Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Дефолт и вклады населения. "Исторические хроники РАПСИ"

10:01 03/11/2016

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества "Политика на сломе эпох":

Алла АмелинаАлла Амелина

Думаю, излишне описывать, в какой сложной экономической ситуации оказались многие и многие россияне после дефолта августа 1998 года. Этот кризис ударил, конечно же, и по вкладчикам банков. Избиратели буквально заваливали депутатов письмами по этому поводу. И вот уже в сентябре на рассмотрение Госдумы РФ выносится проект Федерального закона "О государственном гарантировании вкладов населения в банках РФ".

Докладчик — аграрий Геннадий Кулик — сообщил, что в подготовке этого законопроекта принимали участие представители российских банков, в том числе региональных коммерческих, а также Центрального банка России.

На тот момент ситуация практически никак не регулировалась: имелось только устное заявление руководства страны о том, что будут приниматься меры для обеспечения сохранности и выдачи вкладов граждан. С другой стороны, была острая необходимость принятия самых неотложных мер по оздоровлению банковской системы. И не только для того, чтобы  гарантировать сохранность вкладов граждан, но и для того, чтобы оживить всю платежную систему страны — средства многих предприятий, которые хранились на счетах коммерческих банков, тоже оказались замороженными, предприятия не имели возможности своевременно вести расчеты по заработной плате и по платежам в бюджет. То есть создалась ситуация, требовавшая срочного законодательного разрешения.

В концепцию предлагаемого проекта закона закладывалось следующее. Во-первых, от имени государства каждому гражданину России гарантировалась сохранность и возвратность его вкладов в коммерческих банках РФ, причем не только рублевых, но и валютных. Вопреки расхожему мнению, что валютными вкладами пользуется небольшая категория людей и это не является важной социальной проблемой, оказалось, что  примерно 42 процента вкладов граждан России хранятся в иностранной валюте, а число вкладчиков переваливает за десяток миллионов.

Второй принципиальный момент концепции законопроекта состоял в том, что сохранность вкладов гарантировалась всем гражданам, независимо от того, в каком из банков они их хранят. (Центробанк предлагал отнести это только к шести крупным, т.н. системообразующим банкам).

Третье важное положение законопроекта — гражданин, оформляя заявление о переводе своего вклада в Сберегательный банк, может получить с одного счета (естественно, если есть у него там эти средства) 10 тысяч рублей, для того чтобы обеспечить существование своей семьи на промежуточный период.

Что касается оздоровления финансовой системы, то Центральному банку предлагалось, рассмотрев состояние дел коммерческих банков, поддержать их стабилизационными кредитами под залог ценных бумаг; взять в обеспечение обязательства ведомств, которые были выданы многим коммерческим банкам, в частности, МЧС, Минобороны и др.

В обсуждении этого законопроекта можно выделить несколько основных векторов. Прежде всего, депутаты были единодушны в том, что он «является пожарным», «принимается в пожарном порядке», несет большую психологическую нагрузку, а потому некоторые недоработки  очевидны и неизбежны, но принимать все равно надо, и поскорее. Второй вектор — это опасение дискриминации рублевых вкладов, поскольку валютные предполагалось выдавать в рублях с учетом курса доллара, а рублевые — без индексации. Об этом решили подумать ко второму чтению. И третье — это подозрение, что закон будет нацелен главным образом на поддержку банковской системы, а не на гарантии населению. Можно легко догадаться, что такая подозрительность была проявлена в основном членами фракции КПРФ, которые не усматривали прямой связи между состоянием банковской системы и интересами вкладчиков.

Как бы то ни было, но в целом одобрение законопроекта оказалось достаточно единодушным. Тем более что его популистская составляющая была весьма высока. Но тут, как это часто бывало в Госдуме второго созыва, весь «праздник» испортил представитель президента Александр Котенков. Он напомнил, что на этот законопроект требуется заключение правительства. Таково требование Конституции. Причем без оного нельзя не только принимать закон, но даже вносить его на рассмотрение. А поскольку такое заключение отсутствует, то президент в любом случае закон не подпишет. Это то, что касается формальной юридической стороны. Но были возражения и по существу документа. По словам Котенкова, он проконсультировался с руководством Сберегательного банка и задал только один вопрос: "По вашему мнению, предложенная здесь схема, то есть передача Сбербанку части резервных фондов, депонированных в Центробанке, сможет решить проблему?" В ответ они... рассмеялись.  И сообщили, что это не покроет даже 10 процентов потребности граждан в получении вкладов. И второе. Котенков пояснил депутатам, что резервные фонды не лежат в мешках в хранилище Центробанка, а почти все переведены в ГКО. Их просто нет, этих живых денег.

Предложение представителя президента - «считать обсуждение состоявшимся, отложить дальнейшее рассмотрение до 2 октября, получить официальное заключение Правительства, которое хотя бы скажет, сколько можно покрыть вкладов за счет этих резервных фондов и каков механизм, собственно, дальнейших гарантий. Да, конечно, общество можно успокоить, но когда это общество через три месяца придет получать свои вклады, а им скажут, что денег-то все равно нет, возникнет вопрос: а для чего принимали этот закон?  ...И второе: использовать оставшееся время для серьезной доработки совместно с Правительством, совместно со Сбербанком этого законопроекта. Потому что, если вы возлагаете все обязательства на Центробанк и на Сбербанк, а Сбербанк говорит, что по этому закону мы все равно ничего не сможем гарантировать, тогда этот закон работать не будет».

Дальнейшее обсуждение продемонстрировало полнейшее непонимание и нежелание депутатов следовать требованиям российского законодательства. Вплоть до аргумента коммуниста Казбека Цику, что, мол, «на каждому шагу в России нарушается Конституция, нарушаются законы, они не выполняются! Поэтому я считаю, что мы можем проголосовать и принять проект этого закона в первом чтении».

Так и поступили. Приняли в первом чтении конституционным большинством в 351 голос.

Однако в октябре Госдума все же возвращает законопроект в процедуре первого чтения. К этому времени было получено заключение министра финансов Михаила Задорнова, категорически возражавшего против его принятия. Это не помешало проекту успешно (неизменно «за» более 300 человек) пройти последующие этапы рассмотрения в Госдуме. Но Совет Федерации исполнил свою достаточно традиционную роль «фильтра». В ноябре 1998 года закон сенаторами был отклонен.

Как водится, создали согласительную комиссию, «утрясли» вроде бы все претензии Совфеда, но… Возникли новые замечания, и закон вновь подпал под вето верхней палаты.

Между тем год подходил к концу, а зимние депутатские каникулы — к началу. «Пожарный» закон «О государственных чрезвычайных мерах по защите вкладов населения в банках РФ» (именно так он стал называться после согласования с Советом Федерации) завис до конца января 1999 года.

На очередном этапе рассмотрения депутаты были поначалу настроены решительно. Предложение официального докладчика, члена Комитета ГД по бюджету, налогам, банкам и финансам Андрея Макарова, - преодолеть вето Совета Федерации.

Переломным оказалось на сей раз выступление председателя Центробанка Виктора Геращенко. Он и ранее пытался донести до депутатов одно маленькое «но», связанное с большими цифрами. На 1 сентября 1998 года вклады населения составляли 68 миллиардов рублей. С учетом изменения курса рубля валютные вклады увеличились в рублевом выражении, и сумма выросла до 80-85 миллиардов. Обязательных резервов, которые коммерческие банки держат в Центробанке, всего 18 миллиардов. Произведя простое арифметическое действие, мы узнаем, что не хватает «всего» порядка 60 миллиардов. Дополнительная эмиссия? Ее пагубные последствия уже хорошо известны. В общем, закон ничего, кроме пустых обещаний, вкладчикам дать не может.

После дискуссии, повторившей по очередному кругу известные позиции, депутаты перешли к голосованию. На сей раз число сторонников закона резко, почти вдвое, сократилось. Вето преодолено не было.

Ну, а далее — как водится: согласительная комиссия, переносы сроков и в следующем созыве, в 2000 году «пожарный» закон был снят с рассмотрения Госдумы.

А для защиты интересов вкладчиков оказалось достаточно закона о банкротстве кредитных организаций, принятого в начале 1999 года.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Дефолт и вклады населения. "Исторические хроники РАПСИ"

10:01 03/11/2016 Излишне описывать, в какой сложной экономической ситуации оказались многие и многие россияне после дефолта августа 1998 года. Этот кризис ударил, конечно же, и по вкладчикам банков. Избиратели буквально заваливали депутатов письмами по этому поводу. И вот уже в сентябре на рассмотрение Госдумы РФ выносится проект Федерального закона "О государственном гарантировании вкладов населения в банках РФ".
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости