Рейтинг@Mail.ru
 

Публикации

Защитим страну от вредителей и сорняков! Исторические хроники РАПСИ

10:00 08/02/2018

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

«Защитим страну от вредителей и сорняков!»

Звучит как предвыборный лозунг, не правда ли? Между тем, представляя в первом чтении законопроект «О карантине растений», аграрий Александр Рыгалов обосновывал актуальность его принятия именно защитой национальной безопасности России, которая связана «с настоятельной необходимостью охраны растительных ресурсов страны от карантинных и особо опасных вредителей, сорняков и возбудителей болезней растений». В своем докладе он даже прямо обратился к председателю Комитета по безопасности Виктору Илюхину (КПРФ) с призывом обратить внимание на эту проблему как наиважнейшую именно с точки зрения нацбезопасности.

Шутки шутками, но весной 1999 года, когда рассматривался законопроект «О карантине растений», законодательное регулирование этой сферы отсутствовало. А проблемы — и для экономики, и для здоровья людей — были реальные. Так, по данным депутатов-авторов законопроекта, потери от карантинных вредных организмов достигали 40% и более от выращенного урожая. В некоторых случаях приходилось менять технологию возделывания культур, создавать устойчивые к ним сорта. Приведя ряд примеров с труднопроизносимыми названиями вредителей, в том числе из зарубежного опыта, Рыгалов завершил свой доклад патетически: «Уважаемые депутаты, для вас не секрет, что против России идет экономическая война. Одним из ее направлений является разрушение нашего сельского хозяйства, лишение России продовольственной независимости. Достигаются поставленные цели несколькими путями, в том числе распространением опасных вредителей и возбудителей болезней растений». На этом фоне несколько противоречиво прозвучала заключительная фраза о том, что «этот законопроект абсолютно неполитизированный».

От имени Комитета по аграрной политике содоклад сделал Валентин Агафонов (КПРФ). Заявив, что «в докладе депутата Рыгалова изложена концепция закона» (чего на самом деле не было) и сославшись на то, что «федеральными законами и международными договорами РФ карантин растений признан важнейшей мерой защиты», он предложил поддержать проект закона «О карантине растений» в первом чтении. Впрочем, была сделана оговорка, что есть заключения правительства и президента, в которых высказаны серьезные пожелания, предложения и замечания. Но с этим, как водится, решили поработать во втором чтении.

Вопросов по столь специальной теме у депутатов не возникло, желания ее обсуждать — тем более. И законопроект был принят в первом чтении.

Второе чтение, к которому, напомню, было обещано учесть замечания и предложения президента и правительства, состоялось осенью 1999 года.

Оставим в стороне почти все многочисленные нюансы по поправкам, представленные тем же Александром Рыгаловым, поскольку они носят по преимуществу очень специальный характер. Отметим только, что поправок было немало — 243. Из них 183 приняты, а 60 отклонены. В числе этих отклоненных оказались принципиальные замечания президента. И если таблица одобренных поправок была принята без проблем, то из таблицы отклоненных по настоянию представителя президента Александра Котенкова две поправки были вынесены на отдельное голосование.

Первая из них касалась статьи «Финансирование государственной службы карантина растений РФ», которая содержала ряд противоречий действующему законодательству. Предполагалось, что оно будет осуществляется за счет внебюджетных средств. Эта же статья предусматривала создание специального фонда. Все это противоречило закону о бюджете и Бюджетному кодексу. Предложение президента изъять положение о внебюджетных источниках финансирования государственной службы карантина растений депутаты не поддержали.

Вторая поправка касалась статьи, предусматривающей передачу муниципальной собственности в безвозмездное пользование органам Государственной службы по карантину растений. Данное положение противоречило Конституции РФ, в соответствии с которой органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью. Котенков сразу предупредил, что противоречие Конституции настолько грубое, что это явится основанием для ветирования закона. И предложил исключить из текста слова о муниципальной собственности. Однако и это предложение палата не подержала и приняла законопроект во втором чтении без этих президентских поправок.

Но, как говорится, «номер не прошел». Спустя месяц, в ноябре 1999 года, на пленарном заседании было принято решение вернуть законопроект во второе чтение. Александр Рыгалов уже не предлагал, вопреки Конституции, руководствоваться «логикой здравого смысла» и пониманием, что «мы защищаем интересы государства». Напротив, прозвучало предложение «прислушаться к рекомендациям представителя президента». В результате проект закона «О карантине растений» был повторно проголосован во втором чтении, но уже с президентскими поправками и на том же заседании принят в целом.

В декабре 1999 года Совет Федерации закон одобрил. 25 декабря он был направлен на подпись президенту РФ Борису Ельцину. И — вот чудеса политического российского процесса! — в январе 2000 года отклонен исполняющим обязанности президента РФ Владимиром Путиным.

Причины отклонения закона «О карантине растений» сформулированы достаточно жестко. Приведем только первый абзац: «Федеральный закон не имеет собственного предмета правового регулирования и представляет собой яркий пример вторжения в предмет конституционного регулирования или предмет регулирования иных федеральных законов либо вторжения в компетенцию Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. Ряд статей Федерального закона носит декларативный характер». Далее — подробный, на двух страницах, перечень нарушений Конституции РФ и действующего законодательства.

Переработка текста закона длилась полгода — уже в следующем, третьем созыве Госдумы РФ. В июле 2000-го он был вновь включен в повестку дня. Александр Котенков констатировал, что все замечания, представленные президентом РФ, учтены и к представленному тексту замечаний нет. 

А заместитель председателя комитета ГД по аграрным вопросам Алексей Пономарев (КПРФ) отметил что, «закон стал менее объемным, более логичным и содержательным». И поблагодарил представителя президента и сотрудников Главного государственно-правового управления президента, которые приняли активное участие в доработке данного закона.

Закон «О карантине растений» был принят на этот раз конституционным большинством в 355 голосов, вновь одобрен Советом Федерации и подписан президентом РФ. Он действовал 14 лет, до 2014 года, когда была принята его новая редакция. 

 

добавить в блогпереслать эту новостьприслать свою новостьдобавить в закладкиrss канал
Добавить в блог
Чтобы разместить ссылку на этот материал, скопируйте данный код в свой блог.
Код для публикации:
Как это будет выглядеть:

Защитим страну от вредителей и сорняков! Исторические хроники РАПСИ

10:00 08/02/2018 Представляя в первом чтении законопроект «О карантине растений», аграрий Александр Рыгалов обосновывал актуальность его принятия именно защитой национальной безопасности России, которая связана «с настоятельной необходимостью охраны растительных ресурсов страны от карантинных и особо опасных вредителей, сорняков и возбудителей болезней растений».
Переслать новость

Все поля обязательны для заполнения!

Прислать свою новость

Все поля обязательны для заполнения!

Главные новости