Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Судьба резидента: "иностранные агенты" ищут выход

13:48 28/10/2014

Очередное ужесточение контроля за финансируемыми из-за рубежа некоммерческими организациями вынудило их искать новые пути выживания. Именоваться «иностранными агентами» правозащитники не намерены.

Статус «иностранного агента» был введен в июле 2012 года. Ими решили именовать некоммерческие организации (НКО), получающие гранты из-за границы и осуществляющие политическую деятельность.

Принятый российский закон в большей части является копией американского FARA (Акта о регистрации иностранных агентов – Foreign Agents Registration Act), действующего более 75 лет. Первоначально он был ориентирован на борьбу с влиянием национал-социализма, после Второй мировой войны – коммунизма, потом – экономического лобби иностранных государств.

Причем в США «агентом» признаются в том числе коммерческие организации и даже частные лица, выступающие, например, пиарщиками, советниками или иными помощниками «иностранных принципалов», собирающие в их пользу средства и так далее.

Политика вы сделали поэтом

Большинство правозащитных организаций возражали против приклеивания ярлыка «иностранный агент», ассоциируемого со шпионами и «врагами народа». Критически НКО отнеслись и к понятию политической деятельности, которой закон признавал проведение «акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также формирование общественного мнения в указанных целях».

На практике под этот критерий подпадала любая критика действий чиновников. Так, политическим признали доклад центра «Мемориал» о полицейском произволе в России и рекомендации по изменению законодательства. «Политической акцией» Института развития свободы информации стала публикация мониторинга сайтов государственных органов, который, по мнению прокуратуры, использовался для «содействия совершенствованию российского законодательства о доступе к информации и развитию механизмов электронного правительства России». Как политическую деятельность квалифицировали «содействие природоохранным инициативам», которым занималась НКО «Муравьевский парк устойчивого природопользования».

Попытка НКО оспорить спорные нормы в Конституционном суде России (КС) не увенчалась успехом. Служители Фемиды не усмотрели негатива в термине «иностранный агент», а критерии оценки политической деятельности, по их мнению, априори являются оценочными. При этом КС указал на презумпцию невиновности НКО, то есть возложил бремя доказывания «политики» на прокуратуру, а также обязал снизить нижний лимит штрафов за уклонение от регистрации.

Особое мнение по спорному вопросу высказал судья КС Владимир Ярославцев. По его мнению, использование термина «иностранный агент» рассчитано «на формирование отрицательного отношения к осуществляемой НКО политической деятельности» и может восприниматься «как проявление желания дискредитировать» такие организации.

К такому же выводу пришла и так называемая Венецианская комиссия Совета Европы (Европейская комиссия за демократию через право). Кроме самого наименования («иностранный агент»), она указала на неопределенность термина «политическая активность», рекомендовав российским законодателям его переформулировать.

Один за всех и все за одного

Изначально закон предусмотрел заявительный порядок регистрации и штрафы за неисполнение такой обязанности. Но почти за два года Минюст не получил ни одного заявления. Директор Фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина считает это победой: «Первый этап борьбы некоммерческий сектор выиграл – ни одна НКО самостоятельно не вошла в реестр», – говорит она.

Такое противостояние вынудило противников ужесточить законодательство. Подписанные в июне этого года поправки делегировали Минюсту право самостоятельно включать НКО в «черный список», причем без судебного решения или проведения согласительных процедур.

За четыре месяца в реестр попало 15 организаций, в том числе такие, как «Голос», «Агора», правозащитный центр «Мемориал», «Солдатские матери Санкт-Петербурга», Институт развития свободы информации, НП «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ», союз «Женщины Дона» и другие. Согласно официально опубликованному реестру, все они преследуют одну цель – «Воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики». Идентичны и виды политической деятельности: «проведение публичных мероприятий» и «формирование общественного мнения».

Шпионы там, шпионы здесь

Теперь правозащитники надеются на Европейский суд по правам человека. Жалобу несколько НКО направили в Страсбург еще в прошлом году, но на период рассмотрения дела в КС все процедуры были приостановлены.

В текущей ситуации правозащитники ищут пути выживания. По словам Натальи Таубиной, фонд «Общественный вердикт» сдает всю необходимую отчетность и проходит аудит, но отказывается вешать ярлык – указывать о статусе «иностранного агента» в каждой публикации. «За каждую такую публикацию может быть наложен штраф», – признает Таубина.

Единственный выход из создавшегося положения представители многих НКО видят в переходе на использование организационно-правовых форм коммерческих организаций. Они вправе получать средства из-за рубежа на реализацию тех или иных проектов, являясь де-факто просто подрядчиками. Ряд правозащитников даже намерены сочетать работу НКО и ООО: первая займется реальной деятельностью, тогда как все финансирование будет идти через коммерческую структуру.

Другие же полагают, что бесплатное сотрудничество неправительственной организации и получающего иностранное финансирование ООО не может не вызвать подозрение. «В настоящее время при наличии политической воли власть может ликвидировать любую организацию. К тому же, в отличие от НКО, коммерческие структуры отвечают всем своим имуществом, а предъявить налоговые претензии не составит труда», – полагает Елена Шахова, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль».

Я не прощу измену королевству…

Правозащитников беспокоит и принятая также два года назад новая редакция статьи 275 Уголовного кодекса РФ – «Государственная измена». Теперь таковым преступлением признается «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». Причем рассмотрение «шпионских» дел проходит в закрытом режиме.

Старший юрист компании Pen&Paper Сергей Токарев не исключает, что эта норма угрожает не только НКО, но и компаниям с иностранными инвестициями. Но преступлением может считаться только деяние, совершенное с прямым умыслом. «То есть, оказывая ту или иную помощь иностранцам, российский гражданин должен осознавать, что его действия направлены против его Родины», – убежден Токарев.

Критически к этой норме относится и Венецианская комиссия. По ее мнению, в измене может быть обвинен любой сотрудник НКО, оказывающий какую-либо помощь другому государству. Комиссия Совета Европы рекомендовала Россию сформулировать соответствующие положения закона как можно точнее.

Павел Нетупский, Санкт-Петербург (специально для РАПСИ)

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Судьба резидента: "иностранные агенты" ищут выход

13:48 28/10/2014 Очередное ужесточение контроля за финансируемыми из-за рубежа некоммерческими организациями вынудило их искать новые пути выживания. Именоваться «иностранными агентами» правозащитники не намерены.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости