Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Ядерные силы как экономический и политический фактор. Исторические хроники РАПСИ

10:00 15/03/2018

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»: 

Алла АмелинаАлла Амелина

Закон, о котором сегодня пойдет речь — не столь уж частый пример, когда законодательная инициатива исходила от представителей практически всех фракций. Это закон «О финансировании стратегических ядерных сил Российской Федерации», внесенный в 1998 году в Госдуму второго созыва. В числе его авторов — весь думский политический спектр: от коммунистов Альберта Макашова и Светланы Савицкой до членов ДВР Сергея Юшенкова и Эдуарда Воробьева. Включая «яблочника» Алексея Арбатова, «независимого» Александра Коржакова, агрария Анатолия Ярошенко… Ну и, разумеется, группы членов фракции «Наш дом — Россия». Все они — члены Комитета ГД по обороне.

Естественно, что законопроект «О финансировании стратегических ядерных сил РФ на период до 2010 года» представлял палате в марте 1999 года председатель комитета Роман Попкович (НДР). Прежде всего он сообщил, что, кроме депутатов, в его разработке участвовали представители Министерства обороны, Ракетных войск стратегического назначения, Военно-воздушных сил, Военно-Морского Флота, Совета Безопасности, ряда научно-исследовательских институтов. А идею создания через финансовый закон барьера в целях предотвращения развала стратегических ядерных сил и обеспечения условий для их развития поддержали лидеры всех фракций, руководители Правительства, Совета Безопасности, Администрации Президента.

Вполне ожидаемым было и то, что, прежде чем говорить о концепции законопроекта, докладчик изложил некоторые военно-политические и экономические аспекты. По его словам, «жизненная необходимость закона обусловлена тем, что запас устойчивости, точнее, невосприимчивости СЯС к неблагоприятным экономическим факторам полностью исчерпан». Если конкретней, то более половины вооружений системы исчерпали гарантийный ресурс, по многим из них на пределе были уже и возможности продления сроков эксплуатации.

Покритиковав Минфин, а также Госдуму за «хаотичное» планирование бюджетных расходов, не дающее возможность разрабатывать и производить в требуемом количестве новые вооружения для планомерной замены существующих, Попкович обратил внимание коллег, что финансирование стратегических ядерных сил непосредственно влияет и на региональную экономическую ситуацию. Ведь в России есть десятки больших и сотни малых городов, инфраструктура, социальное благополучие которых базируются на производственных возможностях оборонной промышленности. Для примера он рассказал, что только к работе московского института теплотехники, головного разработчика новой ракеты «Тополь-М», при принятии закона о финансировании СЯС до 2010 года будет привлечено несколько сотен оборонных и других предприятий в 48 регионах страны.

Остановился докладчик и на военно-политических последствиях деградации СЯС, которые назвал «катастрофичными», поскольку «Россия, если срочно не предпринять радикальных мер, к 2010 году может навсегда выпасть из обоймы ведущих ядерных государств, утеряв созданный за 50 лет ценой колоссальных затрат ядерный щит».

Следующий пассаж Попковича состоял в том, что в наш век иерархической позиции любого государства его международный рейтинг определяется двумя интегральными показателями: экономическим и военным потенциалами. А поскольку Россия пока не выдерживает никакой конкуренции в области экономики, то «удержать хотя бы свое нынешнее место до тех пор, пока экономика не поднимется до сопоставимого с ведущими державами уровня, возможно, лишь сохранив на ближайшие десятилетия военный паритет, и в первую очередь ядерный».

Здесь (и вовремя!) он счел нужным сделать оговорку, что «Комитет по обороне не сторонник милитаризации России и перегрева ее экономики военными заказами». И упомянул (к сожалению, излишне бегло), что отчасти «за то и поплатилась наша великая держава». Хотя уже тогда было хорошо известно, что перекос нашей экономики в сторону ВПК послужил одной из существенных причин экономического краха СССР.

Что касается концепции законопроекта, то он не предполагал вторжения в порядок формирования программы вооружения и бюджетных расходов на национальную оборону. Он лишь законодательно закреплял минимально необходимые объемы финансирования утвержденной программы, чем повышал гарантию ее реализации в условиях финансового кризиса.

Во-первых, законопроект обязывал безусловное включение Минфином в проект бюджета установленных им минимально необходимых объемов финансирования СЯС с учетом согласованных инфляционных корректировок. Во-вторых, он вводил несколько рамочных процедурных положений, которые должны быть соблюдены исполнительной и законодательной властью на этапе формирования, рассмотрения и исполнения бюджета в части стратегических вооружений.

По законам ораторского искусства, финал выступления Романа Попковича был пафосным: «Этот закон ждут войска и промышленность. Не будет преувеличением сказать, что закон для будущего России и мира имеет огромное значение. Он гарант стратегической стабильности в мире, так как является финансовым базисом развития стратегических ядерных сил. Сегодня, можно сказать, исторический момент, когда каждый из нас может вписать себя в скрижали истории, создав материальные условия для гарантированного обеспечения безопасности России и глобальной стратегической стабильности».

А «под занавес» в качестве последнего аргумента в пользу принятия законопроекта (запоминается последнее!), он не без патетики заявил, что, поскольку «Дума высказалась за приверженность к одному из атрибутов нашего государства - Гимну Союза Советских Социалистических Республик», то он очень надеется и на поддержку и возрождение «второй мощной составляющей нашего бывшего государства - стратегических ядерных сил».

Отвечая на вопросы депутатов, Попкович сообщил, что предполагаемое проектом финансирование «укладывается в решение нашего Президента - 3,5 процента от внутреннего валового продукта»; что ни одного отрицательного заключения на него нет; что расходы по финансированию СЯС на очередной финансовый год определяются в рамках действующего бюджетного законодательств.

Кроме вопросов по существу, многие депутаты решили поговорить также то про состояние дальней авиации, то про НАТО, то про договор СНВ-2… При этом в конце каждого выступления высказывалась поддержка законопроекта.

Этот поток военно-патриотического красноречия прервал Леонид Иванченко (КПРФ), попенявший коллегам не желание постоять на трибуне, почитать лекцию, позадавать вопросы. Напомнил, что в повестке дня еще 67 пунктов и предложил поставить законопроект на голосование. Палата это предложение поддержала и приняла его ожидаемым большинством в 376 человек. Против — 0.

В июне 1999 года законопроект «О финансировании государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил Российской Федерации» был без вопросов и дискуссий принят во втором и сразу третьем чтениях.
Между тем ко второму чтению поступило 34 поправки, в том числе от Президента РФ и Правительства РФ. 22 Приняты. Среди них — существенные. Так, из названия закона было исключено временное ограничение - «на период до 2010 года». Было признано нецелесообразным указывать временной интервал действия закона, поскольку он может пролонгироваться и после 2010 года.

Кроме того, в названии законопроекта вместо слов «О финансировании стратегических ядерных сил РФ» включены слова «О финансировании государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил РФ». Это вызвано тем, что законопроект устанавливает финансирование только государственного оборонного заказа для СЯС, поэтому необходимо было привести наименование в соответствие с содержанием законопроекта.

В законопроект было также включено положение о том, что он не распространяется на финансирование Минатома РФ, введены основные понятия, используемые для его целей, установлены параметры оборонного заказа.

По предложению Президента РФ из законопроекта исключена статья, определявшая особенности ратификации международных соглашений в области стратегических наступательных вооружений и противоракетной обороны — в связи с тем, что указанная статья не относится к ведению данного закона.

Была также введена новая статья, регламентирующая внесение в закон изменений и дополнений.

В Совете Федерации закон, ныне именуемый «О финансировании государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил Российской Федерации», через неделю тоже был одобрен беспрепятственно. Но здесь выявилась одна интересная деталь.

Еще во время рассмотрения проекта этого закона в первом чтении в Госдуме неоднократно звучало, что он фактически уже работает. Тогда недоумение по поводу того, как может работать не принятый еще закон, оставила за скобками. Однако в Совете Федерации все прояснилось. Сенатор Виктор Озеров суть закона изложил лаконично: он законодательно закрепляет ассигнования, которые будут выделяться из федерального бюджета на финансирование задач, связанных с выполнением государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил Российской Федерации. И добавил, что «в принципе эти ассигнования уже утверждены указом Президента, есть соответствующее постановление Правительства. Но мы хотим закрепить это законодательно». 

Подписанный Президентом РФ закон вступил в силу в июле 1999 года. Этот «закрепленный законодательно» порядок финансирования СЯС действует и сегодня.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Ядерные силы как экономический и политический фактор. Исторические хроники РАПСИ

10:00 15/03/2018 Закон, о котором сегодня пойдет речь — не столь уж частый пример, когда законодательная инициатива исходила от представителей практически всех фракций. Это закон «О финансировании стратегических ядерных сил Российской Федерации», внесенный в 1998 году в Госдуму второго созыва.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости