. Был узаконен принципиально новый источник власти – народ. О предпосылках, последствиях этого события, а также попытках царской бюрократии противостоять демократическому нововведению рассказывает кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

В первой трети XIX века в России предпринимались попытки разработать в теории и ввести на практике выборное начало в формирование отдельных структур государственной власти и органов регионального и местного самоуправления. 

По поручению императора Александра I графом Сперанским были подготовлены проекты радикальных реформ, в которых народ получал бы право голоса на выборах своих представительных органов. Похожие проекты были составлены и в тайных кружках декабристов; они намеревались осуществить свои планы революционным путем. 

Однако ни реформистский, ни революционный вариант внедрения выборного начала так и не реализовался в России. Также безуспешно закончились государственно-правовые эксперименты Александра I, направленные на создание «островков» «конституционной демократии» на территориях автономий – Финляндии и Польши.

Новый император Николай I и его окружение воспринимали все попытки внедрения начал выборности как революционную и крайне опасную угрозу основным устоям государственной власти в стране. Восстание декабристов в 1825 году и восстание в Польше 1830 года, по их мнению, и было естественным и неизбежным следствием всех демократических планов и экспериментов. Взойдя на престол Николай I заявил: «Революция на пороге России, но клянусь, она не проникнет в нее, пока во мне сохранится дыхание жизни».

И император остался верен своим словам. В стране наступил период жестокой реакции. Все разговоры о выборности и либерализме сурово пресекались. Для борьбы с инакомыслящими было создано печально известное III отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. Оно установило секретный надзор за многими «частными лицами» и даже за государственными учреждениями. 

В целях «защиты» населения от проникновения в его среду «тлетворных» либеральных идей был введен новый, более строгий, устав о цензуре. Цензоры были обязаны следить, чтобы в выпускаемых в свет изданиях не содержалось каких-либо мыслей, хотя бы косвенно затрагивающих существующие государственные порядки.

В начальных и средних школах вводились телесные наказания, а по рескрипту 1827 года крепостных крестьян было запрещено принимать в средние и высшие учебные заведения. Преподавателей, уличенных в «вольнодумстве», отстраняли от работы и отдавали под надзор полиции. Запрещалось даже нейтрально доводить до учащихся информацию о государственном устройстве республик, о том, что там власть избирается населением.

Но несмотря на тяжелую атмосферу реакции, передовая общественная мысль все же тлела в России. Создавались и действовали тайные кружки братьев Критских, В.Г.Белинского, А.И.Герцена и Н.П.Огарева, Н.В.Станкевича. Главной темой дискуссий в этих кружках была проблема освобождения крестьян от крепостничества. Но обсуждались и темы будущего республиканского устройства России, спорили о том, кому давать избирательные права.

И это общественное движение, наряду с другими факторами, все-таки дало свои плоды. На повестку дня выдвинулся вопрос отмены крепостного права. С приходом нового императора Александра II развернулась работа по подготовке крестьянской реформы. В 1861 году вышел исторический Манифест, освобождавший крестьян от крепостнической неволи.

Однако, это было только началом преобразований. Следующим крупным шагом в направлении либерализации режима абсолютной монархии было решение царя о создании земских учреждений. 

По земской реформе 1864 года населению даровалось местное самоуправление. Предпосылки такого нововведения складывались довольно давно. Во всех слоях русского общества к этому времени уже господствовала отрицательная оценка деятельности казенных учреждений на местах. Царская бюрократия по общему признанию не справлялась со своими задачами и действовала неэффективно, особенно в нижних звеньях своих структур. 

Назначенные из центра и руководимые директивами из столицы чиновники повсеместно демонстрировали незнание местных условий и специфики региона. Они зачастую недостаточно оперативно реагировали на изменение ситуации и постоянно запаздывали с принятием мер в ожидании указаний из центра. 

Отсюда в обществе и назрела мысль о том, что решение местных вопросов вполне можно поручить проживающим здесь людям, тем более, что в каждой губернии и уезде Центральной России было вполне достаточно дворян с высшим образованием и опытом руководящей работы.

Согласно реформе, создавались губернские и уездные земские собрания, которые формировали постоянные земские управы. К компетенции земских учреждений были отнесены местные хозяйственные вопросы: строительство и содержание больниц и школ, содержание сельских дорог и строительство мостов в сельской местности, принятие на службу врачей и фельдшеров, устройство курсов для обучения населения и устройством санитарной части в городах и деревнях. Занимались земства и «попечением» о развитии местной торговли и промышленности, обеспечением народного продовольствия и сбором налогов на местные нужды.

Самое главное в данной реформе было то, что эти земские учреждения были выборными от населения. И это в жестко централизованном монархическом государстве, где абсолютно все назначения до мельчайшего чиновника шли сверху вниз. Первоисточником власти для всех служащих в государственном аппарате был сам царь. В стране существовал только один вектор формирования органов власти – из центра вниз. 

И вот теперь в российском государстве с проведением земской реформы появился диаметрально противоположный вектор получения полномочий управленцами: снизу вверх. Был узаконен принципиально новый источник власти – народ. Эта мера приобрела значение воистину революционной реформы. Не случайно вся царская бюрократия буквально в штыки встретила введений земств. Чиновники справедливо увидели в земских учреждениях своих конкурентов.

Избрание «гласных» (иначе говоря – депутатов) в земские собрания происходило по куриям. Все избиратели разбивались на три курии: уездные землевладельцы, городские избиратели и выборные от сельских обществ. В первую курию записывали собственников, владеющих не менее чем 200 десятин земли, а также владельцев промышленных и торговых предприятий или недвижимости стоимостью не ниже 15 тысяч рублей или приносящей доход не менее 6 тысяч рублей в год.

В городскую курию зачисляли тех, кто имел купеческие свидетельства и владельцев предприятий и торговых заведений с годовым оборотом не ниже 6 тысяч рублей, а также владельцев недвижимости на сумму от 500 рублей в небольших городах и 3 тысяч рублей в крупных.

Выборы по крестьянской курии были многоступенчатыми. На сельских сходах крестьяне выбирали своих представителей на волостные сходы. В волости же происходило избрание выборщиков, которые затем, собравшись в уездном центре, выбирали гласных.

Земские собрания гласных созывались один раз в год, но в необходимых случаях они могли собираться и чаще. Собрания назначали членов земских управ – по 6 человек и в губернской, и в уездной – которые работали на постоянной основе. Земские собрания принимали решения, давали соответствующие распоряжения управам и контролировали их исполнение.

Относительно роли земств в литературе все еще порой содержатся, возможно по инерции с советских времен, не очень высокие оценки. Это пошло еще с реплик Ленина, который резко отрицательно относился ко всем удачным царским прогрессивным реформам. Его логику понять можно: он считал либеральные реформы альтернативой революционному варианту разрешения противоречий, поборником которого он сам и выступал. Отсюда и его максимализм в оценках, когда он называет земства «пятым колесом в телеге русского государственного управления».

На наш же взгляд земскую реформу не зря называют «великой». Земские гласные и служащие управ получали мандат на управление от народа, а не от царя. Это было новизной большой степени. И не суть важно, насколько широки были полномочия у земских учреждений. Главное, что их избирало население, а это дорогого стоило. 

Практика выборов своих представителей в органы управления с годами прижилась в России и перестала быть чужеродной. Успешная работа земств снискала им уважение со стороны избирателей, они работали лучше казенных бюрократических учреждений. На этом фоне вполне естественным стало появление и укрепление мыслей о целесообразности распространения принципа выборности и на другие структуры органов власти. 

Россия сделала еще один шаг на пути преобразования абсолютистского самодержавия в конституционную монархию.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 20 апреля.


добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Земская власть – от земли. История выборов

10:00 13/04/2018 В середине XIX века в России появилось местное самоуправление. Это последствие земской реформы приобрело воистину революционное значение. Был узаконен принципиально новый источник власти – народ. О предпосылках, последствиях этого события, а также попытках царской бюрократии противостоять демократическому нововведению рассказывает кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости