Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Перед рассветом ночь темней. Правовые расследования РАПСИ

10:00 07/11/2017

РАПСИ продолжает проект, посвященный исследованию истории прав человека в России. Темой первой серии материалов стал земельный вопрос и права крестьян. В девятой части главы кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко рассказывает о временах полного бесправия крестьян, предшествовавших отмене крепостного права. От Петра I, лишившего большую часть населения даже незначительных элементов свободы, до декабристов и их последователей, разрабатывавших первые полноценные проекты законов о введении в России всеобщих и равных прав человека.

В эпоху абсолютизма всё в стране было подчинено интересам государства. При Петре I даже права дворянства серьезно ограничивались, а о правах человека как такового вопрос вообще не стоял.

Крепостное крестьянство в период радикальных реформ Петра рассматривалось лишь как средство, как инструмент создания мощного государства с сильной армией и могучим флотом. Если уж с церковных колоколен православных храмов снимались медные колокола для переплавки их на пушки, то что говорить о крестьянах, из которых в период преобразований буквально выжимали всё, что можно.

В государственном аппарате были введены даже новые должности «прибыльщиков», в обязанность которых входило придумывание новых налогов и сборов. Так, Петр I ввел чрезвычайные налоги: деньги драгунские, рекрутские, корабельные, подать на покупку драгунских лошадей. Налогами облагались даже бороды, проруби на реках и дубовые колоды для гробов. Всего действовало около 30 видов податей. Но самым тяжелым для крестьянства было введение подушной подати.

Дело в том, что крестьяне, платившие ранее «подворную» подать, в целях сокращения налогового гнета старались не дробить большие семьи. Взрослые женатые сыновья не отделялись от отца, а ставили себе избы в пределах общего двора. Таким образом, несколько семей платили налоги только за один двор. Введение же Петром I подушной подати позволило государству обойти эту крестьянскую хитрость и резко увеличить с них сборы. Для этого в 1718 году была проведена перепись населения и число налогоплательщиков значительно выросло.

Этой реформой нарушались прежде всего права беднейших крестьян, так как размер подушной подати был для всех одинаков, независимо от доходов хозяйства и природно-климатических и почвенных зон. Крестьяне должны были платить за беглых, больных, детей, стариков и даже за умерших, так как «мертвые души» продолжали годами числиться в списках податного населения – до следующей переписи. Всего за период царствования Петра I государство увеличило общие сборы с податного населения в 3 раза.

Правовое положение крестьян при созданном царем-реформатором громадном бюрократическом и полицейском аппарате заметно ухудшилось. Они находились под жестким контролем не только своего помещика, но и государственных чиновников. Попытки бежать на свободу чаще всего заканчивались неудачами.

Невыносимые условия существования крестьян приводило к их высокой смертности и бунтам. Однако полицейское государство сравнительно легко справлялось со всеми вспышками протеста. Сила государства состояла не только в том, что в его распоряжении были регулярные вооруженные силы и мощный полицейский и бюрократический аппарат, но и в том, что эта держава, в отличие от европейских государств, было государство-собственник.

Кроме того, что абсолютистское государство Петра I оставалось фактическим собственником основного средства производства – земли, оно же и основало почти все новые промышленные предприятия: заводы и фабрики. К казенным заводам приписывали деревни для обеспечения производства крепостными рабочими руками. Располагая такими громадными ресурсами, государство могло себе позволить пренебрегать интересами и правами человека, подавляя всякое стремление к свободе и к защите своих естественных прав.

Даже выступления с сугубо экономическими требованиями крепостных работников на казенных заводах воспринимались как антигосударственные бунты с политической окраской и, соответственно, подавлялись жесточайшим образом. Повсеместное применение насилия со стороны государства привело к тому, что воля народа к гражданскому сопротивлению и борьбе за свои права ослабевала в отсутствие малейших успехов на этом пути и в виду полной бесперспективности и безнадежности.

После Петра I правовое положение крестьян не улучшилось. Напротив, эпоха дворцовых переворотов привела к тому, что монархи, часто всходившие на престол с помощью дворян-гвардейцев, рассчитывались с ними предоставлением им больших «милостей», выражавшихся в раздаче земель с людьми и в расширении их прав в отношении своих крестьян.

Помещики сами творили суд и расправу над своими крестьянами. Телесные наказания крепостных получили чрезвычайно широкое распространение. Нередко такие наказания заканчивались смертью жертв, но помещики почти никогда не несли никакой ответственности за убийства и увечья своих слуг.

Именно в период расцвета «вольностей» российского дворянства наибольшего масштаба достигла торговля людьми, т.е. крестьянами. Дворянские «свободы» и абсолютное бесправие и незащищенность крестьян вылились в появление в российских поместьях настоящих деспотов и даже садистов, которые творили ничем не ограниченный произвол, вмешиваясь в совершенно личные, интимные сферы жизни крестьян. «Право первой ночи», насилия, принудительное заключение брака по выбору барина, глумление и издевательства самодуров-помещиков были нередким явлением в жизни российской деревни.

Одной из самых суровых мер правительства по отношению к жестоким господам было взятие имения «под опеку». Это означало лишь, что усадьба переходила под непосредственное управление государственного чиновника, но помещик-садист сохранял право собственности и исправно получал доходы от имения. Причем по прошествии времени, как правило очень скоро, опека «высочайшим повелением» отменялась, и господин получал возможность вновь совершать насилия над своими «подданными».

Таким образом, если говорить об абсолютном большинстве населения России - крестьянах, ни о каких правах человека в таких политико-правовых условиях не могло быть и речи.

К началу XIX века крепостничество превращается в анахронизм и позор России. Всё более становится понятным, что дальнейшая безудержная эксплуатация крестьян, достигшая к тому времени возможного максимума, ведет экономику в тупик и препятствует развитию промышленности. С этими моментами было тесно связано и правовое положение крестьян.

Правительство начинает предпринимать отдельные шаги по смягчению положения крестьян и пытается защитить их от крайних форм произвола помещиков. В правящих кругах вызревает мысль о том, что государство напрасно отказалось от некоторых своих функций, отдав помещикам-дворянам на откуп судьбу большинства населения империи.

В 1797 году барщина была сокращена до трех дней в неделю, а в 1808 году помещикам запретили торговать людьми на ярмарках как скотом, с 1809 года помещики уже не могли своим решением отправлять крестьян на каторгу.

Самым заметным актом, предоставившим крестьянам возможность получить освобождение от феодального крепостничества, был Указ о вольных хлебопашцах 1803 года. Согласно этому указу крестьяне могли, по соглашению с помещиком, выкупать свою свободу и землю. Правда, этим указом сумели воспользоваться очень немногие.

Возникновение и развитие нового капиталистического уклада привело к появлению крестьян, занимающихся предпринимательством и торговлей. И то, что этот класс людей продолжал оставаться на положении крепостных крестьян, выглядело совершенно ненормальным.

В обществе и даже в правительственных кругах заговорили о назревшей необходимости отмены крепостного права. Указ 1842 году об обязанных крестьянах позволял помещику освобождать крестьян с землей на условиях выполнения ими определенных обязанностей перед помещиком. Этот Указ интересен тем, что в спорных случаях конфликт разрешало государство, т.е. крестьянин получал право обжаловать действия помещика. А Указ 1846 года прямо говорит о возможности для крестьян покупать свою свободу за деньги.

Эти указы можно считать даже неким прорывом: после эпохи полного бесправия крестьян, в них чуть ли не впервые говорится о их правах, и эти права берется защищать государство. Однако такие шаги государства не имели под собой какой-либо правовой концепции: они были ситуативными, т.е. вызванными насущными экономическими потребностями. О правах человека как о самостоятельной ценности, о правовом государстве никто в политической элите не задумывался.

Впервые в России этот вопрос теоретически и программно обсуждался в тайных обществах декабристов. Сравнивая ситуации с правами человека в Европе и России, прогрессивно настроенные дворяне ужаснулись той степени бесправия, в котором находилось население России и признали такое состояние «дикостью».

В программных документах декабристов предусматривалось полное равенство всех граждан России в правах. Однако выступление декабристов не имело успеха, оно не вызвало широкой народной поддержки не только из-за организационных ошибок руководителей. Несмотря на отдельные антикрепостнические выступления, российские крестьяне к этому времени были настолько забиты и придавлены своим бесправным положением, что у подавляющего большинства из них не возникало и мысли о возможности достижения свободы путем борьбы за нее.

Перефразируя слова В.Ленина о том, что декабристы были «страшно далеки от народа», можно также утверждать, что российское крестьянство было страшно далеко от идеалов свободы, от понимания тех целей и программ, которые выдвигали декабристы. Оно было крайне далеко от того, чтобы постичь весь смысл понятия «права человека»: за много поколений рабского состояния эти понятия были полностью вытравлены из сознания крестьян.

Даже зародыш таких идей не был никем вброшен в крестьянские массы, поэтому подавляющее большинство населения России в принципе не могло поддержать декабристов, абсолютно не понимая их устремлений и будучи совершенно не готовыми бороться за идеи, провозглашенные заговорщиками.

Так же далеко от народа действовали в 30-40 годы тайные кружки интеллигенции, где обсуждались проблемы прав человека – прежде всего, права на свободу. Такое положение сохранялось и в последующие ближайшие десятилетия, вплоть до отмены крепостного права.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 14 ноября.

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Перед рассветом ночь темней. Правовые расследования РАПСИ

10:00 07/11/2017 РАПСИ продолжает проект, посвященный исследованию истории прав человека в России. Темой первой серии материалов стал земельный вопрос и права крестьян. В девятой части главы кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко рассказывает о временах полного бесправия крестьян, предшествовавших отмене крепостного права. От Петра I, лишившего большую часть населения даже незначительных элементов свободы, до декабристов и их последователей, разрабатывавших первые полноценные проекты законов о введении в России всеобщих и равных прав человека.
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости