Рейтинг@Mail.ru
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Публикации

Олег Свириденко: уйти, чтобы вернуться

12:05 05/06/2014

Аркадий Смолин, собственный корреспондент РАПСИ


Первый и наиболее сложный этап отбора кандидатов в объединенный Верховный суд (ВС) РФ завершен. Главная кадровая интрига касалась, разумеется, поста главы коллегии ВС по экономическим спорам, которая заменит упраздняемый в августе Высший арбитражный суд (ВАС) РФ. 
РАПСИ представляет юриста, который очень скоро займет этот пост.

51-летний председатель кассационного суда Центрального округа Олег Свириденко. Человек, построивший новое здание и заново структурировавший Арбитражный суд города Москвы (АСГМ) и Федеральный арбитражный суд Центрального округа (ФАС ЦО). По словам окружения, никогда не являвшийся закадычным другом главы Высшего арбитражного суда (ВАС) Антона Иванова. Побывавший в эпицентре «дела ЮКОСа». Человек, менявшийся вместе со временем – от темных девяностых до прозрачных десятых, от «остаточного» до электронного правосудия. 
Свириденко – фигура насколько амбивалентная, настолько же экстраординарная.

"Кандидатура выглядит безальтернативной"  

"Рекомендация именно Свириденко на эту должность вполне вписывается в общую концепцию формирования коллегии по экономическим спорам: с одной стороны, Олег Михайлович весьма опытный судья с большим опытом руководства крупнейшими судами в России, с другой - не имеет отношения к судьям и административному составу Высшего арбитражного суда РФ", - прокомментировал для РАПСИ выбор квалификационной коллегии судей партнер юридической фирмы "ЮСТ" Александр Боломатов. По его мнению, если предположить, что "задача была найти руководителя коллегии, не являющегося судьей ВАС РФ, то кандидатура Олега Михайловича выглядит безальтернативной".

Выпускник юридического факультета МГУ 1989 года, судьей Арбитражного суда города Москвы (АСГМ) Свириденко стал в 1992 году. Тридцать лет – наверное, не очень раннее начало карьеры. Однако Свириденко год за годом последовательно утверждает именно этот возраст в качестве минимально допустимого с позиции разума для судьи. 

«Что касается возрастного ценза (для назначения судьей), он четко определен законодательно: 25 лет. Но мы все же стараемся формировать наш резерв начиная с 30 лет, как минимум. Мы не запрещаем, естественно, кандидатам обращаться и в 25, и в 26, и в 27 лет, но… это не та позиция, на которую можно и нужно приходить с целью приобретения жизненного опыта и попыток чему-то научиться. Учиться, приобретать жизненный опыт и проходить профессиональное становление с моей точки зрения, необходимо где-то в другом месте, до того как претендовать на должность федерального судьи. Здесь же должны быть уже зрелые, сформированные и готовые профессионально кадры».

Вот так, уже с первого шага в профессии Свириденко старается превратить каждое свое действие в образцовое – в плане ли качества, достижения результата при имеющихся ресурсах, или же превращения его в критерий для остальных. 

При этом работа Свириденко с первых же дней получает удивительно противоречивые отзывы в прессе и в профессиональной среде. Сложно найти другую такую фигуру, которая была бы практически лишена нейтральных оценок. Свириденко описывают либо в приторно-комплиментарных тонах, либо с помощью скандально-компрометирующих слухов.

Судя по одним из них, в девяностых – начале нулевых Свириденко пережил два покушения, после второго – ножевого, якобы усилил охрану и предпочитал передвигаться на автомобиле с мигалкой, в это же время сблизился с силовыми органами и завел связи в высших политических кругах. По другим, в те годы он прекрасно танцевал, имел большой успех у женщин и несколько раз женился, параллельно добиваясь с помощью харизмы эффективного взаимодействия на работе с сослуживцами. 

Совпадение ли это или еще один пример превращения личной специфической черты в профессиональное преимущество, но, как отмечают многие, именно при Свириденко в арбитраже Москвы появились нормальные пресс-секретари, болтавшие со СМИ так же просто, как он со своими коллегами.

Свириденко умеет заботиться о коллегах, и они отвечают Свириденко удивительной для судебной системы верностью: сразу несколько судей арбитража уехали с ним из Москвы в региональный суд. В почетную, но все же ссылку. 

Однако настоящая карьера Свириденко началась все-таки в XXI веке, в ходе которого он уже успел прожить три непохожие друг на друга, но одинаково ударные пятилетки. 

2000-2005: под подозрениями

Во второй половине девяностых Свириденко вошел в число членов Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС). Самым известным его поступком на этом посту стала проверка заявления бывшей судьи Московского городского суда Ольги Кудешкиной о привлечении председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой к дисциплинарной ответственности за незаконное вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия. Свириденко подготовил справку, в которой счел, что действия Егоровой не вышли за рамки полномочий председателя суда и не противоречили закону.

Симптоматично, что скандальность всей этой истории почти никак не затронула самого Свириденко. В разное время его обвиняли в неформальных встречах с высокопоставленными участниками судебных процессов, которые были ему подведомственны, в особых отношениях с экс-мэром Москвы Юрием Лужковым, однако же ни один знакомый с ним человек не высказывал подозрений в возможной ангажированности Свириденко в ходе подготовки справки по вопросу Кудешкиной-Егоровой

Сам Свириденко считает такой грех одной из главных проблем арбитража: «Несмотря на то, что среди арбитражных заседателей есть профессионалы с большой буквы, а также люди, ответственно относящиеся к своей работе, систематический характер злоупотреблений процессуальными правами со стороны некоторых арбитражных заседателей сложно объяснить иначе как их определенной заинтересованностью в исходе процесса».

К тому времени Свириденко уже был полноправным замом Аллы Большовой. Исполнять обязанности заместителя председателя АСГМ он начал в 2000 году, а спустя два года избавился от приставки и.о. В роли члена ВККС Свириденко успел прославиться в 2001 году, выступив против наделения квалификационной коллегии судей правом выдавать разрешение на привлечение судей к административной ответственности. 

Тогда это предложение восприняли как едва ли ни попытку покрывательства не совсем честных судей. Однако спустя несколько лет, в ходе процессов привлечения к судебной ответственности скомпрометировавших себя судей, Свириденко пояснил свою мысль: доказательства не могут быть собраны судом, поэтому судьи не должны мешать в этом деле профессионалам из следственного комитета и прокуратуры. 

Вообще, риторический талант Свириденко заслуживает отдельного разговора: неоднократно провокационной формулировкой он привлекал общественное внимание к скрытой или неоднозначно воспринимаемой проблеме, чтобы потом без лишней лирики и пиара продемонстрировать на практике свой вариант ее решения.

Наглядным примером может служить его интервью "Коммерсанту" 2001 года, из которого до сих пор любят цитировать одну фразу: о том, что правоохранительные органы "преувеличивают масштабы коррупции в судейской среде". После этого некоторые журналисты и эксперты стали открыто подозревать и самого Свириденко в участии в странных сделках, приписывали ему роль чуть ли не «решальщика». Однако несколько лет спустя на посту главы АСГМ он прославился рядом эффективных антикоррупционных шагов. За время руководства Мосарбитражем Свириденко перетасовал судебные составы, ввел систему компьютерного распределения дел и инициировал отставку судей с небезупречной репутацией. 

Так же как не было найдено никаких фактов, подтверждающих особую пользу Лужкову от работы Свириденко, хотя недоброжелатели долгое время считали, что именно благодаря «неформальному сотрудничеству» с мэром Москвы, о близкой дружбе с которым нам говорят источники в разных профессиональных кругах, Свириденко заслужил рекомендацию ВККС в председатели арбитражного суда Москвы. В 2004 году против его назначения на этот пост «по личностным мотивам» выступил уходивший в этот момент в отставку председатель ВАС Вениамин Яковлев. Он потребовал пересмотреть решение ВККС, но коллегия при повторном рассмотрении настояла на своем. Чем Яковлева так не устраивал Свириденко, неизвестно и по сей день.

При этом Свириденко открыто придерживается крайне странной для гипотетического коррупционера (в чем его безосновательно обвиняли в прессе) позиции дистанцирования бизнеса от судебной системы: «Российский бизнес сегодня, к сожалению, готов к разрешению споров исключительно в режиме судебного рассмотрения. Мне кажется, что в обществе, в бизнес-сообществе, институт судебного разрешения споров должен восприниматься как некое эксклюзивное право, которым можно и нужно воспользоваться лишь в исключительном случае».

Соответственно, Свириденко можно назвать адептом и даже первопроходцем решительного расширения области применения медиации. «Медиация – институт будущего для всего юридического сообщества. Полагаю, что институт медиации и посредничества сегодня очень важен и актуален не только для нас, судей, но для системы правосудия в целом и для всего гражданского общества», - отмечал он в своем докладе «Медиация: от теории к реальным действиям». 

2005-2010: чистильщик

Председателем АСГМ Свириденко был назначен в апреле 2005 года. Под его руководством для арбитражного суда Москвы к 2008 году было построено новое современное здание. По словам бессменного председателя Мосгордумы Владимира Платонова, «арбитражный суд стал настоящим храмом правосудия, оснащенном самой лучшей техникой». 

В первый же год работы Свириденко на новом месте АСГМ лишился пятнадцати (10% всего состава суда) судей и девяти арбитражных управляющих, которые были отправлены в отставку. Неформально в околосудейских кругах 2005-2006 годы в АСГМ называли самой крупной антикоррупционной чисткой рядов судебной системы в истории. Сам Свириденко не проявил интереса к вписыванию своих профессиональных действий в популярный тренд. Он даже так и не назвал официальную причину ухода судей, признав только, что «эти заявления были не совсем добровольными». 

В особую заслугу Свириденко ставят, что ему удалось в АСГМ выстроить реально работающую схему защиты предприятий от рейдерских захватов, от преднамеренных банкротств. Считается, что причиной успеха стала внимательная проверка работы судей.

Так, например, в 2005 году пришлось подать в отставку судье Владиславу Добровольскому после того, как председателю АСГМ пришел пакет документов, свидетельствующих, что Добровольский купил квартиру в районе Цветного бульвара стоимостью 800 тысяч долларов. «Он объяснял это продажей другой недвижимости, но цифры не сходились», - отмечал Свириденко.

Коллеги Свириденко рассказывают, что он демонстрировал готовность работать с любым поступающим обращением. Однако не допускал никакого авторитаризма решений: такие вопросы обязательно обсуждались им на президиуме суда. 

Пожалуй, самым скандальным процессом в рамках этой кампании Свириденко стала попытка председателя АСГМ привлечь судью Мосарбитража Ольгу Даугул к дисциплинарному взысканию. В июне 2006 года квалификационная коллегия судей Москвы рассмотрела представление. Поводом стало обращение депутата Госдумы Николая Курьяновича в Генпрокуратуру с просьбой проанализировать законность принятого судьей решения по спору ТНК с ФНС. В апреле 2005 года, сообщил Курьянович, судья совместно с ее бывшим помощником Дмитрием Таратихиным отдыхала в одном из лучших пятизвездочных отелей Кубы и Таратихин заплатил 4894 у. е. за проживание и 133 340 руб. за перелет. Как пишет в представлении Свириденко, судья предъявила сомнительные ксерокопии квитанций к приходному кассовому ордеру, подтверждавшему оплату путевки, но не смогла представить бесспорных доказательств того, что оплатила ее лично. В октябре 2006 года Даугул уволилась «по собственному желанию».

Как видно из этого примера, даже на посту АСГМ Свириденко лично изучал не только качество работы, но компрометирующие факты внерабочего поведения каждого своего подчиненного. 

В целях борьбы с коррупцией Свириденко пришлось радикально изменять систему распределения дел среди судей, чтобы избежать «заноса дела своему судье». Рокировка затронула 40% судей: из составов, которые специализируются на административных делах, судьи были переведены в налоговые, и наоборот. «Я нарушил уже устоявшиеся связи», - объяснял Свириденко и обещал покончить с беспредельными решениями. 

«С переездом (АСГМ) в новое здание, мы перешли на новую автоматическую систему судопроизводства, которая не позволяет заинтересованным сторонам направить дело "нужному" судье. Судью, который будет рассматривать дело, выбирает компьютерная программа в случайном порядке. Для того же, чтобы устроится в суд помощником или секретарем, кроме прохождения определенного конкурса, нужно пройти ряд собеседований. Но, несмотря на такой многоступенчатый отбор, опасность того, что в суд на технические должности сотрудников аппарата попадет человек с определенными интересами, безусловно, остается. При этом, кадровая служба суда лишена действенных инструментов для более серьезной проверки всех кандидатов на госслужбу. Некоторое время назад я ставил вопрос о создании в судах службы собственной безопасности, однако пока эта идея не получила отклика», - рассказывал Свириденко о своей реформе журналистам. 

Несмотря на невиданные по масштабам за новейшую российскую историю кадровые потери в такой короткий промежуток времени московский арбитраж заметно улучшил показатели своей работы. Например, за 2006 год было завершено 9348 дел о банкротстве - в 25 раз больше, чем в 2005.

Однако введенное нашим героем «слепое» распределение дел в АСГМ якобы не очень понравилось главе ВАС Антону Иванову и его людям, что, по словам независимых наблюдателей, стало одной из главных причин для их конфликта. В 2007 году президиум ВАС дважды отменял решение АСГМ о законности итогов объявленного городом конкурса на реконструкцию гостиницы "Россия". Вопреки публично высказанному мнению Иванова, московский арбитраж также удовлетворил иск ФНС к компании «PricewaterhouseСoopers (PwC) аудит» о незаконности проведенной проверки ЮКОСа. Вопреки мнению главы ВАС, суд признал договоры между ЮКОСом и аудитором антисоциальными сделками. 

ВАС тогда подготовил законопроект об упразднении столичного арбитражного суда и создании на его месте трех новых судов, разделенных по территориальному принципу. С пяти до трех сократилось число замов руководителя арбитража. ВККС отказала действовавшему зампреду арбитражного суда Москвы Анатолию Антошину, ближайшему соратнику господина Свириденко, в рекомендации для переназначения на новый срок. Но в итоге Иванов отказался от своих планов и, говорят, пошел на примирение со Свириденко. 

2011-2014: два шага назад и шаг вперед

Уходя со своего поста в марте 2011 года, Свириденко успешно защитил докторскую диссертацию в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по теме «Концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации: методология и реализация». В ней глава московского арбитража предлагает ввести в российскую правовую систему два новых понятия – "субстантивные правоотношения" и "учет мнения должника". Кроме того, он отмечал особую организационную роль судов в  делах о банкротстве и предлагал создать в России специализированные суды по рассмотрению споров о несостоятельности с расширением их полномочий и приданием таким судам функций по упорядочению субстантивных правоотношений.

Вообще, качество профессиональных знаний Свириденко не вызывает никаких сомнений. Доктор наук является автором более 40 статей, опубликованных в юридических журналах, и трех монографий. При этом даже на шестом десятке лет жизни каждый поворот своей карьеры Свириденко продолжает воспринимать и оценивать, в первую очередь, в контексте профессионального творчества: «Иногда я ловлю себя на мысли, что если бы мне два года назад предложили такой переход (в ФАС ЦО), то, обладая сегодняшним пониманием, я, пожалуй, согласился бы, не слишком раздумывая… Эта работа очень интересна не только в смысле организационного взаимодействия с нижестоящими судами. Она совсем другая с точки зрения творческого подхода и масштабов принимаемых решений».

Новое назначение на пост главы Федерального арбитражного суда Центрального округа (ФАС ЦО) последовало после истечения первого срока полномочий председателя АСГМ в апреле 2011 года. Несмотря на примирение с Ивановым Свириденко все же пришлось покинуть Москву и уехать в Брянск, где тогда находился ФАС ЦО. Назначение могло бы показаться почетной ссылкой, однако Свириденко заявил, что это в судебной иерархии является "значительным статусным повышением".

«Любому профессионалу в области юриспруденции очевидно, что переход из первой инстанции в третью с точки зрения судейской иерархии – это значительное статусное повышение, даже в случае, когда первой инстанцией является Арбитражный суд Москвы. В арбитражной системе всего десять округов и, соответственно, десять председателей кассационных инстанций. Войти в эту десятку не так легко – это знак особого доверия со стороны руководства системы», - утверждал он в интервью журналу "Закон".

Уехав из Москвы, Свириденко продолжил реализовывать программу качественного технического и структурного преобразования судов, начатую им в АСГМ. Интересная деталь, каждое место своей работы Свириденко объявлял потенциальным самостоятельным центром правовой мысли (ВККС, АГСМ, ФАС ЦО), после чего, с места в карьер, обнародовал решительные проекты реформ: «Если все идеи, поддерживаемые сегодня руководством ВАС РФ, будут реализованы, то это (ФАС ЦО) будет очень сильный центр судейского сообщества». «Не исключено, что Калуга может стать неким правовым центром судейской мысли. Мы здесь планируем создать и учебно-методический центр по переподготовке судейских кадров», - анонсировал Свириденко в 2012 году «Вестям». 

Уже через год работы Свириденко ФАС ЦО переехал в Калугу, где председатель пообещал, что «новое здание кассационного суда будет оснащено по последнему слову техники».

"При Свириденко происходили все важные изменения в арбитражной системе, к тому же этот известный судья  – хороший хозяйственник. Ведь ФАС ЦО именно при нем переехал из Брянска в Калугу, другой город. Это интересный прецедент", - отметил РАПСИ управляющий партнер адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" Андрей Корельский по поводу главного кандидата на пост председателя коллегии по экономическим спорам.

Ожидания и перспективы

Опрошенные нами эксперты, по большей части, оценивают Свириденко как довольно либерального и прогрессивно настроенного реформатора, хорошо ориентирующегося в новейших разработках как юридической, так и информационно-технической наук, применимых для его специализации. 

"Думаю, что для многих юристов эта новость (одобрение кандидатуры Свириденко ВККС) выглядит вполне обнадеживающей, поскольку означает косвенное подтверждение обещаний по сохранению арбитражной системы как таковой, продолжение развития информационной открытости арбитражных судов, общую преемственность арбитражной системы", - оптимистично настроен адвокат Боломатов в отношении кандидатуры Свириденко.

Не менее позитивно оценивают проведенные и планируемые Свириденко реформы судьи так же, как и освещающие их работу журналисты.
Последние симпатизируют Свириденко потому, что он стал первым главой крупного арбитражного суда, который стал приглашать журналистов на встречи, причем делал это не менее четырех раз в год. Открыл прессе двери на заседания президиума суда, где им обязательно выделяли часть кресел у сцены. 

Свириденко отвечал почти на все вопросы, давал журналистам телефон своей приемной. При нем в арбитраже Москвы появились релизы о работе суда. «Если судьи выгоняли нас из зала суда или не звали на оглашение решения по закрытому делу, то мы шли в приемную Свириденко, который набирал номер судьи, ругал его при нас и заставлял судью прочитать нам решение по делу», - рассказывают журналисты арбитражного пула. 

Судьям же импонирует обеспокоенность Свириденко чрезмерной их загруженностью. «Трудности сегодня заключаются не в том, что мы, судьи плохо или медленно рассматриваем дела или жалуемся на сложный рабочий график. Это комплексная проблема возросшего более чем в 2,5 раза количества поданных исков и действующих процессуальных норм, не отвечающих современным экономическим и правовым реалиям», - цитирует обеспокоенность Свириденко «Гарант». 

Среди уже принятых им мер по разрешению этой проблемы можно выделить приказ о запрете находиться в суде позже 24 часов; работа над Концепцией законопроекта ВАС "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи оптимизацией нагрузки на судей Российской Федерации".

И все же Свириденко никак нельзя назвать радикальным реформатором: «Любые изменения должны быть очень взвешенными и происходить с обязательным участием представителей самой системы, юридического сообщества, общественности. Вообще же, в отношении вопросов реформирования судебной системы, на мой взгляд, должен сохраняться здоровый консерватизм». 

Впрочем, и позиционирование себя как консерватора – лишь пример, отмеченной нами выше, специфической риторической тактики Свириденко: преуменьшение своих заслуг и планов с целью спокойной их реализации в дальнейшем, без излишнего любопытства сторонних наблюдателей. 

«Правосудие – это не стометровка, зачем превращать судебный процесс в сомнительные гонки? Ведь, когда стороны приходят в суд, то они ожидают прозрачного процесса, всестороннего изучения обстоятельств и справедливого решения». 

Пожалуй, именно этот тезис можно назвать основным «правилом жизни», сформулированным для себя главным кандидатом на пост председателя коллегии по экономическим спорам ВС Олегом Свириденко – одним из самых громких и ярких игроков команды судей, как на футбольном поле (где он играет роль нападающего), так и в судебной системе.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Олег Свириденко: уйти, чтобы вернуться

12:05 05/06/2014 Первый и наиболее сложный этап отбора кандидатов в объединенный Верховный суд (ВС) РФ завершен. Главная кадровая интрига касалась, разумеется, поста главы коллегии ВС по экономическим спорам, которая заменит упраздняемый в августе Высший арбитражный суд (ВАС) РФ. РАПСИ представляет юриста, который очень скоро займет этот пост.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости