Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Закон из одного слова. Исторические хроники РАПСИ

10:00 05/04/2018

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

Даже название этого закона длиннее, чем его содержание — «О внесении изменения в статью 7 Закона Российской Федерации «О милиции». Собственно, «законом из одного слова» сей документ фигурально назвал один из авторов, Геннадий Райков («Народный депутат»), представляя его в первом чтении. И слово это — «исключить».

Прежде чем «расшифровать» суть законопроекта, обратимся к его предыстории. Напомним, что Закон РФ «О милиции» был принят в 1991 году Верховным Советом РФ. Естественно, что впоследствии в него вносились различные изменения и дополнения. В частности, в марте 1999 года вступили в силу поправки, предусматривающие, что не только назначение руководителей органов внутренних дел субъектов РФ, но и их освобождение от должности производится по согласованию с региональными органами государственной власти. Вот именно это и было добавлено: освобождение по согласованию.

Однако уже в сентябре того же 1999 года депутаты пришли к выводу, что они «погорячились». И внесли законопроект, согласование об увольнении начальников УВД упраздняющий. Авторы законодательной инициативы — Алексей Арбатов, Сергей Иваненко, Сергей Митрохин (все — «Яблоко»), а также аграрий Павел Бурдуков и уже упомянутый Геннадий Райков. А поскольку к этому времени полномочия второй Госдумы подходили к концу, то законопроект этот перешел в следующий созыв, куда переизбрались и его авторы.

И вот в апреле 2000 года палата рассматривала этот вроде бы незатейливый проект закона. Но только на первый взгляд. В действительности он интересен тем, что довольно ярко иллюстрирует непростой процесс разделения полномочий между федеральным центром и регионами.

Эту норму (освобождение от должности по согласованию) предлагалось исключить, поскольку правоприменительная практика привела к тому, что с марта 1999 года в 12 регионах шли тяжбы по освобождению руководителей органов внутренних дел регионов. Во время этих тяжб, по словам Райкова, «практически не работает весь состав милиции данных регионов». Авторы убеждены, что, когда Министерство внутренних дел не может освободить руководителя в субъекте РФ без согласования с самим субъектом, это полностью нарушает вертикаль управления в МВД. Кстати, ни прокуратура, ни ФСБ, ни налоговая полиция и т.д. такой нормы не имели.

Освобождение от должности начальника ГУВД регулировалось на тот момент 13 пунктами закона «О милиции», в том числе такими, как по собственному желанию, по достижении предельного возраста, по выслуге лет, по окончании срока службы, по сокращению штатов, по болезни, по ограничению здоровья. Очевидно, что эти нормы не требовали согласования и исполнялись автоматически. Камнем же преткновения становились практически три нормы: по служебному несоответствию; за нарушение дисциплины; за совершение поступков, порочащих честь. Вот по этим трем нормам и возникали разногласия и конфликты.

Следует отметить еще одно существенное обстоятельство. Обсуждавшаяся норма была согласована с Советом Федерации. Как сообщил докладчик, вопрос стоял так: или мы согласовываем эту норму, или закон «О милиции» не вступит в силу. Геннадий Райков выразил сожаление, что депутаты тогда согласились с сенаторами и ввели норму об освобождении начальника органов внутренних дел с согласия органов государственной власти субъектов РФ. Он оценил это как ошибку. Кроме этого, по ряду областей прошло решение Конституционного Суда, которое подтвердило неконституционность данной нормы, фактически лишающей МВД России возможности действовать в качестве самостоятельного исполнительного органа государственной власти.

Выступления депутатов были разноречивы. Так, Валерий Драганов («Отечество — Вся Россия») от имени фракции заявил, что «в целом поддерживает идею вертикали власти и ее укрепление как стратегическую часть управления государством», но считает, что необходимо «очень взвешенно подходить к тому, чтобы одной поправкой на фоне неоднозначного отношения МВД в целом к субъектам Федерации решать эту проблему». Напомним, что происходило это на фоне конфликта лидера движения ОВР, мэра Москвы Юрия Лужкова и министра внутренних дел РФ Владимира Рушайло.

Павел Бурдуков как один из авторов законопроекта, естественно, предложил его поддержать.

Николай Булаев («Отечество — Единая Россия») высказался в том плане, что прозвучавшие аргументы «разубеждают в том, чтобы голосовать за данную поправку, потому что в данном случае эти аргументы очень обидны для тех людей, которые сегодня работают в регионах и которые в не меньшей степени, чем мы, получили вотум доверия на выборах». По его мнению, данную поправку целесообразно было снять с рассмотрения.

Развернутое выступление в пользу законопроекта сделал от имени «Яблока» Сергей Митрохин. Он привел целый ряд аргументов, которые ранее не приводились. Это, в частности, практика, когда управления внутренних дел становятся исполнителями абсолютно незаконных распоряжений губернаторов, например, о запрете ввоза и вывоза товаров с территории региона. Кроме того, по его словам, «многократно отмечались случаи использования сотрудников внутренних дел губернаторами и президентами наших республик в откровенно политических целях». Он призвал депутатов сделать этот первый шаг — разобраться с вопросом освобождения, с тем чтобы после этого сделать и второй шаг — в принципе устранить систему двойного подчинения.

Геннадий Кулик («Отечество — Единая Россия»), заявив, что является «страстным поборником укрепления вертикали власти в России», все же попросил «или отложить до поступления от правительства комплексного закона о том, как они думают укреплять вертикальную власть в России, или сегодня не поддерживать представленный законопроект». По его мнению, на тот момент был «найден баланс интересов в этом главном вопросе — формировании органов, которые должны обеспечить безопасность населения». «Я думаю, что губернатор здесь несет ответственность большую, чем министр, за ситуацию в том или ином регионе», — добавил Кулик.

Статс-секретарь — первый заместитель министра внутренних дел РФ Валерий Федоров привел свои доводы в пользу принятия законопроекта: практика показала, что данная норма приводит к конфликтным ситуациям и бюрократическим сложностям; ни одно силовое ведомство России не имеет такой нормы; решение Конституционного Суда РФ, гласящее, что регулирование порядка назначения руководителя органа внутренних дел субъекта РФ должно осуществляться с учетом организационно-функционального единства системы органов внутренних дел, поэтому «приоритетное значение имеет решение федерального органа исполнительной власти, в данном случае — Министерства внутренних дел РФ».

Заключительное выступление представителя президента РФ Алекандра Котенкова также было фактически в пользу законопроекта. Он напомнил, что Закон «О милиции» разграничивает полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации в части решения кадровых вопросов, являющихся предметом совместного ведения. «И как вы, законодатели, решите, какие полномочия дать субъектам Федерации, так оно и будет».

В результате поправка в Закон «О милиции» была принята в первом чтении минимально необходимым числом голосов — 226.

Во втором чтении проект рассматривался в июне 2000 года. За два месяца в профильный Комитет по безопасности поступила всего одна поправка, которая была отклонена как противоречащая концепции закона. Это поправка Геннадия Кулика, предусматривавшая пять позиций, на основании которых должно даваться согласие на увольнение. Поправку эту палата не поддержала. А законопроект «О внесении изменения в статью 7 Закона Российской Федерации «О милиции» приняли во втором и сразу третьем чтениях, причем конституционным большинством.

Как и следовало ожидать, Совет Федерации, позиционирующий себя как «палата регионов», закон отклонил, причем несмотря на то, что он не подлежал обязательному рассмотрению сенаторами. Тем не менее они сочли, учитывая важность закона, вынести его на пленарное заседание с рекомендацией профильного комитета — отклонить. Члены Совфеда вспомнили, что год назад уже рассматривали эту проблему и пришли к известному нам компромиссу. Принятая же поправка «наводит тень на плетень» и «ведет к тому, чтобы оставить нам только коммунальное хозяйство, бюджетников, транспорт и прочее».

В июле того же года Госдума 319 голосами преодолела вето Совета Федерации, а президент РФ его подписал.

А в феврале 2011 года закон «О милиции» утратил силу в связи со вступлением в силу закона «О полиции».

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Закон из одного слова. Исторические хроники РАПСИ

10:00 05/04/2018 Даже название этого закона длиннее, чем его содержание — «О внесении изменения в статью 7 Закона Российской Федерации «О милиции». Собственно, «законом из одного слова» сей документ фигурально назвал один из авторов, Геннадий Райков («Народный депутат»), представляя его в первом чтении. И слово это — «исключить».
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости